09 Dec 2016 Fri 10:40 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 03:40   

И опять же – деловое предложение толкового генерала.

Всё можно было уладить, не произнося громких фраз, не используя матерных эпитетов.

Были у Жукова и другие возможности исправить и спасти ситуацию.

15 апреля 1941 года Военный совет КОВО обратился к правительству Украины с просьбой о выделении дополнительно 105 000 человек местного населения на строительство укрепрайонов (ВИЖ. 1976. № 5. С. 90). Но ведь строительство велось по планам Генерального штаба. Жуков только что сдал Киевский округ и принял Генеральный штаб. Он-то знал, что в Киевском округе полоса новых укрепрайонов возводится прямо по линии границы. И вот теперь в дополнение ко всем тем тысячам местного населения, к тем ордам заключённых и пленных, к тем строительным и сапёрным батальонам направляют ещё 105 тысяч человек. Так это только на земле Украины. Но интенсивное строительство велось в Карелии, Литве, Белоруссии, Молдавии. Там тоже в дополнение к уже работающим гнали к самой границе новые тысячи, десятки и сотни тысяч людей.

Судьба подарила Жукову ещё один уникальный шанс. Вот бы начальнику Генерального штаба генералу армии Жукову осторожно подсказать глупенькому Сталину, что новые тысячи людей не надо гнать к самой границе. Пусть бы они возводили укрепления в сотне километров от границы, в двух или в трёх сотнях!

Но мудрейший Стратег помалкивал. Он только Павлову якобы однажды тыкнул: не там возводишь! На том и смолк.

2

Заявление о том, что укрепрайоны строились слишком близко к границе, – это неумная попытка Жукова снять с себя ответственность за поражение Советского Союза во Второй мировой войне.

Новые укрепрайоны действительно были выдвинуты уж слишком близко к границам. Однако главная причина их сдачи гитлеровцам без всякого сопротивления заключалась вовсе не в том, далеко они от границы или близко, а в том, что они не были заняты войсками Красной Армии. Об этом Жуков рассказать забыл. Об этом он не вспоминал, об этом не размышлял. Ибо за это он отвечал лично. И в этом вопросе спихнуть вину на другого дядю не выгорит.

Сам Жуков завёл речь об УР в Белоруссии, давайте же на их примере и проведём разбор полётов.

Дальше всего на запад были выдвинуты 64-й Замбровский УР и 66-й Осовецкий. В районе Белостока советская территория глубоким клином врезалась во владения Гитлера. В этом выступе находилась одна из самых мощных советских армий – 10-я. В её состав и входили эти укреплённые районы.

64-й УР – 70 км по фронту, 5 – 6 км в глубину. В укрепрайоне 10 узлов обороны. Общее количество построенных долговременных огневых сооружений (ДОС) 53, в стадии строительства – ещё 550.

53 ДОС – это не очень мало. Через каждые 1 – 1,5 км фронта – монолитный утёс из фортификационного железобетона. Вот бы советским войскам на Курской дуге в 1943 году в дополнение к траншеям, перекрытым кукурузными стеблями и прошлогодней соломой или вовсе ничем не перекрытым и ничем не укреплённым, иметь пусть хоть и на каждых 10 км хотя бы один настоящий ДОС! Но их там не было ни одного. На сотнях километров фронта.

А в 1941 году в 64-м УР их было 53 на 70 км.

И 550 недостроенных – это вовсе не мало. Ведь это бетон! Это вам не три наката из осиновых жердей. В недостроенных ДОС тоже можно обороняться. Ведь руины Сталинграда оборонять легче, чем голую степь. Но в руинах вас может погубить обвившаяся стена, вас могут подстрелить с того направления, где нет никаких стен. А в недостроенном ДОС на вас стена не обвалится и со всех сторон защита от снарядов, бомб, мин, осколков и пуль. Кроме того, мощь недостроенного УР определяется не только количеством ДОС. В каждом УР помимо ДОС возводились инженерные заграждения, бетонные подземные галереи между сооружениями, укрытые склады и хранилища, прокладывались кабельные линии связи, устраивались пункты водоснабжения. Там, где велось строительство УР, находились инженеры и рабочие, там были запасы строительных материалов и инженерная техника, которые могли в последний момент или даже уже в ходе боёв быть использованы для усиления обороны.

Однако…

Однако 22 июня 1941 года в 64-м УР общее количество войск – 2 (ДВА!) батальона.

На 70 (СЕМЬДЕСЯТ!) километров фронта.

3

66-й Осовецкий УР – 60 км по фронту, 5 – 6 в глубину, 8 узлов сопротивления, 59 готовых ДОС, 594 – в постройке.

Тут на каждом километре фронта один готовый ДОС и десять в строительстве. Но это не всё. 66-й УР был своего рода дополнением и дальнейшим развитием первоклассной Осовецкой крепости, построенной в конце XIX века.

В начале XX века Осовецкая крепость была самой современной крепостью Европы и представляла собой некий переходный этап от крепости к укреплённому району – 60 км по фронту, 15 км в глубину (в центральной части). В сентябре 1914 года Осовецкая крепость выдержала штурм, который проводился силами одной германской дивизии при поддержке 8 осадных батарей (60 150-мм и 210-мм орудий). Штурм был отражён. Затем Осовецкая крепость выдержала полугодовую осаду – с 30 января по 8 августа 1915 года. Крепость осаждал специально для этой цели сформированный корпус. В его составе 40 пехотных батальонов и 17 осадных батарей (68 орудий, в том числе 4 – 420-мм 16 – 350-мм, 16 – 210-мм, 20 – 150-мм, 12 – 107-мм).

6 августа 1915 года германские войска провели газовую атаку силами 30 газобаллонных батарей. Газовое облако, пройдя 10 км, достигло ширины в 8 км. Его высота составила 10 – 15 м.

Осовецкая крепость могла продолжать сопротивление даже и после этого. Она была оставлена войсками только по приказу вышестоящего командования в связи с общим отходом Русской армии.

А вот 22 июня 1941 года в этом районе у немцев не было ни осадных орудий, ни газовых батарей, не было и танков. Но в Осовецкой крепости и 66-м Осовецком УР находился 1 (ОДИН!) батальон.

На 60 (ШЕСТЬДЕСЯТ!) км фронта.

Сопротивление прекратилось 23 июня.

4

Так это же от того, что у Жукова сил не было!

Не было у него сил не то что на наступление! Не было сил на оборону! Да что там оборона! Не было сил даже и на то, чтобы прикрыть границу, чтобы пограничникам помощь оказать.

Это же в мемуарах Великого Стратега записано!

Такое действительно у Стратега записано. Но есть старое правило: не верь написанному.

Раньше мы уже видели силы Киевского особого военного округа на 21 июня 1941 года: 907 046 бойцов и командиров. Орудий и миномётов полевой артиллерии – 14 756. Зенитных орудий – 2 221. Танков – 5 465. Самолётов – 2 059.

Если оборонять границу протяжённостью 860 км, то получается по тысяче солдатиков на каждый километр, много артиллерии и танков.

Если же не сидеть прямо на берегах пограничных речек, а отойти на линию старой границы, то оборонять надо будет не дугу в 860 км, а прямой фронт – 500 км. И тут – две сплошные линии укрепрайонов! На каждый километр – почти по две тысячи бойцов и командиров в бетонных укреплениях, обеспеченных связью, боеприпасами, продовольствием и всем прочим. И по 10 танков на километр! И по 30 орудий и миномётов!

Так это не считая 16-й и 19-й армий, одна из которых уже разгрузилась на территории КОВО, а другая прибывала и разгружалась. Если их учесть, тогда бойцов будет на 160 тысяч больше. Тогда число орудий и миномётов возрастёт на 2 639 стволов, а танков – на 1 580 единиц.

Не считая войск НКВД.

И всё это ДО начала мобилизации!

Зачем же всю эту уймищу войск собрали в Киевском особом военном округе?

Объяснили нам это давно. И повторяют постоянно: мудрейшие кремлёвские стратеги главный удар германской армии в Белоруссии не ждали. «Ждали его в направлении Киева, поэтому наиболее мощная группировка советских войск была сосредоточена на Украине. <…> Сталин тоже был уверен, что Германия постарается прежде всего овладеть Украиной и Донецким бассейном» («Красная звезда», 3 – 9 декабря 2008 г.).

Всё ясно. Всё понятно. Хвост вытащили. Причину столь жуткого сосредоточения мощи в Киевском округе объяснили.

Но голова увязла.

Если и Великий Стратег Жуков, да и сам Сталин ожидали главный удар германских войск на Киев, то что же с июня 1940 года по февраль 1941-го делал в этом самом Киеве Великий Стратег, если видел, что Киевский укрепрайон засыпан землёй и залит дождевой водой, вооружение демонтировано, внутреннее оборудование долговременных сооружений заржавело? О чём думал Выдающийся Полководец, если знал, что из Киевского укрепрайона выведены и полевые войска, и постоянные уровские гарнизоны? Как он планировал войну, если перед Киевским укреплённым районом лежали двумя полосами ещё девять УР, но все они находились в таком же состоянии?

И о чём он думал, став начальником Генерального штаба?

И с какой это стати он ждал удар на Киев, если, по его рассказам, он на стратегических играх предвосхитил главный германский удар на Барановичи, т.е. не на Киев, а в обход Минска?

Решение этой головоломки подсказала «Красная звезда» (3 – 9 декабря 2008 г.): «Какую-то субъективную роль в этом сыграло, возможно, то, что в 1941 году в Наркомате обороны доминировали «киевляне» – выходцы из Киевского ОБО (Нарком обороны С. К. Тимошенко, начальник Генштаба Г. К. Жуков, его первый заместитель Н. Ф. Ватутин, начальник оперативного управления Генштаба генерал Г. К. Маландин)».

И кто-то после такого заявления «Красной звезды» осмелится доказывать, что голова Жукова была набита не опилками, а чем-то иным?!

Это же надо, какая мудрость стратегическая! Пришёл Стратег в Генеральный штаб из Киева, поэтому считал, что Гитлер главный удар нанесёт на Киев. А если бы пришёл он в Генеральный штаб прямо из Монголии, тогда, видимо, объявил бы, что Гитлер готовит нападение на Советский Союз через Монголию…

Граждане жуковские защитники, в Киеве Жуков служил 7 месяцев, а в Белоруссии – с перерывами – полтора десятка лет. Так отчего же он про Белоруссию забыл? Почему не предполагал, что тут тоже главный удар может быть нанесён?

И если ждал он главного удара на Киев, а в Белоруссии главного удара не ждал, то зачем Павлову в присутствии Сталина в глаза тыкал тем, что у того укрепрайоны слишком близко от границы возводятся?

5

В результате освободительных походов границу в Белоруссии тоже выгнуло в сторону Германии и раздуло пузырём. Её протяжённость достигала 470 км.

Если бы на этой границе по приказу начальника Генерального штаба Г. К. Жукова были оставлены только мобильные заслоны, а главные силы отведены немного назад, на линию укреплённых районов на старой границе, то полоса обороны сократилась бы вдвое – до 220 – 250 км. И плотность войск соответственно возросла бы вдвое.

Силы в Белоруссии тоже были. И для прикрытия границы. И для обороны. И для наступления.

В составе Западного особого военного округа 21 июня 1941 года было 599 450 бойцов и командиров, да к тому же ещё и 71 715 призванных из запаса. Итого – 671 165 бойцов и командиров.

Винтовок и карабинов тут было 773 445.

Пистолетов-пулемётов – 24 237.

Пулемётов – 27 672.

Орудий и миномётов – 14 170.

Боевых самолётов – 1 771. В том числе 1 539 исправных.

Танков – 2 900. В том числе 2 192 исправных (Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940 – 1941 гг. Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий. Документы и материалы. М., 2005. С. 243).

Делите эту мощь на 470 км. А лучше – на 220 или 250.

Это не считая войск НКВД, их самолётов, танков, пушек, пулемётов, бронепоездов.

И не считая 20, 21, 22, 24-й, а в ближайшей перспективе и 28-й армии, которые либо уже разгружались на территории Белоруссии, либо двигались в эшелонах, либо грузились в дальних провинциях.

В 20-й армии – 113 193 бойца и командира, 2 076 орудий и миномётов, 959 танков.

Остальные армии – ей под стать. Не буду цифирью мучить. Всё это теперь опубликовано в официальных справочниках. Так что уж 250 км фронта такими силами можно было как-то удержать.

И всё это, повторяю, до начала мобилизации.

Если бы начальник Генерального штаба Жуков отдал приказ Павлову поставить 700 неисправных танков ЗапОВО в засады у мостов, в лесах у железнодорожного полотна, распорядился бы зарыть их в землю по самые башни, замаскировать, обеспечить экипажами, боеприпасами, продовольствием, посадить рядом с каждым зарытым в землю танком 5 – 7 бойцов пехоты, то любой блицкриг захлебнулся бы, не дойдя до Смоленска.

Если бы вся мощь ЗапОВО была ориентирована на оборону, если бы войска перерыли Белоруссию поперёк траншеями, да эту оборону увязали с уже готовыми, ранее построенными укрепрайонами…

В чём же дело?

Дело в том, что никто их в оборону не ставил и никаких приказов на оборону не давал ни до германского вторжения, ни в первые дни германского наступления.

В Белостокском выступе была сосредоточена одна из самых могущественных советских армий – 10-я. Заявляю сразу, что ни у Гитлера, ни у кого в мире ни в 1941-м, ни в каком-либо другом году столь мощной армии не было.

Вот вам картина маслом.

21 июня 1941 года в составе 10-й армии было два (6-й и 13-й) механизированных, один (6-й) кавалерийский и два (1-й и 5-й) стрелковых корпуса, одна отдельная (155-я) стрелковая и одна (9-я) смешанная авиационная дивизии.

Кроме того, 6-я артиллерийская противотанковая бригада 124-й и 375-й гаубичные артиллерийские полки РГК, 311-й пушечный артиллерийский полк РГК, 10-й инженерный полк и два, если не забыли, укреплённых района.

Всего в 10-й армии 15 дивизий. В том числе танковых – 4 моторизованных – 2, кавалерийских – 2, авиационных – 1, стрелковых – 6.

6-й мехкорпус 10-й армии – один из самых мощных в Красной Армии – 1 021 танк, в том числе 114 KB и 238 Т-34. Это тот самый корпус, командир которого докладывал, что на учениях заставляют идти в прорыв 5 – 6 км шириной, в который надо как-то впихнуть 6 800 машин.

13-й мехкорпус не укомплектован. В нём всего только 282 танка. Однако наличие в составе 10-й армии одного 6-го мехкорпуса выводило её на такой уровень, что никому в мире с этой армией сравниться было просто невозможно.

В составе 9-й смешанной авиационной дивизии было четыре истребительных полка и один бомбардировочный. Общее количество самолётов – 409. В том числе 233 МиГ-3 и 41 Пе-2. Во всех германских полевых армиях и всех танковых группах не было ни одного боевого самолёта. Однако аэродромы 9-й смешанной авиационной дивизии 10-й армии, как принято у нас выражаться, были расположены неудачно. А самолёты на них – скученно.

Аэродром Тарново – более 100 самолётов, в том числе 52 МиГ-3, – 12 км от границы.

Долубово – 77 самолётов, в том числе 56 МиГ-3, – 22 км от границы.

Высокое – Мазовецк – 99 самолётов, в том числе 70 МиГ-3, – 39 км от границы.

И т.д.

Некоторые аэродромы 10-й армии, как, впрочем, и других армий, простреливались германской артиллерией без перехода границы.

В случае внезапного нападения при таком количестве самолётов на каждом аэродроме поднять их в воздух было невозможно.

Всего в составе 10-й армии было 27 артиллерийских полков. Особый интерес представляют гаубичные полки РГК, в каждом 24 203-мм гаубицы, и пушечный полк РГК, в нём 24 152-мм пушки.

203-мм гаубица Б-4 весит 17,7 т и стреляет снарядами весом по 100 кг на дальность 18 км. В оборонительной войне такие орудия не нужны. Спасти их при внезапном нападении невероятно. Вывезти их снаряды и заряды из приграничных лесов невозможно.

152-мм пушка Бр-2 весит 18,2 т, стреляет снарядами весом по 48,8 кг на дальность 25,7 км. В оборонительной войне тоже не нужна и предельно уязвима.

Но незаменима в войне наступательной.

О 10-й армии можно рассказать ещё много интересного. Отмахнуться было чем. Однако…

Однако основные силы 10-й армии располагались в 4 – 15 км западнее переднего края новых укреплённых районов, которые, как совершенно правильно заметил некий Великий Полководец, и так были максимально придвинуты к границе. Как и кем должны были быть заняты сами укреплённые районы, в директивах вышестоящего командования ничего не говорилось (ВИЖ. 1989. № 3. С. 69).

Огромные силы сверхмощной армии, включая штабы, узлы связи, склады и хранилища, аэродромы, основные силы танковых, моторизованных, кавалерийских и стрелковых дивизий, – впереди укреплённых районов, а позади всей этой мощи – укреплённые районы без войск.

На момент начала войны самая знаменитая дивизия Красной Армии именовалась так: 6-я Чонгарская, Кубанско-Терская, орденов Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды казачья кавалерийская дивизия имени С. М. Будённого. Ни одна другая дивизия Красной Армии, а было их тогда 303, в тот момент не могла похвалиться столь славной историей и столь пышным титулом. Что стало с этой великолепно подготовленной дивизией? Она погибла в Белостокском выступе. Совсем недалеко от границы. А что она там делала? Оборону готовила? Да что толку от кавалерии в обороне? Да и находилась она впереди укреплённых районов.

6

Это было весьма мудрое решение – задвинуть очень мощную армию в выступ, который нависает над всей германской группировкой в районе Тильзита и Кёнигсберга. Из района Белостока в любой момент можно было ударить на Данциг во фланг и тыл германским войскам, отрезая всю Восточную Пруссию от основной территории Германии. До Балтийского побережья – 200 км.

Однако с точки зрения обороны положение 10-й советской армии в Белостокском выступе было катастрофическим.

Генерал-майор П. И. Ляпин в 1941 году был начальником штаба 10-й армии Западного фронта. Ему приказали держать главные силы армии впереди укреплённых районов, находившихся в процессе строительства, но кто будет занимать сами укрепрайоны в ходе войны, ему не разъясняли. После войны генерал Ляпин свидетельствовал перед весьма суровыми обвинителями: «Сами укреплённые районы имели по 1 – 2 батальона, и у них не хватало сил даже для того, чтобы охранять уже построенные сооружения, а не только вести в них оборонительный бой. Наши настоятельные попытки получить по сему вопросу разъяснения в штабе округа успеха не имели» (ВИЖ. 1989. № 3. С. 69).

Допустим, что в штабе Западного особого военного округа сидели одни идиоты. Допустим, что командующий ЗапОВО генерал армии Д. Г. Павлов был полным кретином. Но куда смотрел гениальный начальник Генерального штаба? Он, если ему верить, знал, что в Белостокском выступе укрепрайоны выдвинуты слишком близко к границе. А где располагаются дивизии, корпуса и армии, он был обязан знать. Должность у него такая.

Так куда же Гений стратегии смотрел, если знал, что укрепрайоны не просто выдвинуты недопустимо близко к границе, но к тому же и не заняты войсками? И о чём думал Великий Полководец, если видел, что у непутёвого Павлова самая мощная армия выставлена даже и за линию укрепрайонов? Ведь в укреплённых районах, пусть даже недостроенных, армия будет боеспособна. На самой же границе, где нет никаких укреплений, солдаты не успеют даже и сапог натянуть в случае нападения. А лётчики не успеют до своих самолётов добежать, как попадут под гусеницы германских танков.

Кстати, тут никаких германских танков и не было. Аэродромы 10-й армии захватила германская пехота.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики