08 Dec 2016 Thu 21:07 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 14:07   

Такое положение на Дальнем Востоке сохранялось вплоть до августа 1945 года, когда Красная Армия перешла в наступление.

Генерал-лейтенант И. П. Потапов служил всю войну в звании политрука в тех краях. Его свидетельство: «Каждый крупный УР обязательно должен был подкрепляться одной манёвренной дивизией. Глубина обороны составляла 50 – 60 километров» («Красная звезда», 11 февраля 2006 г.).

Так обстояло дело и на западных границах. В Полоцком УР, например, помимо уровских подразделений и частей находился 4-й стрелковый корпус. УР был разделён на два участка: в северном – 50-я стрелковая дивизия, в южном – 5-я.

В Минском УР помимо уровских частей находился 16-й стрелковый корпус. В северном участке – 100-я сд, в южном – 13-я (Главный военный совет РККА. 13 марта 1938 г. – 20 июня 1941 г. Документы и материалы. М., 2004. С. 383).

Всё это было до 1939 года. До подписания пакта.

3

После установления братского союза с Гитлером и общей границы с Германией на старой государственной границе из укреплённых районов были выведены не только постоянные гарнизоны, но и полевые войска.

15 ноября 1939 года нарком обороны Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов представил в Политбюро ЦК ВКП(б) товарищу Сталину и в СНК товарищу Молотову доклад об основах развития Красной Армии.

Пункт 6 этого документа – о войсках укреплённых районов. Нарком предлагал: «Специальные управления укреплённых районов и войсковые части для 1940 года остаются только для Дальнего Востока, Карельского укреплённого района ЛВО и укреплённых районов на Днестре, а остальные сокращаются» (Там же. С. 446).

Это тот самый документ, на основе которого «Линия Сталина» прекратила своё существование навсегда. В соответствии с предложением наркома численность уровских гарнизонов мирного времени сокращалась с 74 тысяч бойцов до 48 тысяч. Сохранялось только 14 управлений УР: один в Карелии, 13 – на Дальнем Востоке.

На границе с Румынией по Днестру сохранялись укрепрайоны, но расформировывались их управления, из них частично выводились уровские части.

На территориях, которые могли стать ареной германского вторжения, укрепрайоны ликвидировались полностью.

Удивительно: Сталин, говорят, боялся войны, пытался её оттянуть и воспользоваться передышкой для того, чтобы укрепить оборону. Но вот вам иллюстрация к данному заявлению. На границе с Кореей и Маньчжурией укреплённые районы сохраняются и усиливаются. На границе с Финляндией – тоже. На границе с Румынией – сохраняются, хотя и в усечённом виде.

А области, граничащие с Германией, от укреплённых районов очищают!

Осенью 1939 года у наркома обороны даже и предложений никаких не было об инженерном оборудовании грядущих оборонительных рубежей на западной границе. Всё, что есть, бросить. И точка.

Товарищ Сталин, товарищ Молотов и другие товарищи не возражали. Но если они Гитлера боялись, то за такие вредительские предложения должны были бы Ворошилова тут же верёвками повязать и отправить в сумасшедший дом или в пыточную камеру.

Но не отправили. А благосклонно выслушали и план утвердили.

С Ворошилова даже и титул не сняли. Хотя было ясно, что обозначилось явное несоответствие: что это за нарком обороны, который об обороне не заботится, оборону не возводит, а ту оборону, которая была уже возведена, уничтожает?

4

Один из участников строительства «Линии Сталина», полковник Р. Г. Уманский: «Мне кажется это какой-то бессмыслицей. Сколько сил и энергии вложено, чтобы возвести железобетонные ДОТы, вооружить и оснастить их оборудованием. А прекрасные километровые подземные инженерные сооружения «Серебрия», «Гульские мины» – неужели и их забросить, засыпав землёй?» (На боевых рубежах. М., 1960. С. 35).

В мемуарах полковника поставлен вопрос. Но где ответ: засыпали ДОТы землёй или нет? Ответ на странице 51. Тут рассказ о восстановлении Киевского УР в июле 1941 года: «Бригады слесарей монтируют в расчищенных от земли ДОТах пулемёты и тут же передают их прибывающим уровским подразделениям».

Независимых подтверждений того, что ДОТы взрывали или засыпали землёй, достаточно. Самые авторитетные свидетельства на этот счёт – Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского. Я их уже приводил. Есть свидетельства и солдат, и генералов. Вот рассказ генерал-лейтенанта А. В. Владимирского: «С первых дней войны принимались меры по приведению Новоград-Волынского УРа в боевую готовность: откапывались засыпанные землёй ДОТы. <…> Передовой узел обороны из-за нехватки табельного вооружения и штатных подразделений УРа был занят стрелковыми батальонами 206-й стрелковой дивизии… Этот узел, занятый с утра 5 июля отходившими частями 19-го мехкорпуса и стрелковыми батальонами 206-й стрелковой дивизии, был в тот же день прорван частями 14-й танковой дивизии противника» (На киевском направлении. С. 140).

Ломать – не строить. Осенью 1939 года «Линия Сталина» была ликвидирована. А в самом начале июня 1940 года прибывший из Монголии генерал армии Г. К. Жуков был назначен командующим войсками Киевского особого военного округа. Он прибыл в Киев и застал такую картину.

На новой советской-германской границе никаких укреплений нет.

Однако в 170 – 300 километрах от границы практически поперёк всей территории Киевского особого военного округа пролегает цепь из четырёх УР: Шепетовский, Староконстантиновский, Изяславский и Каменец-Подольский.

В 20 – 80 километрах позади этой линии пролегает вторая, более мощная линия укрепрайонов: Коростеньский, Новоград-Волынский, Остропольский, Летичевский и Могилёв-Подольский.

Вторая линия УР лежит от болот Полесья до предгорий Карпат, от границ Белоруссии до границ Молдавии, т.е. весь Киевский особый военный округ перегорожен двумя неприступными полосами обороны.

А позади, в 500 километрах от границы, – самый мощный УР Советского Союза. УР № 1 (он же КиУР) гигантской подковой охватывал Киев, обоими флангами упираясь в Днепр. Обойти его невозможно. С тыла город и УР прикрыты Днепром. На Днепре – самая мощная речная флотилия мира.

Передний край Каменец-Подольского и Могилёв-Подольского УР прикрыт водной преградой – Днестром. Передний край Новоград-Волынского и Остропольского УР пролегает по реке Случь. Перед большей частью узлов обороны Киевского УР – река Ирпень.

Из 21 УР на западных рубежах страны 10, включая самые мощные, в Киевском округе. Только тут, но нигде больше они возведены в две линии, а позади двух линий – ещё один УР. Только тут, но нигде больше позади всех этих укреплений – могучая водная преграда Днепр.

Все условия для обороны. Командующему округом – жить и радоваться.

Однако…

Однако все 10 УР КОВО брошены, разорены, огневые точки забиты землёй и засыпаны. Ни гарнизонов, ни полевых войск в них нет. Днепровская флотилия расформирована.

За ненадобностью.

5

Позвольте ещё раз процитировать рассказ Жукова о том, как он уезжал из Москвы в Киев принимать округ. Этот рассказ я приводил в другой книге, но для пользы дела его повторяю:

«Меня назначили на ответственный пост – командовать одним из важнейших приграничных округов. В беседах со Сталиным, Калининым и другими членами Политбюро я окончательно укрепился в мысли, что война близка, она неотвратима… Но какая она будет, эта война? Готовы ли мы к ней? Успеем ли мы всё сделать? И вот с ощущением надвигающейся трагедии я смотрел на беззаботно провожающих меня родных и товарищей, на Москву, на радостные лица москвичей и думал: что же будет с нами? Многие это не понимали. Мне как-то стало не по себе, и я не мог сдержаться. Я полагал, что для меня война уже началась. Но, зайдя в вагон, тут же отбросил сентиментальные чувства. С той поры моя личная жизнь была подчинена предстоящей войне, хотя на земле нашей ещё был мир…»

И вот Жуков с ощущением надвигающейся трагедии прибывает в Киев и застаёт полный и преднамеренный (!) разгром и развал обороны. В Киевском особом военном округе сосредоточена самая мощная группировка войск Красной Армии. Это одновременно и самая мощная группировка войск во всём мире. Зачем их тут столько? Жуков объяснил: и он сам, и Сталин именно тут ожидали главный удар противника.

Сопоставим рассказы Великого Сочинителя с тем, что нам известно.

По словам Жукова:

а) Сталин ужасно боялся войны;

б) всеми силами и средствами Сталин пытался оттянуть войну, чтобы выиграть время и подготовиться к отражению вторжения;

в) главный удар германских войск Сталин ожидал через территорию Украины, т.е. через территорию КОВО;

г) сам Жуков твёрдо знал, что война близка и неизбежна, что надвигается трагедия, что сил Красной Армии нет даже и для прикрытия границы.

И вот товарищ Сталин посылает Жукова командовать этим самым Киевским особым военным округом.

И Жуков не делает ничего!

Полковник Р. Г. Уманский перед войной был капитаном. В 30-х годах участвовал в сооружении четырёх разных укрепрайонов в КОВО. Ранней весной 1941 года, после того как Жуков убыл к новому месту службы в Москву, Уманский проверяет состояние Киевского УР. «Радости мало. Дворики залиты водой, она проникла и в сооружения. Маскировочные каркасы совсем провалились и требуют срочной замены, пулемётные столики заржавели, насосы «Красный факел» не работают, как и вентиляторы. За весь день нигде не встретили сторожевых дозоров. Да и где их встретить, если их всего 20 человек на весь УР, и те в большинстве старики, инвалиды» (На боевых рубежах. М., 1960. С. 36).

7 месяцев и 7 дней Киевским особым военным округом командовал некий зело Великий Начальник, личная жизнь которого была подчинена предстоящей войне. Первоклассный укрепрайон с двумя десятками инвалидов и стариков – это то, что он после себя оставил. Чем же Полководец все эти дни и месяцы занимался?

Он терзался сомнениями: какая она будет, эта война? Готовы ли мы к ней? Успеем ли мы всё сделать? Что же будет с нами?

6

В последние дни декабря 1940 года в Москве состоялось совещание высшего руководящего состава Красной Армии. Выступает командующий 1-й Краснознамённой армией Дальневосточного фронта генерал-лейтенант (и будущий генерал армии) Маркиан Михайлович Попов: «За это лето части 1 –й Краснознамённой армии почти на 100 процентов выполнили план оборонных работ, буквально преобразили старые укреплённые районы и там, где можно было, сделали солидные предполья, создали несколько новых укрепрайонов и значительно преобразили приморскую границу вообще. Я, несколько забегая вперёд, хочу просить о том, чтобы нам разрешили для Приморского театра в будущем, в частности на 1941 год, работать по усовершенствованию своего театра, усовершенствованию укрепления границ, дорог. Эта работа может быть освоена армией без ущерба для её боевой подготовки» (Накануне войны. Материалы совеща ния высшего руководящего состава РККА 23 – 31 декабря 1940. С. 87).

Генерал совершенно прав. Подготовка обороны ущерба боевой подготовке не наносит. Наоборот, помогает. Поясняю. Представьте себе огромный полигон дивизии. Один взводный командир вывел свой взводик и учит наступать. Тут никаких проблем не возникает. Затем он учит тому, как надо готовить оборону. 30 солдатиков упорно роют землю семь дней по 10 – 12 часов в сутки. Прикиньте, сколько окопов, траншей и ходов сообщения они нароют.

Рядом другой взводик занимается тем же. И третий. А их в дивизии много-много. И так годами.

Результат. Показать солдатам нечего. Всё поле до горизонта кучами земли завалено. Перекопано всё, как при закладке фундаментов нового города Комсомольска. А вокруг полигона – необозримые поля колхозные. Но туда нашему брату хода нет. Приходится вновь и вновь зарывать окопы и траншеи на своём полигоне и тут же их отрывать. Где чьи норы, кто и зачем их тут копал, не понять.

Если же предвидится война, то поля нам не помеха. Мы возводим оборонительные рубежи! Командующий округом с начальником штаба должны прикинуть, где следует встречать противника, согласовать свои планы с Москвой, нарезать полосы командующим армиями, те пусть разверстают участки корпусам и дивизиям. Цели ясны, задачи определены – за работу, товарищи!

Там, где пролегает полоса укрепрайонов, уже всё заранее решено и согласовано. Надо выводить подразделения и части и ставить задачу: вот тут нам, ребятушки, супостата встречать, опорный пункт взвода надо строить так… С одной стороны, настоящая боевая подготовка. С другой – инженерное оборудование местности в районах предстоящих сражений. Отрыли окопы и траншеи. Хорошо. Следующая тема: крепить и перекрывать траншеи надо так… Вот так их маскировать. А противотанковый ров должен иметь изломы, чтобы подходы к нему было удобно простреливать фланговым огнём…

Именно так делалось в 1-й Краснознамённой армии Дальневосточного фронта. И не только в ней, но и в остальных армиях этого фронта.

А у Жукова в Киевском особом военном округе, где, как он рассказывает, ожидался главный удар германских войск, в те же самые дни, недели и месяцы для обороны не делалось ничего.

7

На следующий день после выступления генерал-лейтенанта Попова на совещании высшего командного состава Красной Армии с главным докладом выступил командующий КОВО генерал армии Г. К. Жуков.

И о том, как он готовит оборону Украины, – ни слова.

После войны Жуков рассказывал военным историкам, что возражать Сталину не смел, боялся, как бы Сталин не мигнул Берии, а тот бы не забрал Стратега к себе в подвал.

Поверим. Но вот в декабре 1940 года Жукову возможность представилась. Надо было сразу после Попова робко попросить: а нельзя ли и мне в КОВО совместить боевую подготовку войск с процессом инженерного оборудования театра возможных боевых действий? Раз Попову на Дальнем Востоке можно, почему мне нельзя на Украине?

Жукову надо было сориентироваться: разве утащил Берия к себе в подвал командующего 1-й Краснознамённой армией после его выступления? Разве Сталин разжаловал Попова в полковники, в капитаны или рядовые? Да ни в коем случае. Сразу после совещания командующий 1-й Краснознамённой армией генерал-лейтенант Попов был назначен командующим Ленинградским военным округом. Это весьма крутой служебный взлёт – с армии, минуя должность заместителя командующего округом, прямо на округ. Да не простой, а очень важный. Это вам не Уральский округ, не Сибирский и не Северо-Кавказский.

Вот бы и сообразить Жукову, что за подготовку войск к ведению упорной обороны Сталин командиров не бьёт и Берия их в подвал не тащит. Вот бы и поинтересоваться: а что же происходит? Нового нападения Финляндии мы вроде бы не ждём, но на её границе держим УР с управлением и уровскими частями. Румынии нам не следует сильно бояться. Но и на румынской границе укрепрайоны сохраняются. На Дальнем Востоке тоже нападения не ждём. Войска с Дальнего Востока перебрасываем в КОВО. Но там ведётся усиленное оборонительное строительство.

Главного удара мы ждём против войск КОВО. Так почему же именно тут разрушаем всё, что раньше было возведено? Почему не бережём и не совершенствуем то, что уже готово?

Мне напомнят, что в 1940 году началось строительство новых укрепрайонов вдоль новой границы с Германией. Не надо напоминать. Об этом я помню. О новых укрепрайонах речь впереди. Сейчас только скажу, что строились они слишком близко к границе. Расположение их было крайне неудачным.

Кусок «Линии Сталина» в полосе КОВО – 500 км с севера на юг. Этот участок «Линии Сталина» полностью перекрывал все пути противника на восток.

А новая граница раздулась пузырём, как парус-спинакер над яхтой при полном курсе. Протяжённость новой границы в полосе КОВО теперь составляла 860 км. Если сил нет, если враг сильнее, то лучше отойти немного назад и держать укреплённый фронт в 500 км, чем выдвинуть главные силы к пограничным столбам и держать неукреплённый фронт в 860 км, где пока никаких укреплений нет. Да и новых укреплений в Киевском округе возводили немного. На новой границе укрепления возводились не на всех 860 км границы, а только на 170. А 690 км границы – простор для наступающего.

* * *

Июнь 1940 года – момент разгрома Франции Германией.

15 июня 1940 года, ещё до завершения боевых действий во Франции, Гитлер отдал приказ сократить число германских дивизий со 156 до 120. Никаких планов нападения на Советский Союз в тот момент у него не было. Это в настоящее время документально установлено. Никто с этим не спорит.

Неделей раньше, 8 июня 1940 года, Жуков уезжал из Москвы в Киев. Откуда же Великий Полководец мог знать, что «война близка, она неотвратима», если Гитлер в тот момент решил войну сворачивать, а свою армию сокращать? Почему вдруг Жуков подчинил свою личную жизнь предстоящей войне, если у Гитлера в то время ещё не было ни планов, ни замыслов нападать на Советский Союз? Как мог Жуков чувствовать неотвратимое приближение войны, если все германские войска в то время воевали во Франции? Если на советской границе находилось всего 10 (ДЕСЯТЬ) германских дивизий без тяжёлой артиллерии и без единого танка?

Вернёмся к рассказу Жукова, который мы только что прочитали. О том, что война близка и неотвратима, он, Великий Стратег, как следует из его воспоминаний, сообразил сам. А беседуя в Кремле с товарищем Сталиным и другими товарищами, окончательно в этой мысли укрепился…

Глава 20. СЛИШКОМ БЛИЗКО К ГРАНИЦЕ…

Не секрет, что первый стратегический эшелон состоял главным образом из наступательных группировок, которым сразу же пришлось обороняться. Фактически лишь 27 – 30 июня фронтам была поставлена задача перейти к стратегической обороне.

Генерал-полковник Д. Волкогонов.

Триумф и трагедия, М. 1989. Кн. 2, ч. 1. С. 180

1

В январе 1941 года в ходе разбора стратегической игры на картах командующий войсками Киевского особого военного округа генерал армии Жуков в присутствии Сталина и всего высшего командного состава Красной Армии заявил, что в Белоруссии укреплённые районы строятся слишком близко к границе и имеют крайне невыгодную оперативную конфигурацию. Жуков отчётливо понял, что противник может ударить из районов Сувалки и Бреста в тыл войскам Западного фронта и окружить сразу три армии. За полгода до нападения Жуков насквозь разглядел весь замысел германского блицкрига. Он чётко изложил этот замысел Сталину и всему высшему военному руководству страны.

Командующий войсками Западного особого военного округа генерал-полковник танковых войск Павлов, видимо, обидевшись на то, что Жуков критикует ситуацию в его округе, возразил: а у тебя в Киевском округе они строятся далеко от границы?

На это Жуков с достоинством ответил, что и в Киевском особом военном округе они тоже строятся близко к границе, это неправильно, но он места строительства не выбирал.

Прочитав этот отрывок в мемуарах Великого Полководца, мы сразу и глубоко вникаем в причину разгрома Красной Армии летом 1941 года. Начальник отдела по борьбе с бандитизмом Одесского УГРО подполковник милиции Гоцман Давид Mapкович в таком случае изрекал: картина маслом. Проще говоря, всё тут ясно.

Из данного отрывка совершенно определённо следует, что Жуков в разгроме 1941 года не виноват. Укреплённые районы были построены не там, где надо, но Жуков к этому идиотизму отношения не имел. Решение о строительстве укреплённых районов вдоль новой государственной границы было принято до того, как он был назначен на должность командующего КОВО.

2

Кусочек текста – на полстранички. Но какой глубокий смысл, какой сгусток содержания!

И как правильно подана эта небольшая сцена: Жуков выразил правильную мысль, глупый Павлов возразил, тут-то Жуков ему и врезал: не моё решение, я мест не выбирал!

У Павлова в ЗапОВО новые укрепрайоны возводили слишком близко к границе.

Но и у Жукова в КОВО – тоже слишком близко к границе.

Да только вины Жукова в этом нет. Это он Павлову прямо в лицо и бросил. Что Павлову возразить? Возразить нечего.

Один – ноль: Жуков умный, Павлов – дурак.

И нам всё ясно: разгром случился из-за глупости. И ясно, чьей именно. При молчании и попустительстве Сталина.

Всё тут красиво и правильно, да только зачем авторы мемуаров Жукова тревожили тень Дмитрия Григорьевича Павлова, принявшего мученическую смерть в пыточных застенках Сухановского следственного изолятора и вины своей не признавшего?

А поведение Жукова в данной ситуации, если присмотреться, вовсе не решительный отпор недоумку, а мерзкий изворот труса и прихлебателя.

Давайте же вникнем. В Советском Союзе возникла проблема величайшей важности. С середины 1940 года сотни тысяч людей возводили оборонительную линию вдоль новых границ. На гигантскую стройку от Балтики до устья Дуная были брошены огромные массы народа, включая инженеров и рабочих высшей квалификации, заключённых лагерей, военнопленных, местных жителей. Кроме того, 58 строительных батальонов. Этого было мало. И тогда из состава стрелковых дивизий и стрелковых корпусов, как приграничных военных округов, так и тех, которые находились во внутренних районах страны до Урала и Сибири включительно, забрали 167 сапёрных батальонов. На это строительство перебрасывали сапёрные батальоны даже и с Дальнего Востока.

Стрелковые дивизии и корпуса остались не только без танков, которые Жуков у них отобрал ради формирования своих мехкорпусов, не только без артиллерии, которая не без ведома Жукова находилась на полигонах вдали от своих соединений, не только без зенитной артиллерии, которая тоже почему-то была выведена на полигоны, но и без сапёров, без которых части и соединения становятся безрукими в самом прямом смысле.

На возведение укреплений тратили сотни тысяч и миллионы тонн самых дорогих и дефицитных материалов, включая арматурную и броневую сталь, гранит, самый прочный фортификационный бетон. На строительство было привлечено громадное количество техники.

Но всё без толку! Мартышкин труд. Укрепрайоны возводили не там, где надо! Никакого прока от них всё равно быть не могло. Накануне войны, когда дорог и каждый человек с лопатой, каждый кубометр бетона и каждая тонна стали, сотни тысяч людей были брошены на выполнение бестолковых работ, которые всё равно никому не нужны.

И никто этого не понимал!

Один Жуков понимал!


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики