05 Dec 2016 Mon 15:29 - Москва Торонто - 05 Dec 2016 Mon 08:29   

во-первых, не было у товарища Сталина мысли о том, что страну следует от кого-то защищать, не готовился он к отражению агрессии, об этом и не помышлял;

во-вторых, Сталин сосредоточил главные силы Красной Армии южнее Полесья ради того, чтобы отрезать Германию от Румынии.

В чём же у нас с вами, гражданин начальник, расхождения?

Хотите ещё? «Невыгодное положение наших войск усугублялось тем, что войска приграничных военных округов имели задачи не на оборонительные операции, а лишь на прикрытие развёртывания войск».

Кто же такую пакость сочинил? Геббельс? Группы британских экспертов? Или изменник Родины, предатель, перебежчик и фальсификатор Резун на потребу клеветникам России?

Нет, граждане. Это – творчество заместителя начальника Генерального штаба ВС СССР генерала армии М. Гареева. Опубликовано всё в том же сборнике «Мужество» (1991. № 5. С. 256).

Допустим, я такое болтаю оттого, что продался всем империалистическим разведкам. А Гареева кто подстрекает?

Эти идеи я впервые опубликовал в 1985 году, а он повторил через 6 лет. Так почему же Государство Российское за такие откровения осыпает Гареева титулами, званиями, должностями, орденами и премиями? А где мои ордена и премии? И где мои лампасы на штанах?

И когда, наконец, серьёзные историки выпустят разоблачительный трактат «Неправда Махмута Гареева»? И почему бы не разоблачить его серией гневных статей под общим заголовком «Конец глобальной лжи»?

6

Сталин не зря запрещал любые публикации о начальном периоде войны. Разрешалось рассказывать только о том, как рядовой неизвестной дивизии Иванов в районе населённого пункта, название которого не указывалось, со связкой гранат бросился под германский танк неизвестного типа, как лётчик-истребитель лейтенант Петров таранил вражеский бомбардировщик, как лейтенант-пограничник Сидоров три дня отстреливался от наседавших врагов, а герои-комсомольцы подняли красный флаг над оккупированным врагами посёлком. Упор был сделан на отдельные героические свершения. Желательно было прославлять подвиги тех, кто погиб. Ибо рассказывали не сами участники боёв и сражений, но от имени павших – особо уполномоченные члены Союза писателей СССР. А павшие герои не могли уже ни подтвердить, ни возразить, ни уточнить, ни поправить.

Сталин понимал, что воспоминания живых солдат, офицеров, генералов и маршалов, подпольщиков и партизан, чекистов и конструкторов-оружейников – это проявитель. Не ведая, что творят, бойцы и командиры невольно, но неминуемо должны были рассказать такое, что выдало бы весь сталинский замысел и причины его провала.

Рассказы очевидцев и участников событий – это рассыпанная мозаика, которая, будучи собрана воедино, даст яркую ослепительную картину.

Потому по приказу Сталина было засекречено всё, что относилось к войне, особенно к начальному её периоду: от численности войск до организационной структуры частей и подразделений, от боевого состава военных округов до количества танков, от наличия стратегических запасов до потерь личного состава. И вспоминать подробности никому не рекомендовалось.

А после Сталина запреты на воспоминания и размышления о войне были постепенно ослаблены. С каждым годом наши полководцы чувствовали себя всё вольнее. Апофеозом стало признание заместителя начальника Генерального штаба ВС СССР генерала армии М. А. Гареева в Центральном органе Министерства обороны СССР за три недели до крушения Советского Союза: «Направление сосредоточения основных усилий советским командованием выбиралось не в интересах стратегической обороны (такая операция просто не предусматривалась и не планировалась…), а применительно совсем к другим способам действий… Главный удар на юго-западе пролегал на более выгодной местности, отрезал Германию от основных союзников, нефти, выводил наши войска во фланг и тыл главной группировки противника…» («Красная звезда», 27 июля 1991 г.).

Тут вскоре и «Ледокол» на русском языке подоспел. И граждане генералы, серьёзные историки и их кураторы спохватились. Вину за свою болтовню, неосторожную и неосмотрительную, стали все дружно на британскую разведку валить. Тут-то они и Геббельса вспомнили: это не мы сталинские планы выболтали. Это всё Геббельс придумал.

* * *

А мысль о том, что Гитлер своим ударом на самую малость упредил Сталина, в данном случае («Россия», 23 – 29 июня 1993 г.) высказал не я, повторяя Геббельса, а генерал-майор Ю. Солнышков, повторяя генерала армии С. П. Иванова.

Глава 26. ПРО ОТКРЫВАТЕЛЕЙ

то, идя по моим следам, возьмёт на себя труд прочесть поразительные истории нашего века, искажённые, изуродованные, загаженные платными обманщиками?

Теодор Агриппа д Обинъе (1552 – 1630)

1

Годы сливаются в десятилетия, а над страной и миром всё те же песни звенят.

С одной стороны заявляют: «Ледокол» – набор всем известных фактов, ничего нового нам Суворов не открыл, мы люди умные, грамотные, мы и без него всё это знаем. Ведь существуют элементарная логика и здравый смысл. Есть очевидные вещи безотносительно того, был когда-то какой-то Суворов или его вовсе никогда не было.

С другой стороны отвечают: нет никаких фактов и не было, нет очевидных вещей, всё содержимое «Ледокола» – выдумки Геббельса.

Уже много лет весёлые ребята с радиостанции «Эхо Москвы» привольно живут на идеях «Ледокола», объявляя громогласно, настойчиво и постоянно, что Сталин готовил нападение на Германию.

Дмитрий Захаров и Елена Съянова самостоятельно пришли такому заключению на основе тщательного анализа огромного количества исторических фактов, которые содержатся в мемуарах советских генералов, адмиралов и маршалов, в выступлениях советских вождей, в официальных многотомных описаниях войны, в предвоенных советских публикациях.

Выступает Д. Захаров (программа «Странная война СССР», 6 февраля 2006 г.): «Можно процитировать массу источников наших, и высказывания маршалов, и заявления в прессе советской того периода. Начать с элементарной вещи: если ты готовишься к обороне, ты разворачиваешь перед своими войсками минные поля. В Советском Союзе в Наркомате боеприпасов мин в это время практически не производилось, и на линии разграждения советских и немецких войск, уж коль скоро используется тезис относительно оборонительной доктрины Советского Союза, никаких советских минных полей не было, потому что минные поля ставятся для того, чтобы остановить наступающего противника. Если ты собираешься наступать сам, то никаких минных полей перед своими войсками, естественно, разворачивать не будешь. Ну, там есть масса факторов других. Относительно того, где были расположены склады горюче-смазочных материалов, боеприпасов, продовольствия для войск. Если войска собираются наступать, эти склады находятся в относительно небольшом удалении от группировки войск. Если ты собираешься обороняться, они, естественно, относятся, наиболее значительные склады, глубже в тыл своей территории. Склады находились непосредственно за боевыми порядками войск».

Съянова такие заявления гражданина Захарова приветствует одобрительными возгласами, щедро добавляя новые факты, которые неоспоримо свидетельствуют: Сталин нападение готовил!

Но каждый раз находится какой-нибудь подлый слушатель, который с некоторым недоумением вопрошает в эфир: а уж не у Суворова ли, граждане, вы всё это списали?

На это следуют твёрдые заверения: да не читали мы никакого Суворова! Есть всем известные факты!

В то же время те же открыватели прямо в тех же программах яростно заявляют: не готовил Сталин никакого нападения на Германию! Нет никаких фактов, нет никаких тому доказательств! Всё это выдумки Геббельса и Розенберга. Глупенький Резун повторяет вымыслы нацистской пропаганды.

Запевает Д. Захаров (программа «Весна 1941 года», 27 февраля 2006 г.): «Я тебе признаюсь в более ужасной вещи – я не дочитал Резуна. Я начал, я прочитал страниц пятьдесят, и душа моя исчерпала свои ресурсы…»

Е. Съянова: «А я вам так отвечу. Я вообще не читала г-на Суворова, хотите верьте, хотите нет. Вернее, так: я начала его читать, меня поразила степень бессовестности автора, который не потрудился хотя бы изменить стиль Розенберга и Геббельса. Особенно узнаётся стиль Геббельса.

Нет, там просто прямые формулировки, доказывающие, что Советский Союз готовит удар по Рейху. Всё-таки, мне кажется, надо было ему немножко потоньше выполнить заказ того времени. Мне кажется, что это чистая псевдоистория…»

2

До конца 1980-х годов книги мои о Второй мировой войне опубликовать было невозможно. Ни на каком языке. В одной только Великобритании получил отказ в 26 фирмах, от крошечных до самых больших. Было на Западе и множество русских издательств, которые публиковали книги, не оглядываясь на рекомендации Идеологического отдела ЦК КПСС. Но выпустить «Ледокол» на русском языке не решился никто. Кстати, за буграми России «Ледокол» отдельной книгой на русском языке так никогда и не вышел. Храбрых не нашлось.

Но я не сдавался. Раз нельзя опубликовать полный текст, буду печатать кусками. В мае 1985 года появились первые главы в парижской газете «Русская мысль». Уже тогда в тех главах содержалось всё то, о чём через два десятилетия поведали ошеломлённой публике великие исследователи с «Эха Москвы». Было там и про минные поля, которые почему-то отсутствовали перед скоплениями советских войск в приграничных районах, про штабеля боеприпасов на грунте, про колючую проволоку, которую сматывали удалые погранцы. Ссылался я не на Геббельса и Розенберга, а на Жукова и Конева, на Голикова, Рокоссовского и Мерецкова, Кулика, Куликова и Мехлиса, на Ворошилова и Василевского, на Батова и Горбатова, на Кольцова, Гольцова и Агальцова.

3

Мои добрые читатели, зрители и слушатели, благодарю всех вас за поддержку. Что ни программа против меня, то и вклинится в эфир какой-нибудь зануда с напоминанием разнообразным Сьяновым – Захаровым о том, из какого родничка они свою мудрость черпают.

Программа «Мюнхенский сговор», 28 ноября 2005 г.:

«Слушатель: Добрый вечер. Виталий из Москвы. Я хотел бы вам напомнить, что есть концепция Суворова о позиции Советского Союза, позиции Сталина в преддверии Второй мировой войны, что умышленно он хотел, чтобы Гитлер как бы захватил Европу, чтобы потом прийти освободителем.

Д. Захаров: Ну, эта концепция существует безотносительно Суворова, и неоднократно заявлялось о том, что было бы хорошо, если бы война направилась на запад».

Откровения Захарова прерываются заявлениями о том, что вся система аргументации Суворова достаточно слаба.

«Д. Захаров: Слаба, можно сказать, тенденциозна. То есть там очень лихо замешаны правда и вымысел».

Далее следуют рассуждения о том, что «есть такой тип историков, которые сами составляют схему, а потом начинают загонять туда факты. Факты, которые лезут, они принимают, а те, которые не лезут, они просто отвергают».

4

Все открытия нападающих с «Эха Москвы» каждый желающий может найти в «Ледоколе», «Дне-М», «Последней республике», в других моих книгах, опубликованных на множестве языков за 10, 15, а то и за 20 лет до того, как праведные труды Захаровых – Съяновых увенчались озарением. Рассказывая о подготовке Сталиным нападения на Гитлера, ни одного своего факта они не привели. Ни одного. Никогда.

Всех мастей Захаровы – Съяновы заявляют, что книги мои являются смесью правды и лжи, что моя аргументация слаба и тенденциозна, но никто никогда не удосужился обвинения свои подкрепить примером.

И тут товарищей-паразитов (не примите за оскорбление, это просто такой медицинский термин) я вынужден озадачить вопросом: а откуда вам известно, что мои книги – это смесь правды и вымысла, откуда вам знать, что моя аргументация слаба и тенденциозна? Кто вам рассказал, что я игнорирую факты, которые не стыкуются с моей версией истории? Вы же моих книг не читали. В своих передачах Д. Захаров не раз заявлял, что душа его трепетная не выносит чтения моих книг. Ему вторит Съянова.

А ведь радиостанция «Эхо Москвы» когда-то была вполне уважаемой и народом любимой. Вопрос: граждане, а вам не жалко было опускать такую радиостанцию (и самим опускаться вместе с нею) на уровень агитпропа? Ведь это стиль гэбучих агитаторов: книгу я не читал, но скажу…

Спесивые ниспровергатели с «Эха Москвы» моих книг не читали, о чём кичливо заявляют, и тут же выносят о них категорические суждения. Да прямо – в эфир. Похвально. Но возникает вопрос: а откуда берутся сии суждения?

Два варианта:

– из сплетен;

– кто-то вездесущий и компетентный подсказывает им, какие именно книги следует поливать дерьмом не читая.

Первый вариант не исключает второго, второй – первого.

5

Когда-то давно кто-то из моих обличителей, сообразив, что всё в моих книгах стыкуется, как черепки от разбитого кувшина, объявил: да, всё сходится, всё совпадает, но этот лукавый Суворов использует только те факты, которые вписываются в его теорию, а те, которые не вписываются, отбрасывает.

Это было повторено множеством критиков. Понятно, граждане с «Эха Москвы» мимо такого аргумента пройти не могли. И не прошли. Захаров и Съянова дружно его повторили.

А я заявляю: фактов, которые противоречат моей теории, нет!

Сталин готовил нападение на Германию. Найдите факт, который бы в это предположение не вписывался.

Примеров того, что страна к обороне не готовилась, я привёл во множестве. Примеров того, что так называемые контрудары и контрнаступления в первые дни войны были импровизацией, что заранее они не готовились и не планировались, я тоже привёл в достатке. Но где примеры того, что Сталин не готовил страну и армию к броску на Европу?

Я самый главный критик своих книг. Мой интерес в том, чтобы найти любые ошибки и неточности. Я их устраняю и исправляю. Я от них избавляюсь. Дошло до того, что целую книгу сочинил «Беру свои слова обратно», дабы очиститься от заблуждений молодости.

Найдите же факт, который противоречит главной идее «Ледокола», и я постараюсь или его объяснить, или от своих теорий откажусь.

Так где же нагромождение фактов, которые «Ледоколу» путь преграждают?

Ау, отзовись, московское эхо!

Но давайте представим, что факты, которые в мою теорию не укладываются, существуют. Допустим, я их игнорирую. В этом случае обличители с «Эха» попадают в пренеприятнейшую ситуацию.

Дело в том, что теория, которую самостоятельно, не читая моих книг, вопреки устоявшимся во всём мире взглядам героически выдвинули Захаров и Съянова, точно такая же, как и моя: Сталин готовил нападение на Германию. Но если существуют факты, которые противоречат моим выводам, то эти же факты должны противоречить и их выводам. Обличителям с «Эха Москвы» представляется, что они меня высекли. Нет, любезные, вы высекли сами себя. Если не сказать больше.

Моя аргументация слаба и тенденциозна. Но аргументация «Эха» гораздо слабее, вы привели только малую часть тех доказательств, которые я использовал за десяток, а то и за два десятка лет до вас.

У любого исследователя есть возможность углублять, уточнять и развивать теории, которые были выдвинуты кем-то раньше. В этом суть научного процесса. И часто идущий по следам поднимается на новые, недосягаемые для предшественников высоты знания. Примеров масса. Уже после выхода моих книг другими авторами раскопано множество новых, никому ранее не известных архивных сокровищ, высказана масса удивительных суждений. Границы нашего знания о войне раздвинуты далеко за те горизонты, за которые «Ледокол» никогда не заплывал и не пробивался.

А вот Съяновы – Захаровы не нашли и не выдумали ничего нового, не добавили ничего к тому, что ранее уже проникло в сознание широких народных масс.

В науке и искусстве подобные деяния именуются плагиатом. Термин латинский. В переводе – воровство. Но и воровство бывает разным. Украл, присвоил и помалкивай. А этим мало. Им бы украсть, присвоить, да ещё и обгадить обворованного.

Но давайте на несколько мгновений согласимся с историческим ворьём: я придумал схему, а потом подгоняю под неё только удобные мне факты, отбрасывая неудобные. Но разве открыватели с «Эха» действуют иначе? Разве лихие обличители используют в передачах как факты, которые в их теорию вписываются, так и те, которые в их революционную концепцию не укладываются?

Мои книги – винегрет, где лихо замешаны правда и ложь. Спорить не буду. Но разве, доказывая ту же теорию, Захаровы – Съяновы хоть раз отклонились от моих рецептов, готовя свои винегреты?

6

До тех пор пока Съянова и Захаров держатся за «Ледокол», как слепой за стенку, всё у них складно получается – собственными силами сочинили оригинальную теорию, которая опрокидывает устоявшиеся во всём мире представления о войне! Да я бы им за такие достижения Нобеля не пожалел!

Но стоит открывателям сделать шаг в сторону…

26 сентября 2005 года Дмитрий Захаров не в первый раз изрёк в эфир, что книги мои не стоят того, чтобы их читать. Заявление своё подтвердил убойным примером: «Когда я прочитал у господина Суворова, что самолёт У-2 – это самолёт-убийца, я несколько минут смеялся, а потом отложил книгу».

Засим последовал взрыв дружного заразительного хохота. Захаров подвёл итог цитатой, которую советская пропаганда приписывала Геббельсу: чем ложь чудовищней, тем она убедительней.

Всех трудов Геббельса я не читал, такой цитаты не встречал. Но не думаю, что Геббельс был настолько глуп, чтобы работу своего ведомства и свой личный вклад разоблачать подобными заявлениями.

А за свои книги отвечаю. Так вот, термин «самолёт-убийца» я не использовал никогда. Про самолёт У-2 у меня накоплен интересный материал. Возможно, когда-нибудь выкрою время написать о нём главу. Но пока во всех моих книгах У-2 упомянут один раз – в «Последней республике», в главе «Гвардейские чудеса». Там сказано: «Кроме того, были в Советском Союзе самолёты Р-5 и У-2». И это – всё. Никаких оценок. Никаких комментариев. Никаких описаний и эпитетов.

Где мои доблестные ниспровергатели прочитали про самолёт-убийцу? Почему этим именем нарекли У-2? Этого не знаю. Но догадываюсь.

В своих книгах я писал про Су-2. Ребята с «Эха» поленились дочитать «Последнюю республику» до глав «Про Иванова» и «Крылатый Чингисхан».

Согласен, индексы У-2 и Су-2 созвучны. Однако для любого, кто книгу потрудился прочитать самостоятельно, совершенно ясно, что у меня речь идёт о лёгком бомбардировщике выдающегося авиационного конструктора Павла Осиповича Сухого, а вовсе не о самолёте столь же выдающегося конструктора Николая Николаевича Поликарпова.

Путаница могла возникнуть только в том случае, если несведущие ниспровергатели «Ледокола» воспринимали информацию на слух со слов столь же невежественного куратора.

Я указал Захарову на очевидную глупость, но нашлись у него защитники. Оказывается, Захаров имел в виду Су-2, так и сказал в эфир. Но невнимательные девочки, которые после передачи печатают текст и выставляют на всеобщее обозрение, ошиблись и написали У-2.

Лучше бы защитники такого не говорили. Если всё так и было, тогда ситуация становится ещё более глупой. В главе про Су-2 нет ничего смешного. Выходит, гражданин Захаров несколько минут смеялся без причины. Это достаточно опасный симптом.

7

25 августа 2008 года. В эфире вновь великолепная команда нападающих… Вперёд вырывается Е. Съянова и рассказывает о недавнем происшествии: «Кто-то из слушателей спрашивает – а назовите-ка мне такой факт, который можно считать бесспорным, и другой слушатель ему отвечает – есть такой факт: Германия объявила войну СССР. Ну я понимаю, это ляп – по поводу объявления войны…»

Захаров не возразил.

Вот ситуация: слушатель привёл воистину бесспорный факт истории – Германия объявила войну Советскому Союзу. Уж это и впрямь известно у нас всем – от пионера до пенсионера.

На это радиостанция «Эхо Москвы» на весь мир голосом своего лучшего историка Третьего Рейха Елены Съяновой заявляет: слушатель ошибся, ляпнул не подумав, сморозил чепуху: ведь не объявляла Германия войну Советскому Союзу…

Не надо быть историками для того, чтобы знать всем известные факты.

22 июня 1941 года в 4 часа утра Имперский министр иностранных дел И. фон Риббентроп вызвал заместителя Народного комиссара иностранных дел СССР, посла СССР в Германии В. Г. Деканозова и вручил ему меморандум, в котором были изложены причины нападения Германии на СССР.

Помимо ноты министерства иностранных дел Германии советскому правительству были вручены три приложения к этой ноте:

«Доклад министра внутренних дел Германии, рейхсфюрера СС и шефа германской полиции Германскому правительству о диверсионной работе СССР, направленной против Германии и национал-социализма»;

«Доклад министерства иностранных дел Германии о пропаганде и политической агитации советского правительства»;

«Доклад Верховного командования германской армии Германскому правительству о сосредоточении советских войск против Германии».

Вручение этого комплекта документов явилось актом объявления войны.

В то же самое время в Москве посол Германии в СССР граф Ф. фон дер Шуленбург потребовал немедленной встречи с Народным комиссаром иностранных дел СССР В. М. Молотовым и вручил ему точно такой же меморандум и сопутствующие ему документы.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики