03 Dec 2016 Sat 18:44 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 11:44   

Он замахнулся, но Гитлер рубанул первым…

2

Один из моих критиков высказал трезвую мысль: обороняться легче, чем наступать.

Идею подхватили. Из здравой мысли некоторые делают логичный, казалось бы, вывод: уж если Красная Армия была совершенно не готова даже к обороне, то о наступлении и говорить нечего.

Так?

Нет, граждане, не так.

Объясняю на примере.

13 апреля 2006 года итальянскими карабинерами был захвачен Бернардо Провенцано. Он же Трактор. Он же Бинну. Он же Привидение Корлеоне. Операция по захвату – без единого выстрела. Дядя Бинну сопротивления не оказал. Никакого. К обороне был совершенно не готов, следовательно…

Следовательно… только в Корлеоне на его личном счету 52 убийства и 22 покушения на жизнь. Не считая нераскрытых убийств. Но это мелочи. Трактор находился в розыске с 1963 года, т.е. 43 года. Последние 13 лет руководил сицилийской мафией. А к обороне не был готов.

Ещё пример.

21 апреля 1997 года в 8 часов 12 минут утра в Одессе был убит Виктор Павлович Куливар. Он же Карабас. Стреляли в Карабаса не из какого-то супероружия с фантастическим прицелом. Хватило обыкновенного автомата, точнее – пистолета-пулемёта. Стреляли не с дальнего расстояния, а с пяти шагов. Нападала не банда головорезов. Вышел спокойно из-за угла молодой человек и шарахнул очередью.

Карабас жил почти открыто, без неприступных резиденций без бригады бойцов, без бронированных лимузинов. В день смерти рядом с ним не было ни одного телохранителя.

Проще говоря, обороны никакой, нападение на Карабаса – минимально возможными силами. Не удивлюсь, если узнаю, что у него в тот день не было с собой даже и пистолета.

К обороне Виктор Павлович был совершенно не готов. Ибо к ней никогда не готовился. И не нуждался. Следовательно…

Следовательно, из этого вовсе ничего не следует.

Карабас держал под контролем Одессу. Повторяю: Одессу!!! Это же вам не какой-то там Манхэттен взять под тёплое крыло. С мнением Карабаса считались весьма серьёзные люди далеко за пределами Одессы, от Хабаровска и Находки до Неаполя и Барселоны, от Ташкента и Омска до Чикаго и Ванкувера. Его могущество было столь велико, что об обороне он попросту не заботился. Кто посмеет выступить против Карабаса?!

На том и сгорел.

Именно так Красная Армия не готовилась к обороне, ибо вождям Советского Союза некого было бояться. Потому удар Гитлера малым количеством авиации и танков стал для родины мирового пролетариата почти смертельным, как автоматная очередь с пяти шагов. Если смотреть в исторической перспективе, то в конечном итоге удар Гитлера для Советского Союза оказался убойным.

Но если Красная Армия была совершенно не готова к отражению германского нашествия, то из этого ровным счётом ничего не следует.

Есть и ещё аргумент: Красная Армия трижды, в 1939, 1941 и 1944 годах, пыталась прорваться в Финляндию, но до Хельсинки так и не дошла. Казалось бы, если советские танки не дошли до Хельсинки, то куда уж им пытаться брать Берлин!

Но вопреки логике Красная Армия, которая не смогла захватить столицу Финляндии, захватила столицы Эстонии, Латвии, Литвы, Польши, Венгрии, Чехословакии, Бессарабии, Румынии, Болгарии, Югославии, Германии. Сюда ещё и Китай пристегнуть можно.

К защите своей земли не готовы, а захватывать чужую – пожалуйста.

3

Обороняться действительно легче, чем наступать. Но только при условии, что мы твёрдо решили обороняться и поставили свои войска в оборону.

Решил бы Виктор Павлович Куливар заняться вопросом собственной безопасности, то не так легко было бы его в тихом переулке встретить.

Но он этим вопросом не занимался. Как и товарищ Сталин.

Сталин знал, что для Гитлера война против всего мира самоубийственна. К лету 1941 года Гитлер находился в ситуации, когда война уже была проиграна. Врагов у него уже было столько, что всех их победить он не мог ни при каких условиях. Неужели он ещё и против Советского Союза пойдёт, если не способен защитить даже собственную столицу от британских бомбардировщиков?!

Понимая это, Сталин оборону не готовил, а уничтожал. Он готовил наступление.

Однако чем больше внимания наступлению, тем хуже для вашей обороны.

Войска, которые готовятся к обороне, рассредоточены по фронту и в глубину. Они зарылись в землю, да ещё и замаскированы. Ради эксперимента, поставьте в поле мишени и стреляйте по ним со ста метров или с двухсот. А теперь отройте траншею, спрячьте в них ваших фанерных врагов и опыт повторите…

Если войска стоят в обороне, то пикирующие бомбардировщики им не страшны. Одна бомба, один снаряд не могут нанести большого вреда. Войска ведь не кучей собраны. Не страшны и танки. Прёт он железный на тебя, а ты маневрируй – на три метра по траншее в сторону от него отскочи. Всего-то и делов. Оно даже и хорошо, если он прямо на тебя идёт. Пропустил над собой, потом – бутылкой зажигательной в корму. Танки, которые идут на подготовленную оборону, предельно уязвимы.

Если же мы готовим нашу армию к наступлению, то степень уязвимости войск постоянно и стремительно повышается. Войска надо собрать плотными группировками, желательно вдоль дорог. Именно такую картину на совещании высшего командного состава в декабре 1940 года описывал командир 6-го мехкорпуса генерал-майор Хацкилевич, от которого требовали впихнуть семь тысяч машин в 5 – 6 километров фронта прорыва. Именно такую картину застали германские пилоты 22 июня: боевые и транспортные машины бок о бок, практически вплотную, часто тремя параллельными колоннами.

Чем выше была готовность Красной Армии к нанесению удара, тем легче было её бить, тем страшнее был разгром.

4

Вспоминает подполковник Воронов Александр Сергеевич. Рассказов подобных у меня хватит на несколько томов. Впрочем, каждый читатель и сам при желании может собрать не меньше.

22 июня 1941 года лейтенант Воронов в составе 14-го отдельного путевого железнодорожного батальона 17-й железнодорожной бригады оказался на станции Городея. Это между Минском и Барановичами. Если смотреть шире, то это главная железнодорожная магистраль грядущей войны: Москва – Смоленск – Минск – Барановичи – Брест – Варшава – Познань – Берлин. Можно и дальше: Ганновер – Кёльн – Льеж – Париж.

В Бресте, там, где магистраль пересекает государственную границу, – неимоверное скопище войск, которых, как рассказывает Жуков, ему не хватало даже для прикрытия границы. А позади этой массы войск 17-я железнодорожная бригада вела работы по модернизации стратегической магистрали, прямиком ведущей в Варшаву, Берлин и далее.

Вечером первого дня войны началось отступление. Вот рассказ Александра Сергеевича Воронова: «Шли всю ночь. В шесть утра, это уже 23 июня, подошли к старой границе. Батальон остановила группа генералов и полковников, они быстро переговорили о чём-то с нашим командиром, и мы получили участок обороны. Нам было приказано рыть окопы… На следующий день к нам пришли восемь человек в штатском и сказали, что они из Копылянского районного Совета, остаются здесь вести партизанскую борьбу. А сейчас им нужны люди, чтобы открыть железобетонные огневые точки. И вот я с шестью бойцами в сопровождении этих людей иду, куда показывают. Сбиваем ломами замки, открываем ДОТы и уходим. Те, из Совета, остаются охранять их.

Вечером 24 июня к нам в батальон приехал из штаба военинженер 1 ранга Орлов. Он передал приказ старшего начальника: батальон снять для обеспечения движения поездов на участке Тимковичи – Слуцк – Осиповичи. Когда шли через город, встретили тех, с кем накануне открывали огневые точки…» (На фронтовых магистралях. Рыбинск, 1995. С. 9 – 10).

Что имеем?

На второй день войны военных железнодорожников бросают рыть окопы. Хотя умнее было бы поставить их на разрушение этой самой магистрали. Без неё никакого наступления на Москву быть не могло.

Но кто-то вдруг вспомнил про оборону. А раньше о чём думали? Почему не рыли окопы до германского нападения?

Вскоре, правда, план меняется: не надо рыть окопы, надо обеспечить вывоз стратегических запасов из пограничной полосы. Правильное решение. Но зачем эти запасы туда завезли и свалили у границ? И почему группа генералов и полковников приказывает военным железнодорожникам рыть окопы, хотя рядом никем не занятые железобетонные укрепления?

И какой идиот приказал распустить постоянные гарнизоны укреплённых районов, а фортификационные сооружения запереть на замки, не оставив никому ключей?

Мелкие партийные вожди районного масштаба, люди гражданские, от армии далёкие, по собственной инициативе решают приводить в готовность железобетонные огневые точки. Ясно, что внутри нет ни вооружения, ни боеприпасов, ни медикаментов, ни продовольствия, ни воды. И всё же это лучше, чем встречать наступающие танковые лавины в мелких окопчиках или вообще в чистом поле. А тут же толпятся генералы и пытаются создать свою оборону, явно не подозревая, что рядом брошенный укреплённый район и в нём никем не занятые железобетонные сооружения.

Впрочем, товарищи районного масштаба недолго в тех сооружениях сидели. Сообразив, куда клонится дело, они не стали упорствовать в своём стремлении остановить врага. И пошли они, солнцем палимы, повторяя…

5

Теперь ещё и ещё раз вспомним балладу о том, как Великий Стратег в январе 1941 года гениально предсказал направление главного удара германских войск: «Руководство игрой искусственно замедляло темп продвижения «синих», придерживало его. Но «синие» на восьмые сутки продвинулись до района Барановичей, причём, повторяю, при искусственно замедленном темпе продвижения».

Жуков (если ему верить) знал, что главный удар противник будет наносить вдоль центральной стратегической железнодорожной магистрали на Барановичи, следовательно, дальше на Минск и Смоленск. Жуков якобы знал, что противник прорвётся в район Барановичей не на восьмые сутки, а даже раньше. И вот в районе Барановичей у Жукова целая железнодорожная бригада в составе полка, двух отдельных батальонов и обеспечивающих подразделений. В бригаде более четырёх тысяч бойцов-железнодорожников. Вот и прикажи им линию разобрать! Пусть немецкий танковый клин рвётся вперёд, но снабжение войск в стратегическом масштабе в то время и в той конкретной ситуации было возможно только по железным дорогам.

Но 17-я железнодорожная бригада магистраль не разбирала. Хорошо. Тогда прикажи бригаде ничего не делать! Пусть ребятки мячик гоняют. Пусть в речках купаются. Пусть урожай в колхозах собирают. Пусть вечерами хороводы водят.

Но Жуков силами 17-й железнодорожной бригады мостил путь для Гудериана. А силами остальных девяти таких же бригад мостил пути агрессорам вдоль всей западной границы в глубь советской территории.

Возразят, что Западным особым военным округом командовал генерал армии Павлов… Правильно. Но модернизация и развитие железнодорожной сети, тем более на главном стратегическом направлении войны, в компетенцию командующего округом не входят. На это требуется решение правительства. А Генеральный штаб представляет свои соображения о том, что, где и когда надо делать.

Летом 1941 года Сталин свалил свою вину на Павлова.

После войны на того же Павлова свалил свою вину и Жуков. Сейчас находятся умники, которые обвиняют Дмитрия Григорьевича Павлова в предательстве. Граждане обвинители, но ведь десять военных железнодорожных бригад общей численностью более 40 000 человек вели реконструкцию и новое строительство не только в Белоруссии, но и вдоль всей западной границы СССР от Белого моря до Чёрного, т.е. это была не местная инициатива, а целенаправленная, руководимая Москвой кипучая деятельность. Почему же вы Жукова предателем не обзываете?

6

22 июня 2001 года в день 60-летия германского нападения начальник Генерального штаба Вооружённых Сил РФ генерал армии Квашнин толково и чётко объяснил причины разгрома: «В результате не вполне правильной оценки Генеральным штабом и Верховным Главным Командованием сложной обстановки на фронтах несвоевременно было принято решение о переходе к стратегической обороне, что явилось одной из причин серьёзного поражения войск приграничных военных округов в начальном периоде войны» («Красная звезда», 22 июня 2001 г.).

Восхитительно.

Выходит, наши стратеги обстановку оценивали правильно.

Но не вполне.

Самую чуточку они ошибались. Самой малости не хватало им для того, чтобы решения их можно было признать вполне правильными.

Это чисто совковый подход. Полный провал в Советском Союзе именовался отдельными недостатками, захват чужих земель – братской помощью, а истребление миллионов соотечественников – перегибами отдельных руководителей районного масштаба.

Кремлёвские вожди готовили преступление против Европы, но подготовка к освободительному походу обернулась преступлением против собственного народа – гибелью новых миллионов и чудовищными разрушениями.

И давно пора об этом сказать открытым текстом.

* * *

Действия Жукова я объяснил тем, что он готовил Красную Армию к нападению на Германию. В ответ поднялся ураган протеста, который не утихает вот уже более 20 лет.

Ладно. Согласен. Но в таком случае действия Жукова можно объяснять только тем, что он был изменником Родины, вредителем и предателем.

Какие ещё можно выдумать объяснения?

Глава 17. ЕЩЁ РАЗ О 186-й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

С осени 1939 года началось развёртывание Советских Вооружённых Сил.

Советские Вооружённые Силы.

>История строительства. М., 1978. С. 234

Усиленное развёртывание всех видов Вооружённых Сил и родов войск началось с осени 1939 года.

Партия и Армия. М., 1980. С. 161

1

19 августа 1939 года Сталин протянул руку дружбы Гитлеру: шли гонца, Польшу делить будем. В тот же день Сталин начал тайное мобилизационное развёртывание Красной Армии и мобилизацию всего государства для войны.

Мобилизация была всеобщей и тотальной. В грандиозный процесс были втянуты промышленность, сельское хозяйство, транспорт, наука, культура, все ресурсы великого государства и все слои населения, включая учёных и колхозников, писателей и журналистов, паровозных машинистов и лесорубов, бойцов и командиров, чекистов и дипломатов, заключённых тюрем и лаей, учителей и врачей, подростков, женщин, стариков и всех, всех, всех.

Размах мобилизационного развёртывания Красной Армии явно перехлёстывал потребности раздела Польши.

Через три десятка лет после завершения войны советское руководство официально признало, что развёртывание Вооружённых Сил проводилось. Правда, при этом датой начала процесса было приказано называть 1 сентября 1939 года, когда 4-я внеочередная сессия Верховного Совета СССР приняла новый закон – «О всеобщей воинской обязанности». При этом как-то упускалась из виду мелкая деталь: сессия была внеочередной. Заранее о ней известно не было. Приказ о сборе в Кремле кубанских казаков, донецких шахтёров и чукотских оленеводов для утверждения нового закона был отдан 19 августа 1939 года. Вот отсюда и берёт своё начало мобилизация.

Кроме того, не дожидаясь, пока чукчи доберутся до Москвы, товарищ Сталин в тот же день, 19 августа, отдал распоряжение о формировании десятков новых дивизий и корпусов.

Мобилизация разорительна. Просто так её не начинают. Цель мобилизации очевидна: Сталин готовил сокрушение Европы. Иных объяснений его действиям пока никто не выдвинул. И подготовкой к отражению грядущей агрессии тут тоже не отобьёшься: в августе 1939 года Советскому Союзу никто не угрожал, никаких планов нападения на Сталина у Гитлера в тот момент не было, Германия к войне была совершенно не готова. Это была вынуждена признать даже официальная коммунистическая пропаганда: «Осенью 1939 года германские вооружённые силы ещё не могли вступить в решающую схватку на Западе» (Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 – 1945. Краткая история. М., 1970. С. 24).

Тут же официальная история и причину приводит: не было у Гитлера в тот момент заготовлено оружия и боеприпасов, промышленность не была переведена на режим военного времени, она не справлялась с выполнением военных заказов.

Если осенью 1939 года Гитлер не был готов сокрушить Данию, Норвегию, Бельгию, Голландию, Францию и Люксембург, то на сокрушение Советского Союза у него и подавно сил не было.

И как прикажете после этого понимать заявления официальной пропаганды о том, что Сталин стремился выиграть время и оттянуть войну? Он стремился оттянуть войну, которую Гитлер в тот момент не замышлял? Или он старался оттянуть войну до того момента, пока Гитлер не переведёт промышленность на военные рельсы и не наготовит впрок пушек, танков, самолётов, снарядов и бомб?

2

В Красной Армии за неполных два года количество одних только стрелковых и горнострелковых дивизий увеличилось с 96 до 198, а стрелковых корпусов – с 25 до 62. Обо всём этом я рассказал в своей книге «День-М». В качестве примера привёл 186-ю стрелковую дивизию. Эта дивизия – в длинном перечне близнецов, чей день рождения выпал на тот роковой день – 19 августа 1939 года. Номер выбран не случайно. До декабря 1938 года самый большой номер стрелковой дивизии – 100. А тут вдруг в мирное время начинается формирование сразу огромного количества дивизий до 186-й включительно…

«Ледокол» громили беспощадно, но «День-М» почти не трогали: к этой книге придраться совсем не просто. Но всё же через 15 лет после её появления мой давний противник Владимир Новаковский нанёс внезапный и сокрушительный удар. Он нашёл воспоминания генерал-лейтенанта Н. И. Бирюкова, который в 1939 году был полковником, командиром 186-й стрелковой дивизии.

Книга Бирюкова опубликована в 1972 году в Волгограде. Генерал сообщает, что был делегатом XVIII съезда ВКП(б), который состоялся в марте 1939 года. Он отправился в Москву и уже в поезде получил сообщение, что назначен командиром 186-й стрелковой дивизии. В дивизию он прибыл «весной 1939 года». Дивизия, если верить генералу Бирюкову, была территориальной, т.е. солдат в её составе не было. Их собирали только летом на учения.

Находка моего противника – свирепый удар. Не в бровь, а ниже пояса.

Если всё в книге генерала Бирюкова правильно, то «День-М» опрокинут: никакого развёртывания Красной Армии начиная с осени 1939 года не происходило, дивизия, мною поставленная в пример, существовала и раньше.

Мой критик ссылается на конкретный источник, а я сообщил, что день рождения 186-й стрелковой дивизии в августе, но источник не указал. На этом он меня и поймал. Получается, что я сам выдумываю истории, на свидетельства и документы не опираясь, а он гвоздит меня генеральским мемуаром словно канделябром.

Рассказывая про 19 августа 1939 года, я мог бы выбрать в качестве примера любую из множества дивизий, приказ на формирование которой был подписан в тот день. Я выбрал 186-ю. И погорел. Если дивизия, приведённая в пример, начала формироваться не в этот день, а существовала раньше, то что же говорить об остальных дивизиях, которые я в пример не ставил?

Обвинения выслушал. Начинаю отбиваться.

3

Любому, кто интересовался историей Красной Армии, совершенно ясно, что генерал Н. И. Бирюков ошибся. До 1939 года в Красной Армии были дивизии двух типов – территориальные и кадровые. Содержание территориальных дивизий обходилось гораздо дешевле: не надо тысячи людей кормить круглый год, не надо обеспечивать их жильём, не надо это жильё содержать в тепле зимой, не надо лечить бойцов и командиров. Главное – не надо отрывать тысячи людей от созидательного труда. В дивизии – небольшое ядро командиров, остальные пусть создают материально-техническую базу грядущей победы. Собрали бойцов раз в год из соседних районов области, повоевали против фанерных врагов и разошлись. Даже подмётки на сапогах после того менять не надо.

Хорошая система. Однако к началу 1939 года Красная Армия полностью отказалась от территориального принципа комплектования войск. Все территориальные дивизии стали кадровыми.

На 1 января 1938 года в Красной Армии было 34 территориальные стрелковые дивизии, на 1 января 1939 года не осталось ни одной. Об этом любой желающий может узнать из любых источников, начиная с официальных. Например, «История Второй мировой войны», т. 3, с. 199.

Мог ли Николай Иванович Бирюков в 1939 году командовать территориальной стрелковой дивизией, если таковых в Красной Армии в то время уже не было?

Источник, из которого я черпал сведения о 186-й стрелковой дивизии, тоже вполне официальный – «Военно-исторический журнал» (1980. № 12. С. 76 – 77). Отчего же в книге я его не назвал? Да оттого, что в славные годы коммунистической власти было только два официальных и открытых источника, из которых можно было черпать сведения о советских дивизиях, корпусах и армиях: «Военно-исторический журнал» и «Советская военная энциклопедия». И ничего иного в перспективе не предвиделось. Рассудил так: тот, кто серьёзно изучает начальный период войны, просто обязан завести картотеку, пролистать все подшивки ВИЖ и все тома СВЭ, сведения обо всех дивизиях, корпусах и армиях в свои карточки занести. Короче, тот, кому интересно, имеет сведения о 186-й и всех иных дивизиях, упомянутых в этих сокровищницах. А тому, в ком интерес не проявился, моя точность без надобности.

Считаю, что мой источник – ВИЖ – более надёжен, чем мемуары генерала Бирюкова.

В своей книге Н. И. Бирюков не сообщает точных дат. Вместо этого: «когда я ехал в Москву» и «весна 1939 года».


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики