04 Dec 2016 Sun 15:11 - Москва Торонто - 04 Dec 2016 Sun 08:11   

5

Подлость жуковских мемуаров с годами матереет.

Простите, но я вынужден ещё раз повторить то, что было в их первом издании:

«При переработке оперативных планов весной 1941 года не были практически полностью учтены новые способы ведения войны в начальном периоде. Наркомат обороны и Генштаб считали, что война между такими крупными государствами, как Германия и Советский Союз, может начаться по ранее существовавшей схеме: главные силы вступают в сражение через несколько дней после приграничных сражений» (Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления. М., 1969. С. 224).

А вот что стало во втором и последующих. Читайте внимательно:

«При переработке оперативных планов весной 1941 года не были практически полностью учтены новые способы ведения войны в начальном периоде. Нарком обороны и Генштаб считали, что война между такими крупными государствами, как Германия и Советский Союз, может начаться по ранее существовавшей схеме: главные силы вступают в сражение через несколько дней после приграничных сражений» (Г. К. Жуков. Воспоминания и размышления. М., 1975. Т. 1. С. 319).

Сравните! Вы почувствовали разницу?! Вы её оценили?!

Дьявол в мелочах! Обращайте внимание на мелочи! Следите за руками! Не упустите дьявола! Текст второго куска кардинально переработан! Из него вырвали две буквы!

Было: Наркомат обороны, т.е. многотысячная структура.

Стало: нарком обороны, т.е. один человек.

Если бы у Жукова было хотя бы отдалённое понятие о чести, то написал бы: признаюсь, я ничего в стратегии не понимал, потому при переработке планов весной 1941 года наколбасил.

Но честность в реестре жуковских добродетелей не значилась, потому в первом издании вина за полное отсутствие планов была по-братски разделена между двумя структурами. В число виновников попали два огромных коллектива – Наркомат обороны и Генеральный штаб. Без указаний на личности. Без персональной раздачи слонов.

Но уже во втором издании виноватыми оказались:

– во всём Наркомате обороны виноват только один конкретный человек – нарком обороны, т.е. Маршал Советского Союза С. К. Тимошенко;

– а в Генеральном штабе конкретных виновников не нашлось, виноваты все.

В Наркомате обороны у маршала Тимошенко ответственность персональная и личная, а в Генеральном штабе у генерала армии Жукова – коллективная и безличная.

В этом раскладе места для себя Гениальный Стратег не оставил.

6

Отсутствие планов обороны государства – не упущение и не просчёт. Это особо тяжкое государственное преступление. Это измена своей армии, своему народу, Родине, воинскому долгу и присяге. Это предательство.

И вот Великий Стратег тычет в своего командира, в своего боевого товарища: это нарком обороны лично во всём виноват! С него персональный спрос! А у меня в Генеральном штабе ответственность несут все, включая чертёжников, шифровальщиков, машинисток, охранников, кочегаров и уборщиц.

Подлость в том, что у наркома обороны колоссальный круг ответственности: от портянок в дивизиях на Дальнем Востоке до разработки и принятия на вооружение новейших образцов вооружения, от дисциплины офицерского состава в сибирских гарнизонах до заказа промышленности нового ассортимента боеприпасов, от политического воспитания высшего командного состава до разработки нового строевого устава, от состояния конского состава горнокавалерийских дивизий до обеспечения квартирами военных пенсионеров, от финансового отчёта за прошлый квартал до перспективных планов развития вооружённых сил.

За планы войны он тоже отвечает. Но это одна его обязанность из множества.

А начальник Генерального штаба в первую очередь отвечает именно за них, за планы. Он их готовит для наркома обороны. И если нарком обороны виноват, то пусть о себе пишет сам. А начальник Генерального штаба пусть отвечает за себя.

* * *

Если бы Жуков был честным человеком, то он как начальник Генерального штаба должен принять на себя лично вину за отсутствие планов обороны страны, следовательно, и вину за разгром Красной Армии летом 1941 года и поражение Советского Союза во Второй мировой войне.

Если бы Жуков был мелким подлецом третьей степени, то он бы разделил ответственность: виноваты я и нарком обороны…

Если бы Жуков был подлецом второй степени, то наркома обороны он бы двинул впереди себя: не я и он виноваты, а он и в какой-то степени я.

Если бы Жуков был подлецом первой степени, то (как в первом издании своих мемуаров) увернулся бы от персональной ответственности и спрятался за огромные коллективы Наркомата обороны и Генерального штаба: они, глупенькие, ничего не понимали…

Но начиная со второго издания сквозь страницы сочатся запредельная наглость и подлость Жукова. В Наркомате обороны он не признаёт никакой коллективной ответственности. Виноват один конкретный человек – маршал Тимошенко. А в Генеральном штабе виноват кто-то расплывчатый, у которого нет ни имени, ни звания и ничего общего с Величайшим Полководцем всех времён и народов.

За отсутствие планов войны виноваты все.

Кроме главного планировщика.

Глава 6. СОЦИАЛИЗМ В ОДНОЙ СТРАНЕ?

СССР живёт в капиталистическом окружении. Столкновение между миром социализма и капитализма неизбежно… Ленинизм учит, что страна социализма, используя благоприятно сложившуюся международную обстановку, должна и обязана будет взять на себя инициативу наступательных военных действий против капиталистического окружения с целью расширения фронта социализма…

В этих условиях ленинский лозунг «на чужой земле защищать свою землю» может в любой момент обратиться в практические действия.

Директива Главного управления политической пропаганды Красной Армии 15 мая 1941 г.

(РЦХИДНИ. Фонд 88. Опись 1. Дело 898. Лист 21)

Мир социализма разбросал свои метастазы по всему свету, одарив СССР десятилетиями выматывающего «донорства». Последние тридцать лет советской власти – это, в сущности, классическое воплощение политики «мороженого дерьма» – поддержки и консервации нежизнеспособной системы за счёт чудовищного разбазаривания национального достояния России.

«Литературная газета», 20 ноября 1996 г.

1

При капитализме человек эксплуатирует человека.

А при социализме – наоборот.

Тысячи лет люди мечтали о равенстве, братстве и счастье. Но попытки осуществить эти мечты почему-то всегда завершались разорением, всеобщим помешательством и одичанием, разгулом толпы, большой кровью, торжеством негодяев.

В 1917 году на поиск путей ко всеобщему счастью вступила Россия.

Проблема состоит в том, что на этом пути, как на ледяной горке, невозможно остановиться. Несёт до конца. До всеобщего счастья.

Вожди социалистического переворота Ленин и Троцкий совершенно чётко понимали, вполне определённо и категорически заявляли, что построить счастливую жизнь в одном отдельно взятом государстве нельзя. Построение всеобщего счастья возможно только в мировом масштабе. Социалистическое государство должно либо погибнуть, либо повернуть весь мир на социалистический путь.

Логика несгибаемая: если рабочие и крестьяне захватили власть в одной стране, если установили у себя счастливую жизнь, то это становится примером для рабочих и крестьян всего мира. Они тоже попытаются свергнуть власть капитала в своих странах. Но буржуины ни за что не захотят расставаться со своей властью, отдавать свои дворцы и награбленные сокровища.

Ради того, чтобы предотвратить революции в собственных странах, буржуины будут вынуждены уничтожить Советскую республику – первый островок рабочего счастья в мировом океане горя и слёз.

«Существование Советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов, либо одно, либо другое победит» (В. Ленин. Восьмой съезд РКП(б). Протоколы. М., 1959. С. 17).

И Ленин, и Троцкий видели путь спасения Советской России только в Мировой революции: если распространить социализм по всему миру, тогда у рабочих и крестьян во всём мире не будет больше врагов, никто тогда не будет покушаться на их волю, на их лучшую долю.

Вот почему и Ленин, и Троцкий предпринимали неоднократные попытки развязать революционные войны как в Европе, так и в Азии. Они создали Коминтерн – штаб Мировой революции. Они считали войну между Советской Россией и остальным миром совершенно неизбежной, они готовились к этой войне, они её разжигали и раздували.

Некоторые вожди революции так никогда и не излечились от революционной романтики. В головах других вождей эта романтика выветрилась весьма быстро. А третьи этим недугом никогда и не страдали. Только прикидывались.

Но и перед первыми, перед вторыми и перед третьими стояла всё та же проблема: социализм в одной стране долго существовать не может. И в группе стран – тоже. Его следовало каким-то образом распространить на весь мир.

Причин для этого много.

Одна из них: в нормальной стране экономикой правит жесточайшая конкуренция. Выживает только тот, кто способен производить самые лучшие товары в любых требуемых количествах по самым низким ценам. Потому любой владелец завода вынужден сворачивать только что налаженное производство очень хороших утюгов и кастрюль, штанов и подтяжек, автомобилей и тракторов, а вместо них налаживать производство товаров ещё более высокого качества. Кто опоздал на день, тот вылетает в трубу. При этом любому владельцу завода и фабрики приходится бороться не только против конкурента в соседнем городе, но и против того, который что-то там внедряет на острове Хоккайдо, и против того, который что-то затевает на новом заводе в пригороде Милана.

А в социалистическом государстве вся экономика – под контролем государства, т.е. под контролем правительства, т.е. правительственных чиновников, т.е. под контролем бюрократии. Конкуренции при таком раскладе не может быть в принципе. Да она никому тут и не нужна.

Если внутри государства нет жесточайшей борьбы за постоянное обновление, за качество производимой продукции, за снижение затрат, то тогда и на международном рынке товары «Made in DDR» или «Made in USSR» восторга не вызывают. Тогда социалистическому государству приходится или торговать ресурсами, или продавать свою дрянную и устаревшую продукцию в ущерб себе.

И ещё: владелец завода рискует своими деньгами, своим заводом. Одна ошибка или просто невезение (кризис мировой или бедствие стихийное, к примеру), и ты вылетаешь из бизнеса, освобождая место более умным, более хватким, более сообразительным или просто более везучим. Никто никаких объяснений не требует и их не принимает.

В социализме бюрократ своими деньгами не рискует. Всё принадлежит государству, т.е. никому конкретно. За неправильное решение бюрократа могут пожурить, а могут и простить, ошибки не заметив. Или, постаравшись, не заметить. Главное – отчитаться перед начальством. Можно неправильное решение представить правильным или даже единственно возможным. Вышестоящим ведь тоже за ошибки нижестоящих отвечать. Так вот им, вышестоящим, выгодно ошибки нижестоящих не замечать. А заметив, прикрывать. Так принцип управления и трактовался (тут я не стал вписывать нехорошее слово, означающее процесс очковтирательства): снизу доверху…

Если мы производим товары, которые никак по качеству не дотягивают до мировых стандартов, да ещё и продаём их по бросовым ценам, то и своим рабочим не можем обеспечить высокий уровень жизни. И тогда рабочий класс социалистического государства начинает обращать внимание на то, как живут несчастные угнетённые пролетарии в загнивающем капитализме. Весьма скоро они с удивлением обнаруживают странные вещи и начинают задавать неуместные вопросы…

Что делать бедному деревенскому ремесленнику, если он может производить только дорогую дрянь, но не способен подняться до уровня соседа, который делает хорошо, быстро и дёшево?

Тут два выхода.

Первый: объявить себя банкротом и попытаться освоить новую профессию, ну хотя бы свинопаса.

Второй: каким-то образом навредить соседу, чтобы и его продукция стала такой же дрянной и дорогой. В крайнем случае – поджечь мастерскую конкурента. Неплохо и его самого подстеречь в дубраве да и рубануть тихонько топориком.

Что делать мудрейшим вождям великого государства, которые создали нежизнеспособную экономическую систему социализма? Что делать, если их экономика не выдерживает конкуренции с развитыми странами, если она не способна обеспечить населению приемлемый уровень жизни?

У вождей два выхода.

Первый: признать свой путь ошибочным, себя объявить банкротами. И записаться в свинопасы.

Второй путь…

Проблема только в том, что в конкурентах – весь мир.

2

Есть девочки по вызову.

Есть мальчики по вызову.

И есть академики по вызову. Академики лёгкого поведения. Промышляют в районе Александровского сада и Лубянской площади. Это одна из мастей кремлёвской обслуги.

Так вот, академики по вызову дружно соглашаются с тем, что Ленин и Троцкий были фанатиками Мировой революции. Не только теоретиками, но и практиками.

Это так, добавляют они, однако уже в начале 20-х годов власть в Советской России захватил Сталин. Он сосредоточил в своих руках необъятную власть. Сталин от идеи Мировой революции отказался. Он строил социализм в одной стране… Следовательно, ни на кого нападать не собирался.

Звучит убедительно.

Для тех, кто Сталина не читал.

Но можно, и не читая Сталина, сообразить, что аргумент про социализм в одной стране страдает хромотой. Сталин действительно строил социализм в одной стране. И в начале 30-х годов он социализм построил. Этот пункт программы Сталин выполнил. Что же намеревался он делать дальше? Вот в чём вопрос.

Тут мне возражают, что в Советском Союзе не было никакого социализма. Была тотальная власть бюрократии и тайной полиции. Были концлагеря. Массовое истребление людей. Граница на замке. Орды стукачей. Голод. Нехватка всего. Пятикилометровые очереди. Разве это социализм?

Это социализм.

Настоящий.

Социализм, если товарищу Марксу следовать, – это равенство. Путь к равенству Маркс указал ясно и чётко: уничтожение частной собственности.

Сталин великое дело Маркса – Ленина – Троцкого продолжил: частную собственность уничтожил. Всю собственность сделал общенародной. Он поставил её под контроль государства, то есть под контроль государственных структур, то есть под контроль чиновников, то есть бюрократии.

А пятикилометровые очереди – прямое следствие бюрократического (т.е. социалистического) метода управления экономикой. И концлагеря – неизбежное следствие тех же причин. Куда прикажете девать тех ничтожных людишек, которые выступают против произвола бюрократов, т.е. против государственного управления экономикой, т.е. против социализма, против справедливости и равенства?

Тех перевоспитывать. Трудом. Так лагеря и назывались – исправительно-трудовые.

Кстати, Маркс не обещал народу жизнь без господства бюрократии, расстрелов, голода, холода и очередей. Читайте его труды. Ищите такие обещания. Ройтесь, не найдёте! Он концлагеря обещал. И настойчиво рекомендовал.

Сталин следовал заветам Маркса и Ленина. Обеспечив счастливую жизнь народам своей страны, он смотрел вперёд. Главное для него: как обретённую свободу и добытое счастье уберечь?

Вот план Сталина: «Проект выставляет вместо лозунга Соединённых Штатов Европы лозунг федерации отпавших и отпадающих от империалистической системы советских республик развитых стран и колоний, противопоставляющих себя в своей борьбе за мировой социализм мировой капиталистической системе» (Речь на собрании партийного актива Ленинградской организации ВКП(б) 13 июля 1928 года).

3

Сталину мало одной только Европы. Ему нужен социализм мирового масштаба. Путь к счастью прямой: отрывать от капиталистической системы как развитые страны (не только европейские), так и колонии, ставить их на путь социализма и объединять в федерацию, которая будет вести борьбу за победу в мировом масштабе.

Тут я вынужден снова вспомнить академиков по вызову и их объяснения причин возникновения Второй мировой войны. Означенные академики отсылают нас к одной фразе в книге Гитлера, из которой следует, что ему ужасно хочется поживиться землицей на Востоке.

Фраза такая в книге Гитлера действительно есть. Но спросим высоколобых: а вы Маркса, случаем, не читали? А Ленина с Троцким? А Бухарина и Фрунзе? А Склянского с Зиновьевым? С работами товарища Сталина тоже не мешает ознакомиться.

И кем был Гитлер в 20-е годы, когда сочинял «Майн кампф»? Кто его знал? Кто тогда мог поручиться, что он однажды придёт к власти?

А Сталин уже к середине 20-х годов был полновластным диктатором огромной страны. Под его контролем несметные ресурсы, неисчислимые богатства, полностью военизированная страна, промышленность, ориентированная только на производство оружия, 170 миллионов рабов. Кроме того, у Сталина Коминтерн – интернациональная организация продажных негодяев и отщепенцев, готовых по приказу Кремля выступить против интересов собственных стран и народов, ведущих подрывную работу против всех стран мира.

И данное выступление Сталина – не что иное, как разъяснение своим подданным боевой программы Коминтерна и его конечной цели – установления власти над всем миром.

Согласимся: мечта о землях на Востоке – одно, весь мир – нечто другое. Иной масштаб.

О землях на Востоке, коротая срок на нарах, мечтал з/к Гитлер, не имея решительно никаких средств свои мечты превратить в жизнь.

А о главной цели коммунистов подчинить себе весь мир заявлял безраздельный диктатор Советского Союза, имея под своей властью народ, промышленность, неисчерпаемые ресурсы, армию великой страны и многотысячную подрывную агентуру во всех странах мира.

Не будем спорить о том, была ли у Сталина возможность повернуть на путь социализма Европу, Азию и весь мир. Какой прок от наших споров? Главное в том, что сам Сталин в такую возможность верил. Главное в том, что национальные интересы своей страны и её народа он безраздельно и полностью подчинил интересам интернациональным.

4

О необходимости построения социализма в мировом масштабе Сталин заявлял ещё в 1917 году, когда ефрейтор Гитлер ни о каких землях на Востоке и мечтать не мог. Гитлер тогда на велосипеде донесения развозил из тыла к фронту и наоборот, а Сталин был членом правительства Советской России.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики