09 Dec 2016 Fri 02:56 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 19:56   

По количеству и качеству артиллерии наши стрелковые бригады превосходили немецкие дивизии. Только мы немецкие дивизии все считаем, а наши бригады пропускаем.

Мы попробовали считать советские бригады только в Прибалтике. И пусть меня простят, если я какую пропустил. А не упомянул много: советские железнодорожные войска, которые готовились к перешивке узкой западной колеи на широкий советский стандарт, имели бригадную организацию. Для обеспечения готовящегося освободительного похода на западных границах находились 10 советских железнодорожных бригад.

Кроме Прибалтики, к «освободительному походу» готовились советские войска в Карелии, Белоруссии, Молдавии, Крыму, но основная масса – в Украине. И тут бригад было больше, чем в Прибалтике. Пример: в Прибалтике была только одна железнодорожная бригада (15-я в Каунасе, командир подполковник П. А. Морозов), а в Украине таких бригад было шесть. И опять меня тянет в отступления, тянет рассказать о 5-й железнодорожной бригаде полковника П. А. Кабанова (в последующем генерал-полковник), которая в Перемышле готовилась к форсированию пограничной реки, тянет рассказать о 18 000 вагонов с узкой колеёй, которые были подготовлены на советских приграничных станциях, и многом, многом другом. Но мы сейчас считаем бригады и дивизии, поэтому не будем отвлекаться.

Думаю, что если посчитать бригады только в одной Прибалтике, то формула «170 дивизий и 2 бригады» не является больше абсолютной истиной.

6

Серьёзные историки говорят: и 2 бригады, а их только в Прибалтике – 15. Если, конечно, не считать бригад НКВД. Серьёзные историки говорят: 170 дивизий, а мы можем прикинуть, сколько их было на самом деле. Тут не хватит разоблачительного трактата в тысячу страниц, поэтому я показываю сейчас только три простейших приёма кремлёвского обмана.

Приём первый. В составе советских воздушно-десантных войск были бригады (которые меньше дивизий) и корпуса (которые больше дивизий), но дивизий как таковых в составе воздушно-десантных войск не было. Раз так, то все воздушно-десантные войска в расчёт не принимаются.

В Первом стратегическом эшелоне Красной Армии было пять воздушно-десантных корпусов (в каждом по три бригады, артиллерия и танки) и одна отдельная воздушно-десантная бригада. Кроме того, шла подготовка к созданию ещё пяти воздушно-десантных корпусов. Понятно, что всё это создавалось не для обороны, в оборонительной войне не пригодилось. Раз так, говорят серьёзные, значит, все воздушно-десантные войска просто не замечаем и в статистике не учитываем.

В составе войск ПВО было три корпуса (1-й – Москва, 2-й – Ленинград, 3-й – Баку), две дивизии (3-я – Киев, 4-я – Львов), 9 бригад (все в западных районах страны). Но ни корпуса, ни дивизии, ни бригады в статистике не учитываются. Между тем зенитно-артиллерийские полки, которые входили в состав этих корпусов, дивизий и бригад, были двух типов: 60-орудийные (три дивизиона по пять батарей) и 100-орудийные (пять дивизионов по пять батарей). Всё это из советской статистики выброшено.

Кроме того, в составе войск ПВО находились соединения, именовавшиеся бригадными районами ПВО. Эти соединения не назывались бригадами потому, что не было для них стандартной организации. Исходя из важности каждого конкретного обороняемого объекта, возможной угрозы ему и наличия сил и средств в каждом случае предусматривалась своя организационная структура. Однако, как правило, каждый район ПВО включал в свой состав один зенитно-артиллерийский полк и несколько отдельных зенитно-артиллерийских дивизионов и пулемётных батальонов, зенитно-прожекторных и других подразделений. В западных пограничных округах находились 20 бригадных районов ПВО. Но всё это тоже из статистики выброшено.

Приём второй. В Германии были армейские дивизии и дивизии СС. Точно так же в Советском Союзе были армейские дивизии и дивизии НКВД. СС и НКВД – близнецы-братья, элита, отборные, стойкие, проверенные, фанатичные соединения. Войска СС и НКВД были вооружены лучше обычных армейских дивизий, лучше укомплектованы и лучше обучены и обеспечены. Когда мы считаем немецкие дивизии, то считаем все, включая дивизии СС. А на советской стороне дивизии НКВД пропускаем.

Между тем есть что вспомнить. «Войска НКВД состояли из 14 дивизий, 18 бригад и 21 полка различного назначения. Кроме того, на западной границе было 8 пограничных округов, 49 погранотрядов и другие части» (В. Бешанов. Танковый погром 1941 года. М., 2000. С. 159).

Дивизии НКВД находились достаточно близко от границы.

В ходе войны войска Действующей армии в отличие от частей и соединений, которые находились в тылу или резерве, получали существенные льготы и привилегии, начиная с другого рациона питания и ежедневных стограммовых порций прозрачной согревающей жидкости до начисления денежного довольствия и выслуги лет по другой системе. Потому для каждой части и соединения совершенно чётко письменным приказом определялось, с какого момента она числится в составе Действующей армии и с какого момента она в нём не числится.

Так вот, 21, 22 и 23-я мотострелковые дивизии НКВД в составе Действующей армии числятся с 26 июня 1941 года. С этого же дня числятся в составе Действующей армии 2, 3, 4, 5 и 20-я дивизии НКВД по охране железнодорожных сооружений (Военная история Государства Российского. В 30 т. Великая Отечественная. Действующая армия. М., 2005. С. 518 – 519).

Не надо думать, что если дивизия не включена в состав Действующей армии, то она ещё не существует и не воюет. «Военно-исторический журнал» (2001. № 5) опубликовал документ под названием «Краткое описание боевых действий 5-го мотострелкового полка и 22-й мотострелковой дивизии войск НКВД за период с 22 июня по 13 июля 1941 года». Из этого документа следует, что 22-я мсд НКВД 22 июня существовала, была укомплектована, имела танки и вела боевые действия. Только в тылу. Полковник А. Головко докладывал, что «на каждый произведённый выстрел из окна, с башни или колокольни отвечал огнём пулемётов и танковых пушек…». За первые три дня войны бойцами дивизии «были расстреляны 120 человек пойманных негодяев». Советский народ не только не желал сражаться за народную власть, но и почему-то стрелял в её представителей и защитников из окон и чердаков. А 26 июня 21, 22 и 23-я мотострелковые дивизии НКВД встретились с германскими войсками…

8-я мотострелковая дивизия НКВД в составе Действующей армии числится даже и ранее того – с 24 июня.

9-я и 10-я дивизии НКВД по охране железнодорожных сооружений и 13-я конвойная дивизия НКВД в составе Действующей армии – с 22 июня 1941 года (Там же).

Мотострелковые дивизии НКВД, как мы установили ранее, располагали всеми видами оружия сухопутных войск, включая танки, пушки, гаубицы и миномёты.

И дивизии НКВД по охране железнодорожных сооружений – это не сторожа с берданками. «К началу Второй мировой войны на вооружении внутренних войск НКВД состояло более пятидесяти подразделений бронепоездов. Количество чекистских бронепоездов даже превысило число армейских» (И. Г. Дроговоз. Крепости на колёсах. История бронепоездов. Минск., 2002. С. 226 – 227).

В дивизиях НКВД по охране железнодорожных сооружений состояли на вооружении не только бронепоезда, но и артиллерия, миномёты, тяжёлые пушечные бронеавтомобили. И комплектовались эти дивизии отнюдь не жителями Средней Азии.

В этом списке меня смущает только конвойная дивизия НКВД. Никак сообразить не могу, что делали несколько тысяч отборных вертухаев 22 июня 1941 года на западной границе Советского Союза. Кто и с какой целью их туда задвинул?

Раньше приходилось встречать упоминания про конвойные батальоны, полки и бригады вблизи границ: например, 132-й отдельный конвойный батальон НКВД в Бресте, 109-й конвойный полк НКВД во Львове, 5-я конвойная бригада НКВД в Минске. Но так, чтобы целая вертухайская дивизия, да прямо 22 июня оказавшаяся в районе боевых действий, – это для меня открытие.

Мы только ступили шаг в сторону и тут же сразу обнаружили дюжину новых дивизий, которыми и дополним 170 нам известных.

Третий метод. «170 дивизий и 2 бригады» – это только Первый стратегический эшелон Красной Армии. Но под прикрытием Сообщения ТАСС от 13 июня 1941 года грузился, выдвигался, разгружался в приграничных округах Второй стратегический эшелон Красной Армии – семь армий, в составе которых танков и артиллерии было больше, чем во всём Вермахте.

Позади шло развёртывание Третьего стратегического эшелона – это целый Резервный фронт.

Серьёзные историки сравнивают первые эшелоны советских и германских войск. Правомерное сравнение? Да. Но только на первый взгляд. Германские войска были построены в один стратегический эшелон, позади которого находился небольшой резерв. Все германские войска были вытянуты вдоль границ тоненькой ниточкой, позади которой практически ничего не было. А советские войска были построены в три стратегических эшелона, позади которых располагались мощные резервы.

Представьте себе, читатель: у вас одна квартира, а у какого-нибудь серьёзного историка – три квартиры, да ещё и дача. Справедливо ли сравнить одну вашу квартиру с одной из трёх квартир серьёзного человека и делать выводы?

Но именно так поступают серьёзные: у немцев один стратегический эшелон, у нас – три. Но они сравнивают один эшелон у немцев и один у нас.

Пример: в 2005 году вышла грандиозная «Военная история Государства Российского» в 30 томах. Готовили эти тома многочисленные группы экспертов под командованием действительного государственного советника Российской Федерации 1-го класса доктора исторических наук В. А. Золотарёва, который ранее в звании генерал-майора занимал должность главного военного историка Вооружённых Сил СССР. В томе про советско-германскую войну (с. 536 – 537) приводятся сведения о том, как мало было сил в пяти западных приграничных округах. Например, в Киевском особом военном округе, который 21 июня 1941 года был преобразован в Юго-Западный фронт, 21 июня было всего лишь 907 046 бойцов и командиров.

Винтовок и карабинов во фронте – 1 035 420. (Это к вопросу об одной винтовке на троих.)

Пистолетов-пулемётов –15 483.

Ручных и станковых пулемётов – 35 267.

Орудий и миномётов полевой артиллерии – 14 756.

Зенитных орудий – 2 221.

Танков – 5 465. В том числе исправных – 4 788.

Боевых самолётов – 2 059. В том числе исправных – 1 759.

Сил, конечно, мало. Особенно в сравнении с 631 германским танком во всех германских войсках, которые действовали не только против войск Юго-Западного фронта, но и против Южного фронта.

Некий Стратег такое соотношение сил называл многократным численным превосходством германских войск.

Не будем спорить. Укажем лишь на то, что группы наших просветлённых экспертов посчитали силы Юго-Западного фронта без учёта войск НКВД и армий Второго стратегического эшелона. А ведь в это время в районе Белая Церковь – Черкассы уже полностью разгрузилась 19-я армия, прибывшая с Северного Кавказа. В ней – 110 339 бойцов и командиров, 1 614 орудий и миномётов и 140 танков (Командный и начальствующий состав Красной Армии в 1940 – 1941 гг. Структура и кадры центрального аппарата НКО СССР, военных округов и общевойсковых армий. Документы и материалы. М., 2005. С. 246).

А в районе Шепетовки разгружалась 16-я армия, прибывшая из Забайкалья. В ней, помимо прочего, тысяча стволов артиллерии и почти полторы тысячи танков (1 059 в 5-м мехкорпусе, 356 в 57-й отдельной танковой дивизии, 32 в 46-й и 152-й стрелковых дивизиях). Все танки исправные. Неисправные запрещалось грузить в эшелоны.

Если принять во внимание эти армии, то силы Юго-Западного Фронта предстают в ином свете. А ведь это только один пример усиления только одного округа.

Легенда про 170 дивизий и 2 бригады – национальный позор России.

Эта легенда циркулирует вот уже более 60 лет. Такое долголетие наводит на грустные рассуждения. Выходит, что Министерство обороны России вообще изучением войны не занималось. Генеральный штаб тоже о войне ровным счётом ничего не знает. В одной Москве о войне написано книг и монографий столько, что можно из этих томов сложить плотину Братской ГЭС. Но всё это макулатура.

Чего стоит диссертация о войне, если автор не удосужился даже посчитать дивизии? Чего стоят мемуары какого-нибудь Маршала Победы, если он просто не знал, сколько у него в 1941 году было дивизий?

* * *

Генерал-полковник Ю. Горьков объявил, что все документы в руках генеральских, а у меня документов нет, потому-то только им, генералам, и может открыться истина историческая: «Выяснение истины… учитывая особую сложность проблемы, требует осмотрительности, трезвости суждений, строгой опоры на документы. <…> И изучать историю нужно, образно говоря, не по поддельным копиям, а в подлиннике» («Красная звезда», 21 октября 1995 г.).

Всё правильно. Так и должно быть.

Однако тысячи генералов Советской, а теперь Российской армии, имея в руках все документы Министерства обороны, Главного оперативного и Главного организационного управлений Генерального штаба и всех других его главных управлений, все архивы государства, включая совершенно секретные, за 60 лет упорных трудов не удосужились установить, что бригад было не две, а больше.

Осознавая сложность ситуации на военно-историческом фронте, я вынужден писать историю, опираясь на те скудные обрывки информации, которые опубликованы открыто.

Как видите, даже этого хватает для того, чтобы уличить Великих Стратегов в ужасающем невежестве.

Глава 13. ПРО КОЛЛЕКТИВНЫЙ РАЗУМ

Две грабь-армии удачно вступили на путь международного разбоя. Но на этой большой дороге тесно двум бандам сразу, если у каждой из них в перспективе цель – мировое господство. И хрястнул один другого. Хрястнул сильно, хорошо подгадав момент, сбив с ног и думая, что убил. Но он сильно просчитался и понял это не сразу. Ветер, посеянный в сентябре 1939 года, вернулся бурей на наши города и веси. «Непобедимая и легендарная», руководимая ареопагом полуграмотных вождей во главе с усатым лицедеем, окружённым такими же полуграмотными холуями-стратегами, была в считанные дни уничтожена. Не желая признавать, что по их вине со страной произошла катастрофа, что армия разбита, московские стратеги, не имея других военных планов, кроме агрессивно-наступательных, шлют в несуществующую армию неадекватные обстановке приказы о контрнаступлении, усугубляя тем катастрофу и неразбериху.

Иосиф Комаровский,

«Взгляд». N2 535. 21 – 27 декабря 2002 г.

1

И вот выступает преподаватель Военной академии имени Фрунзе полковник Морозов в газете «День». (Очень красивое название – почти «День-М».) Для начала полковник Морозов, демонстрируя знание предмета, сообщает, что в западных приграничных округах находилась 171 советская дивизия. (Не каждый способен запомнить формулу «170 дивизий и 2 бригады», потому для некоторых полковников введено упрощение.) Продемонстрировав народу собственную эрудицию, полковник переходит к разоблачениям: уж не стоят ли за моей спиной группы экспертов?

Если зашла речь о группах экспертов, то давайте вспомним, гражданин полковник, что это за вашей спиной группы экспертов. Многочисленные группы. Точнее – бесчисленные группы. Толпы экспертов.

Темнело в глазах, когда к концу рабочего дня стада полковников вываливали из ворот Академии имени Фрунзе. Все они – эксперты. Всех их поставили на стражу той самой версии, которую вы, гражданин полковник, защищаете. Всем вам приказали бдительно охранять и стойко оборонять… Все вы – учёная рать. И не только вы. В одном только городе-герое Москве военных академий было больше, чем в США, Британии, Германии, Японии и Франции, вместе взятых. В одном только городе-герое Москве генералов больше, чем в Вооружённых силах США. А если мы говорим о генералах с тремя звёздами и выше, то их в Москве больше, чем в остальной Европе.

К самому расцвету застоя в Советской Армии было 18 военных академий, один военный университет, 74 высших военных училища, 4 военных института, 4 средних военных училища, 6 военных факультетов при гражданских высших учебных заведениях.

Кроме того, 32 высших учебных заведения МВД.

Помолчим про КГБ, хотя и там военной историей занимались весьма упорно.

Так что не вам, полковник, жаловаться. Рать у вас – на страх врагам.

В одной Москве военных экспертов больше, чем оленей на Чукотке. Так стадами и бродят. Или может, гражданин полковник, вы верите в то, что тут, на Западе, серьёзные эксперты умнее, чем в России? Не верьте. Тут они такие же, как и у нас. Только серьёзнее.

Но если вы действительно верите в коллективный разум, то сформируйте группу, да и хотя бы посчитайте дивизии Красной Армии 1941 года. Только заранее предупреждаю: группой – не выйдет.

2

Не кажется ли вам, гражданин полковник, странным, что 60 лет предпринимаются попытки написать историю войны, но ничего из этого почему-то не выходит? На написание истории войны режим бросал орды экспертов, но ничего не удалось сделать. Интересно, а почему?

А потому, гражданин полковник, что вас приучили мыслить хором.

И вот результат: за 60 лет ни один слушатель, ни один выпускник, ни один преподаватель Общевойсковой академии (в девичестве – Академия имени Фрунзе) не удосужился посчитать дивизии и бригады Красной Армии в приграничных округах на момент начала войны.

Вы предполагаете группы экспертов за моей спиной, а между тем сообразить, что военная наука СССР и современной России обманывает народные массы, мог любой, кто умеет считать до двух. Для этого вовсе не надо иметь ни группы экспертов, ни исследовательского института, ни целой академии.

Вы, гражданин полковник, верите в коллективную мудрость экспертов, а я вам рекомендую книгу, которую более сотни лет назад написал великий Густав ле Бон. Книга сделала его знаменитым на весь мир и на многие века. Называется книга «Психология толпы». В России она вышла в позапрошлом веке, в 1896 году, в издательстве Павленкова. В числе поклонников великого Густава – когорта выдающихся практиков управления толпой от Ленина до Муссолини и Гитлера. Понятно, товарищ Сталин эту книгу знал весьма близко к тексту и мастерски использовал её рекомендации.

Густав ле Бон на множестве примеров показал, что интеллект группы не является суммой интеллектов индивидов, которые её составляют. Наоборот, человек в группе глупеет и теряет способность видеть, слышать, понимать, самостоятельно мыслить: «Нет надобности, чтобы толпа была многочисленна… Как только несколько индивидов соберутся вместе, то они уже составляют толпу, даже в том случае, если они – выдающиеся учёные… Способность наблюдения и критики, существующая у каждого из этих учёных в отдельности, тотчас же исчезает в толпе».

Полковник О. Ф. Сувениров 100 лет спустя выразил центральную мысль «Психологии толпы», только уже применительно не к какой-то вообще группе экспертов, а конкретно к нашей родной военной науке, к Институту военной истории Министерства обороны: «Одной из важных причин, порождающих определённую немочь многих военно-исторических трудов Института, является почти повальное увлечение руководства Института подготовкой коллективных трудов. <…> При их подготовке, как правило, отсекается, отбрасывается всё оригинальное, по-настоящему творческое. <…> По распространённому среди историков мнению, редакции коллективных трудов – это братские могилы для талантов. Это своеобразная колхозно-совхозная система для науки, убивающая всякие стимулы личной заинтересованности и ответственности учёного» (ВИЖ. 1991. №11. С. 90).

3

Толпа остаётся толпой вне зависимости от того, в Москве она, в Париже или в Лондоне. Вот вам образец коллективной мудрости заокеанских экспертов из Вашингтона.

В ходе Второй мировой войны и сразу после неё группам западных знатоков в своих расчётах и заключениях следовало предполагать, что не всё из того, что публично высказывает Гений Всех Времён и Народов, чистая правда. Поймать товарища Сталина на слове не представляло труда.

Уже 3 июля 1941 года в своём первом публичном выступлении с момента германского нападения товарищ Сталин крепко соврал.

Выступление началось знаменитыми словами: «Товарищи! Граждане! Братья и сёстры! Бойцы нашей армии и флота! К вам обращаюсь я, друзья мои!»

Вот такой у нашего народа братец объявился. По самую макушку кровью братьев и сестёр изукрашенный.

За обращением – первое предложение. И в нём – правда: война продолжается.

А со второго предложения вождя понесло: «Несмотря на героическое сопротивление Красной Армии, несмотря на то, что лучшие дивизии врага и лучшие части его авиации уже разбиты и нашли себе могилу на полях сражения…»

Если верить товарищу Сталину, не прошло и двух недель войны, а лучшие дивизии врага и лучшие части его авиации уже разгромлены…

Далее, на протяжении всей войны, товарищ Сталин и другие товарищи гнули ту же линию. А по завершении войны подвели итог: воевали мы в соответствии с самой передовой в мире сталинской наукой побеждать, потому потери Советского Союза минимальны.

И вот в американском Авиационном университете была создана научно-исследовательская группа по сбору, обработке и проверке сведений о людских потерях в войне. Работали 10 лет. Руководил группой экспертов бригадный генерал ВВС США Д. О. Смит, выпустивший в 1955 году в Нью-Йорке книгу «U.S. Military Doctrine».

Книга была немедленно переведена на русский язык и издана в Советском Союзе, ибо очень уж выводы американских высоколобых понравились нашим ответственным товарищам. Сработал старый фокус из двух зеркал, когда одно зеркало, отражаясь в другом, создаёт иллюзию бесконечности. Лукавая мудрость московского агитпропа отразилась в изысканиях многочисленных групп американских специалистов и вернулась на родную землю в виде заключения независимых экспертов: вот видите, и они там, за океаном, к тем же выводам пришли.

Собрав сведения по всем странам, тщательно их обработав и проверив, группы американских учёных подвели итог: «Проведённый анализ показывает, что в ходе второй мировой войны было убито 9,5 миллионов солдат и офицеров» (Д. О. Смит. Военная доктрина США. Исследования и оценки. М., 1956. С. 217).

4

Учитывая, что Вторая мировая война была самым грандиозным катаклизмом в истории человечества, что прямое и косвенное участие в ней принимали сотни миллионов людей, а статистические сведения после войны были отрывочны, противоречивы, запутанны, а то и вовсе отсутствовали, такая точность расчёта американских учёных восхищает.

К потерям солдат и офицеров группы умнейших американских зубров приплюсовали потери мирного населения и получили странный результат: «Во второй мировой войне, продолжавшейся всего на один год дольше первой, участвовала более значительная часть населения земного шара, но количество жертв было лишь немногим больше» (С. 216).

Странно.

Первая мировая война продолжалась с 1 августа 1914 по 11 ноября 1918 года, т.е. чуть больше четырёх лет. А Вторая мировая – с 1 сентября 1939 по 3 сентября 1945 года, т.е. шесть полных лет. Если бы состав участников, пространственный размах, интенсивность боевых действий и системы оружия остались прежними, то и тогда потери во Второй мировой должны были быть в полтора раза больше, чем в Первой.

Но общая продолжительность войны не обо всём говорит. Из Первой мировой войны Россия выпала, точнее – вывалилась, за год до её окончания. А во Второй мировой войне Советский Союз официально воевал с 22 июня 1941 года до завершения. Но если судить по справедливости, то с самого начала до самого конца.

Соединённые Штаты вступили в Первую мировую войну под самый занавес, а во Второй мировой воевали с декабря 1941 года по сентябрь 1945-го.

Отчего же потери во Второй мировой войне оказались только чуть больше, чем в Первой мировой?

Пространственный размах Второй мировой ни в какое сравнение не идёт с Первой мировой. Во Второй мировой боевые действия шли по всей Европе – от Северной Норвегии до гор Кавказа, от Южной Франции и островов Средиземного моря до стен Мурманска, Питера, Москвы и Сталинграда. А за пределами Европы – от Северной Африки до джунглей Южной Азии и диких островов Тихого океана. В зонах боевых действий оказались сотни миллионов гражданского населения. Уже только в результате этого должен был последовать резкий скачок в количестве жертв. Ведь в Первой мировой боевые действия в основном за пределы Европы не выходили, а фронты стабилизировались примерно в районах государственных границ великих империй. Гражданское население откочевало на сотню километров от линии фронта и даже не слышало артиллерийской перестрелки.

Да и средства борьбы во Второй мировой никак с Первой мировой не сравнить. Массированное использование танков и авиации должно было повлечь за собой и увеличение количества жертв.

Вторая мировая война по своему характеру резко отличалась от Первой.

В ходе Второй мировой войны возникло массовое партизанское движение, т.е. война велась не только на линии фронтов, но повсеместно. Вспомним Варшавское восстание. Ничего подобного не было в Первой мировой.

В ходе Второй мировой войны появились огромные пространства, на которых все воевали против всех: Югославия, Западная Украина, Белоруссия.

В Первой мировой войне к пленным в основном относились в соответствии с международными правилами ведения войны, а во Второй мировой их уничтожали миллионами.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 ]

предыдущая                     целиком                     следующая

Библиотека интересного

Виктор Суворов    Последняя республика     Последняя республика 2     Последняя республика 3     Тень победы     Беру свои слова обратно     Ледокол     Очищение     Аквариум     День М     Освободитель     Самоубийство     Контроль     Выбор     Спецназ     Змееед     Против всех. Первая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Облом. Вторая книга трилогии «Хроника Великого десятилетия»     Кузькина мать. Третья книга трилогии «Хроника Великого десятилетия» Варлам Шаламов Евгения Гинзбург Василий Аксенов Юрий Орлов Лев Разгон Владимир Буковский Михаил Шрейдер Олег Алкаев Анна Политковская Иван Солоневич Георгий Владимов Леонид Владимиров Леонид Кербер Марк Солонин Владимир Суравикин Александр Никонов Алекс Гольдфарб Ли Куан Ю Айн Рэнд Леонид Самутин Александр Подрабинек Юрий Фельштинский Эшли Вэнс

Библиотека эзотерики