09 Dec 2016 Fri 10:38 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 03:38   

О ФАНАТИЗМЕ: Личный взгляд на проблему

Дата добавления: 2008-02-14

Автор: Сеппо Канерва

Фанатизм - слово латинского происхождения и происходит от слова fanum, что означает "храм". Поначалу фанатизм означал глубокое религиозное чувство, религиозное "рвение"; в более поздние времена его значение расширилось и стало включать любой тип односторонней, предубеждённой религиозной активности в позитивных целях, безотносительно к последствиям. Фанатик полагает, что только его взгляд является истинным и что он имеет право навязать его другим, причём любой ценой. А это приводит к диктату. С другой стороны, мы должны быть осторожны, чтобы не приклеивать ярлык фанатизма любому поведению, направленному на сохранение верности чему-либо или защиту правоты в чём-либо; истина, конечно, должна защищать себя! Так или иначе, фанатизм следует рассматривать как негативное, разрушительное явление, то, чего следует избегать. Он является противоположностью терпимости и сдержанности, и во многих случаях оказывает плохую услугу защите того, что является истинным и правильным.

1. Психологические и социальные основы фанатизма

Несколько факторов лежат в основе фанатизма. Предпосылкой любого прогресса, в том числе и духовного, является неудовлетворённость тем, что уже достигнуто. Неудовлетворённость ведёт к попыткам корригировать себя или окружающую среду так, чтобы это лучше соответствовало чьим-то желаниям, т.е. преобразовать их, чтобы уменьшить эту неудовлетворённость. Это качество, я считаю, присуще всем нам. В случае, если корригирующие воздействия сфокусированы главным образом или в первую очередь на окружающей среде, это выражается в попытках произвести желаемые изменения также и в других людях, т.е. диктовать чьи-либо предпочтения и идеи другим с целью заставить их принять чьи-либо взгляды, образ жизни и т.д. и т.п. Это то же самое, что сделать одного человека рабом другого. Человеческое существо постоянно подвергается такому понуждающему к чему-либо влиянию. Мы говорим о "социальном прессинге", когда это подчиняющее и уравнивающее всех давление исходит от больших групп, а не только от индивидуума. Если принуждение осуществляется с помощью силы и с применением насилия и если появляется тенденция к подавлению всякого инакомыслия, это с полным правом можно назвать фанатизмом.

Поскольку человек - существо со стадным (общественным) инстинктом, т.е. стремлением принадлежать к какой-либо социальной группе и быть признанным ею, социальное влияние в большинстве случаев развивает в нём податливость и уступчивость, которые, со своей стороны, являются и предпосылками социального существования. Общество может существовать лишь в таких обстоятельствах, когда его компоненты подчинены определённым ограничениям, общим идеям и соглашаются ограничить свою личную свободу.

Кроме желания быть социально адаптированным, человек также нуждается в некотором возвышении себя, стремится стать объектом восхищения, заслужить почёт и уважение. Это то, что мы называем тщеславием. Близко к этому и стремление подчинять, господствовать, желание обладать властью. А это и есть менталитет фанатика; фанатик всегда стремится к господству своих взглядов над взглядами других и подчинению себе других людей, стремится силой заставить других почитать себя и поклоняться себе.

И если вновь и вновь такой индивидуум чувствует, что его не воспринимают, или не восхищаются, или не уважают в группе, его тщеславие вызывает у него досаду. Тогда индивидуум наклеивает ярлыки недоброго, ложного, смехотворного или никчемного на все взгляды и идеи, которые чтит социальная группа. Он отрицает их, оспаривает их действенность. Чтобы избежать болезненного ощущения своей непризнанности, он отрицает даже действенность всего социального окружения, которое отказывает ему в признании. На этом пути он отрицает и отвергает значение своего непризнания группой; непризнание теряет свою значимость. Но поскольку желание быть принятым и признанным не исчезает, он должен искать другие источники для своего удовлетворения. Он разрабатывает - или, что более вероятно, - заимствует у кого-нибудь другого, кто страдает, так же как и он, доктрины, философские идеи и взгляды на то, как именно общество, среда должны выглядеть. Истинность этих теорий не обязательно играет центральную роль в его построениях. Страдающие от непризнания индивидуумы могут затем объединяться в организации, политические партии, террористические группы или что-нибудь аналогичное, и впоследствии попытаться изменить социальное окружение по своему образцу, независимо от мнения самой социальной среды. Поскольку ценности, идеи и истины, представленные социальной средой, отрицаются, нет необходимости чего-либо остерегаться; все способы допустимы; изменения должны быть произведены любой ценой. Фанатик или фанатичная группа родились. Эта тема обсуждается в Документе 88: "Догматический фетиш приводит смертного человека к самообману, удерживая его в тисках слепой веры, фанатизма, суеверия, нетерпимости и наиболее зверских форм варварской жестокости" [969:5]. Догме нет нужды быть ни экстравагантной, ни нечестной; очень часто это вымысел, созданный из лучших побуждений, добрых намерений и целей; её сторонники могут быть истинными идеалистами. Идеалист становится фанатиком, когда заставляет других принимать свои превосходные идеи. Однако, может случиться, что у идеалиста возникнут сомнения в истинности, действенности или практичности его идей, и из-за страха, что его идеи будут разоблачены как неверные, невозможные или неосуществимые, или они будут подвергнуты критическому анализу, он пытается предотвратить или удушить всякую критику. Он считает необходимым защитить свои идеи любой ценой, даже если факты говорят против них, ибо не может пережить, если будет доказано, что его идеи ложны. И вновь, таким образом, идеалист превращается в фанатика.

Фактом является и то, что в группе фанатиков обязательно присутствует борьба за власть. На карту ставится главное - кто будет диктовать политику и действия группы.

Фанатик считает, что он обладает высшим пониманием, знанием или даже божественным откровением в отношении того, каким должен быть мир, и что он избран - самим ли собой, своей ли группой, или сверхчеловеческие существа избрали его - чтобы изменить общество, мир в соответствии с этим пониманием, знанием или откровением.

Поскольку читатели Книги УРАНТИИ и те, кто верит в её Учения, становятся обладателями этого высокого понимания, знания и откровения, это накладывает на нас громадную ответственность и может быть одной из причин того, почему распространение этих посланий, учений Книги УРАНТИИ, должно осуществляться медленно, эволюционным путём. Об Иисусе говорится: "Однако во всей своей активной миссии и на всём протяжении своей необыкновенной жизни в нём ни разу не проявилась ярость фанатика или поверхностность и пустота религиозного эгоиста". [2088:3]. Мы должны пытаться делать то же самое.

В Документе 134, где обсуждаются Урмские лекции Иисуса, есть следующее высказывание: "Если обладающие свободной волей и считающие себя равными существа не приходят к взаимному признанию того, что они подчиняются некоторому сверхвладычеству - некоторой власти, которая над ними и превыше их, - то рано или поздно они поддаются соблазну испытать свою собственную способность обрести могущество и власть над другими людьми или группами людей-Религиозные деятели Урмии жили в относительном мире и спокойствии благодаря полному отказу от всех своих представлений о религиозной суверенности. В духовном отношении, все они верили в полновластного Бога. В социальном отношении, высшая и неоспоримая власть находилась в руках их главы - Кимбойтона". [1487:6,7]. Разве не могло бы это служить путеводной нитью в формировании читательской организации?

2. Философские основы фанатизма

В документе 196 говорится об Иисусе: "Всепоглощающая и неукротимая вера Иисуса никогда не превращалась в фанатизм, ибо она никогда не пыталась проявиться в отрыве от его взвешенных рациональных суждений о соразмерных ценностях практических и будничных социальных, экономических и нравственных жизненных ситуаций". [2088:2]. Можно не сомневаться в том, что Иисус не являлся бесповоротным защитником истины и не стремился исключить ошибку. По моему мнению, наилучший путь для противодействия фанатизму - помнить о методах обучения, применявшихся Иисусом, и следовать им. Нам рассказывают о методах, которые Иисус использовал в обучении, и что, среди всего прочего, он никогда не подчёркивал ошибку, фокусируя внимание на том, что было неверным во взглядах учеников, но он всегда видел чётко, что было истинным в этих взглядах, и затем, высвечивая и развивая те аспекты, которые были истинными, он подводил ученика к самостоятельному обнаружению своих ошибок и ложных идей.

Об Амадоне, человеческом герое во времена восстания Люцифера, который был непоколебим в защите истины и встал на сторону Вана, говорится: "От Эдемии до Салвингтона и Уверсы, на протяжении семи долгих лет, первым и неизменным вопросом любого подчинённого небесного существа о событиях мятежа в Сатании было: "Что слышно об урантийском Амадоне - сохраняет ли он свою стойкость?" [762:2]. Тем не менее, об Амадоне никогда не говорили как о фанатике, хотя он был твёрд в своей приверженности истине.

Религиозный фанатизм есть один из видов ложно понимаемой защиты истины. Фанатичное отношение основано на философском понимании биполярности, которое признаёт лишь две альтернативы, верную и ложную, истину и ошибку, праведность и грех. В большинстве случаев это действительно так, и при окончательном анализе это так при всех условиях. Но это не так, если кто-то должен обрести плоды духа; это хорошо лишь постольку, поскольку исключает последствия ошибки. Философия фанатика: "либо-либо", тогда как более плодотворной является философия "и то и другое - и". Последняя признаёт, что даже в ошибке в большинстве случаев содержится зёрнышко истины. Даже манифест Люцифера содержал элементы истины; всё, чего он хотел достичь в последующем, он мог бы достичь в течение определённого периода времени. Фанатик игнорирует тот факт, что именно волей Бога мы несовершенны и живём в обстоятельствах, когда истина проявляется лишь постепенно; она вырастает из ошибок вместе с прогрессом эволюции. Фанатик осуждает ошибку и пытается любой ценой уничтожить и исключить её. Фанатизм означает отрицание самой возможности эволюции.

В свете приведенного выше отрывка из Документа 196, подход Иисуса был полностью уравновешенным и основывался на суждении о пропорциональных ценностях социальных, экономических и моральных жизненных ситуаций. Всё, в чём мы нуждаемся - это соразмерно оценивать различные вещи; определять степень их истинности и предугадывать, насколько возможно, раскрытие истины через ошибку. Иисус всегда проповедовал сдержанность сознания относительно разрешения жизненных проблем. Фанатик сводит все ситуации единственно к борьбе между добром и злом, истиной и ошибкой. Он жаждет чётких и недвусмысленных наставлений, правил и определений. Реальность, однако, неоднозначна, сложна и редко допускает простые определения.

Мы постоянно сталкиваемся с проблемами типа: Насколько мы должны быть терпимыми в случае ошибки? Где граница между оправданной и неоправданной терпимостью? Какой путь был бы продуктивным и эффективным, чтобы преобразовать ошибку в истину? В каких вопросах компромиссы допустимы, в каких - нет? Не существует простых и лёгких ответов на эти вопросы. Ответы фанатика всегда просты, даже упрощенны. Поиск ответов на эти самые вопросы составляет часть нашего роста и развития, это путь возрастания нашей мудрости. Иисус, с другой стороны, "подчёркивал, что чрезмерное сочувствие и жалость могут привести к сильной эмоциональной неустойчивости, что энтузиазм может перерасти в фанатизм". [1673:3].

3. Основы религиозного фанатизма

Иисус в своих Урмских лекциях обсуждал также тему религиозного фанатизма и его последствий. Из этих учений мы узнаём, что не может быть ни мира между религиями, ни прекращения религиозных войн, пока религии цепляются за свою духовную власть и духовное превосходство и отказываются признавать духовную суверенность Бога-Отца. "Царство небесное, божественная форма управления, основано на факте божественной суверенности - Бог есть дух. Поскольку Бог есть дух, его царство духовно-Если различные религии признают духовную суверенность Бога-Отца, то все эти религии пребывают в мире-" [1486:5,6].

Если религии фанатично защищают свои концепции, которые объявляют, что их догмы, доктрины, священные книги, обряды, иерархии, моральные законы, божества и т.п. являются единственно правомерными, то такие догмы, такие доктрины, такие священные книги, такая иерархия, такой моральный кодекс, такие божества, а не Бог-Отец остаются верховными суверенами, и эти религии будут противоборствовать друг с другом. При этом нужно, однако, помнить, что не все религии имеют одинаковую значимость; некоторые религии ближе к истине, чем другие, хотя ни одна из них не может претендовать на то, чтобы быть действительно истинной. Религиозная терпимость не предполагает некритического одобрения жёстких правил и обрядов других религий; его заменяет поиск всеобщего Высшего Суверена, Бога-Отца, и поиск его в догмах, обрядовых богослужениях и духовных проявлениях каждой религии.

О мистицизме, который является обязательной составной частью многих религий, говорится в Документе 91: "Мистицизм - как метод, позволяющий человеку осознать присутствие в себе Божества, - заслуживает полного одобрения, но когда такая практика ведёт к социальной изоляции и превращается в религиозный фанатизм, она достойна одного лишь порицания". [1000:2]. Об этом следует всегда помнить.

4. Политический и национальный фанатизм

В Урмских лекциях говорится, что "Не война является тяжёлым и страшным заболеванием человека; война - это симптом, следствие: настоящим заболеванием является вирус национальной суверенности". [1491:0]. Несколько ранее говорится о том, что "Политическая суверенность присуща народам мира". [1489:3].

Политическая суверенность, а также национальный и языковый фанатизм были причиной бесчисленных войн. Читателю Книги УРАНТИИ, которого провоцирует какой-либо субъект, задевающий его национальную гордость или языковую самобытность, или подчёркивающий превосходство другой нации или другого языка, не следует с готовностью фанатично защищать его собственную суверенность. Урмские лекции учат нас, что военные действия не прекращаются с помощью традиционных мер - мирных усилий, альянсов, дипломатии, мер по разоружению и др.; войны прекратятся лишь после того, как суверенные нации мира демократически, разумно и полностью передадут свои суверенные права мировому правительству, всемирному правительству, т.е. органу, который представляет суверенность всего человечества. Только после этого мы можем надеяться, что национальный фанатизм исчезнет.

В одном из разделов Урмских лекций мы читаем: "При общемировом правительстве национальные группы действительно получат возможность претворять в жизнь и пользоваться личными свободами, присущими подлинной демократии. Софизму самоопределения придёт конец. С глобальным регулированием финансов и торговли настанет новая эра всеобщего мира. Вскоре сможет появиться общемировой язык, и забрезжит надежда на появление общемировой религии - или религий с общемировым подходом". [1491:5].

Но, опять-таки, национальная, языковая, расовая и т.п. терпимость, или отсутствие фанатизма не означают того, что все нации, расы, языки и т.п. следует считать равноценными.

5. Как проявляется фанатизм

Фанатизм означает пристрастную, макиавеллиевскую защиту дела, которое стремится представить себя обладающим какой-то ценностью. Фанатик потерял истинное представление об окружающей реальности. Его реальность становится искажённой и начинает служить тому делу, которое он защищает, и тем методам, которые он избрал, чтобы достичь своих целей.

Например, вы можете услышать от него: раз Книга УРАНТИИ дана свыше, предосудительно читать другие книги. Раз человек может благополучно жить и без института Церкви и священничества, не следует примыкать к какой-либо церкви и поддерживать священников. Если кто-то чувствует свою вину из-за ошибки, неблаговидного поступка, он неспособен уже поступать правильно или разумно; все его действия должны быть подвергнуты сомнению, ко всем его заявлениям надо относиться с подозрением, во всех его поступках надо подозревать дурные намерения, он не заслуживает милосердия или прощения; он должен быть наказан, он должен быть исключён из группы. Если кто-то не согласен со мной, - он что-то замышляет против меня, он хочет оттолкнуть меня в сторону. Если кто-то не соглашается со мной, он не понял посланий Книги УРАНТИИ, он должен быть отделён от группы и ему следует сказать, чтобы он перечитывал Книгу до тех пор, пока не согласится со мной. Если кто-то не согласен со мной во всём, я хотел бы знать, прав ли он вообще в каких-либо мыслях и идеях; я скорее скажу, что не прав; во всяком случае, это основание для такого подозрения. Если кто-то в своём милосердии - как он утверждает - не выражает своих негативных мнений о ком-то другом, он нечестен и во всех других отношениях и, вероятно, он в сговоре с другим, кто заслуживает лишь осуждения. В случае, если кто-то не понимает, что я имею в виду, ему лучше пойти позаниматься финским языком, чтобы начать понимать. Я знаю истину, а если кто-то не знает её, тем хуже для него.

Урантия

Что говорит книга Урантии о:

Cover How I Found Urantia Book

Cover About Urantia Book

galaxy