05 Dec 2016 Mon 15:28 - Москва Торонто - 05 Dec 2016 Mon 08:28   

Россия экспортирует Ро-210 в США, где он используется в чрезвычайно малых количествах в устройствах, снимающих статическое электричество. Например, во многих гаражах его можно найти в антистатическиих распылителях для покраски автомобилей. Его также используют в аэрокосмической отрасли как источник термоэлектрической энергии на спутниках.

Ро-210 можно приобрести без лицензии на открытом рынке. Например, компания "Дженерал Электрик" выпускает антистатические устройства, каждое из которых содержит 500 µСi (микрокюри) радиоактивного Ро-210, по цене 79 долларов за штуку. Весовое количество полония в таком устройстве составляет 0.1 µg (микрограмм) в пересчете на чистый полоний.

Согласно расчетам, опубликованным после гибели Литвиненко, летальная доза Ро-210 для взрослого мужчины составляет около 2 Gbq (гигабеккерель) или около 50 mCi (милликюри). Такое количество радиоактивности вызывает смерть в течение месяца в 50 процентах случаев. По представленным нам данным, Литвиненко получил минимум десять таких доз то есть порядка 500 μCi. Такое количество радиоактивности содержалось в одном небольшом глотке (около 5 миллилитров) чая, в чайнике общим объемом ~250 мл. Таким образом, в целом чайнике содержалось не менее 25 Ci радиоактивности или 5 миллиграмм в пересчете на чистый полоний.

Для того, чтобы собрать 25 Ci радиоактивности, выделяя Ро-210, к примеру, из антистатических приспособлений "Дженерал Электрик", с учетом 50 % выхода процесса экстракции, потребуется 10 тысяч таких таких приспособлений на сумму (в розничных ценах) около 8 миллионов долларов. Очевидно, что приобрести такое количество приспособлений и остаться незамеченным невозможно. Следовательно Ро-210, которым был отравлен Литвиненко, не был приобретен на открытом рынке, а прибыл в Великобританию некоммерческим путем.

Приведем мнение руководителя Лаборатории радиоизотопного комплекса Института ядерных исследований РАН Бориса Жуйкова, процитированное газетой "Вашингтон Пост" 7 января 2007 года: "Все, связанное с производством и применением полония контролируется государством… и проверяется многими и многими людьми. Такое не могло пройти незамеченным".

В той же статье цитируются слова главы Ростехнадзора Константина Пуликовского: "Могу сказать с полной определенностью, что проверка не обнаружила никаких нарушений правил хранения и транспортировки ядерных материалов, в том числе полония, ни в одной из структур нашего ядерно-энергетического комплекса".

По нашему мнению, оба этих утверждения соответствуют действительности. Реактор и лаборатория по производству полония являются государственными структурами и находятся под строгим контролем. Выделение полония из облученного висмута может быть осуществлено лишь с помощью приспособлений для работы с высокорадиоактивными материалами, которые имеются только в государственных учреждениях. У нас нет никаких сомнений в соблюдении высочайших стандартов при работе с высокорадиоактивными материалами, использующимися на предприятиях "Авангард" и "Маяк".

Поэтому можно сделать вывод, что если материал имеет российское происхождение (а в этом почти нет сомнений), то ответственными за отравление Литвиненко являются Российское государство или его агенты.

Переходим к вопросу, можно ли с достоверностью установить российское происхождение Ро-210. По нашему мнению, британские коллеги наверняка это уже сделали. Ядерная криминалистика – анализ радиоактивных образцов с целью определить их происхождение сейчас стала высокоразвитым направлением прикладной ядерной физики. Коммерческие образцы Ро-210, полученного с завода "Авангард", можно проанализировать на состав примесей, например остаточного Bi-209. Изотопный состав коммерческого Ро-210 будет отражать спектр энергии реактора, на котором он был произведен. Эти результаты можно затем сравнить с данными по изотопному составу образца, выделенного из мочи и крови Литвиненко, и выяснить, имеется ли сходство показателей. Если имеющегося материала недостаточно для предела чувствительности анализов в [британском центре в] Олдемарстоне, его можно переслать в Национальную лабораторию им. Лоуренса в Ливерморе, в штате Калифорния, которая специализируется на подобных исследованиях. Образцы мочи и крови для таких анализов должны были сохраниться.

Выводы: а) С высокой долей вероятности можно сказать, что Литвиненко был отравлен Ро-210, произведенным на предприятии "Авангард" в Сарове. Местом исходного облучения висмута в этом случае является один из двух реакторов на предприятии "Маяк" в Озерске. б) Если это так, то ответственность за отравление несомненно несет российское государство или его агенты. в) Британские власти вероятно знают, что Ро-210 имеет российское происхождение. г) Если они этого не знают, то установить, так ли это, не составляет труда.


ЗАЧЕМ НУЖНЫ ШПИОНЫ, если есть на свете журналисты? Пока наш эксперт составлял свою справку, российские репортеры разыскали и опросили специалистов в отечественном научном сообществе, и их мнения полностью совпали с выводами американца. Вице-президент Курчатовского института Николай Пономарев-Степной заявил, что "Полоний-210, которым был отравлен Литвиненко, получен не кустарным путем, а в результате производственной деятельности какого-то предприятия". При этом, "для промышленных и специальных целей полоний-210 производится только в России".

На вопрос, "возможно ли [задним числом] установить, где и кем это вещество произведено на свет?", руководитель лаборатории анализа микрочастиц кандидат технических наук Георгий Кауров "со всей определенностью" заявил: "Установить можно в том случае, если будут представлены образцы для сравнения".

Директор Российского федерального ядерного центра ВНИИ экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ) в Сарове академик РАН Радий Илькаев сообщил "Российской Газете", что "только у двух организаций есть действующие санитарные паспорта, дающие право на работу с этим радиоактивным изотопом. Одна из них – комбинат «Маяк». Здесь находится реактор, в котором облучали специальные мишени из висмута, чтобы получить таким образом промежуточное сырье, из которого выделяют чистый полоний-210. Два года назад этот реактор выведен из эксплуатации, и полониевое сырье в России сейчас не нарабатывается. Обходятся тем, что уже есть на складах, то есть сделанным ранее запасом облученных висмутовых мишеней. Производство относительно небольшое – в год примерно 9,6 грамма. Ежемесячная поставка с «Авангарда» – 0,8 грамма полония-210. Учет и контроль очень жесткие. Незаметно изъять какое-то количество из цепочки невозможно".

Екатерина Шугаева, пресс-секретарь "Техснабэкспорта", единственной организации, у которой есть лицензия на транспортировку и экспорт полония-210, сообщила "Газете. Ру", что Полоний-210 производят партиями раз в месяц и тут же расфасовывают по стеклянным капсулам, которые запаивают и помещают в герметические контейнеры. В таком виде они уходят в США заказчикам через грузовой терминал в Санкт-Петербурге. Шугаева рассказала, что "в октябре 2006 года полоний уходил партиями по 0,08 грамма. Эти 0,08 грамма помещаются в восемь капсул, которые пакуются в три контейнера размером 40×40×40 см".


ИТАК, В КАЖДОЙ капсуле содержится одна сотая грамма или 10 миллиграмм полония – несколько крупинок, что для свежепроизведенного материала составляет не менее тысячи смертельных доз. Спустя 138 дней – один период полураспада, в капсуле останется пятьсот доз, еще через 138 дней – двести пятьдесят, и так далее. По подсчетам, Саша получил около десяти смертельных доз: если он был отравлен свежим полонием, то в его организм попало не менее одной сотой содержимого капсулы – 100 микрограмм, или десятитысячная доля грамма.

Саша считал, что был отравлен чаем, который отведал на встрече с Андреем Луговым и его партнером. Но отпил он злополучного чая, по его собственному рассказу, "всего один маленький глоток", то есть примерно одну пятидесятую содержимого чайника. Большая часть яда ушла с недопитым чаем в лондонскую канализацию и растворилась в водах Темзы. Кстати, сделай тогда Саша несколько глотков, он не прожил бы 23-х дней, а умер бы в Барнет-госпитале, и тогда полоний вообще не был бы обнаружен.

Нетрудно рассчитать, что целиком в чайник попала примерно половина одной капсулы полония-210 – и это в случае свежепроизведенного полония. Если же со дня производства прошел один период полураспада – 138 дней, то в расчете на чайник приходится уже целая капсула. Очевидно, что это величины одного порядка – содержимое чайника и одной капсулы полония промышленной расфасовки.

Все оптовые покупатели полония строго лицензируются. Очевидно, что ни одна из капсул, отправленных заказчикам в США в октябре месяце с Санкт-Петербургского терминала, не могла исчезнуть так, чтобы покупатель этого не заметил: "в каждой партии три контейнера, в них восемь капсул". Следовательно, капсула с ядом для Саши была изъята из экспортной цепочки на более ранней стадии, до того как партию отгрузили для доставки покупателям.

В том же выпуске "Газеты. Ру", где напечатаны интервью с российскими учеными, помещена фотография мрачноватого шестиэтажного здания в позднесоветском стиле на улице Академика Варги на юге Москвы. В этом здании без вывески, расположенном за бетонным забором в отдалении от жилых домов, находится 2-й научно-исследовательский институт (НИИ-2) ФСБ, где, по утверждению источников газеты, "мог храниться полоний-210, которым был отравлен Литвиненко… Неофициальные источники утверждают, что в НИИ-2 [по-прежнему] работают с ядерными материалами – тем же полонием, который спецслужбы еще в советские годы использовали в качестве "меток" и "закладок"… Институт оснащен оборудованием для хранения радиоактивных веществ", утверждал собеседник газеты.


УЗНАВ НА СЛЕДУЮЩИЙ день после смерти Саши, что физики в Олдемарстоне обнаружили полоний и, следовательно, его догадка об альфа-эмиттере блестяще подтвердилась, профессор Генри задумчиво сказал: "Они не могли использовать такую вещь без предварительных знаний. Должна быть отработана оптимальная дозировка, понимание того, как яд усваивается организмом, как быстро наступают симптомы, разработано наиболее эффективное "средство доставки" – аэрозоль, растворимая желатиновая капсула, или жидкий раствор. Если же это был порошок – микроскопические крупинки чистого полония, то при таком малом количестве с твердым материалом работать трудно, и материал должен быть расфасован в контейнеры разового использования. В общем, должна существовать лаборатория, где все эти вещи отрабатывают, надеюсь, на мышах, а не на людях".

Генри сказал, что последние научные публикации по этому вопросу в открытой печати – в них выяснялась быстрота гибели лабораторных животных в зависимости от дозы, – относятся к середине шестидесятых годов и происходят из институтов Минздрава СССР. После этого подобные работы либо засекретили, либо прекратили.

– Скорее засекретили, чем прекратили, – сказал я. – Саша мне говорил, что в структуре ФСБ до сих пор существует лаборатория ядов, созданная еще при Берии.

Я рассказал ему то, что знал от Саши: будто в Москве на Краснобогатырской улице находится секретное подразделение, откуда происходил яд, которым в 1995 году был отравлен банкир Иван Кивилиди, а в 1997-м – Владимир Цхай, сыщик из МУРа, арестовавший фээсбэшника-террориста Макса Лазовского. Там же, по мнению Саши, был разработан препарат СП-117, примененный в Киеве к Ивану Рыбкину, оттуда же происходил яд, вызвавший смерть "от аллергической реакции" Юрия Щекочихина и обезобразивший лицо Виктора Ющенко, а также аэрозоль, усыпивший захватчиков театра и заложников на Дубровке. Не говоря уже о том, что ФСБ практически официально и с особой гордостью подтвердила свою роль в ликвидации террориста Хаттаба, который был отравлен в 2002 году в горах Чечни. ФСБ тогда перехватила адресованное лидеру ваххабитов письмо из Саудовской Аравии и обработала его отравляющим веществом, вызывающим остановку сердца.


ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ после Сашиной смерти "источник" в британских спецслужбах "посоветовал" лондонской "Санди Таймс" поинтересоваться "делом Романа Цепова", погибшего при странных обстоятельствах в Санкт-Петербурге за два года до Саши.

До статьи в "Санди Таймс" я не знал о смерти Цепова, но фамилию эту слышал от Саши; Цепов был главой охранного агентства "Балтик-Эскорт" в Петербурге, а в прошлом – телохранителем питерского мэра Собчака и его заместителя Путина. Через Цепова, объяснял Саша, в последующие годы осуществлялась связь между кланом "Питерских чекистов", перебравшимся в Кремль, и лидерами Тамбовской ОПГ, переехавшими в Испанию. Я кинулся в Интернет разыскивать все, что можно найти о Цепове, и был поражен. Передо мной лежала готовая теория заговора, как будто сам Саша оттуда, где он теперь находился, разработал очередной шедевр конспирологического жанра. Судя по всему, Цепова тоже отравили полонием!

Цепов слыл в Питере всемогущей фигурой. Не было человека, которого он не знал. Не было проблемы, которой он не мог решить. Его влияние приписывали близости к влиятельным чинам в администрации Путина, в первую очередь к начальнику охраны президента Виктору Золотову и лидеру клана "Питерских чекистов" Виктору Иванову (герою "досье", которое Саша показывал Луговому). Цепов гордился тем, что был среди гостей на инаугурации Путина. Многие высшие чины МВД и ФСБ, происходившие из Питера, были обязаны ему своими назначениями.

С другой стороны, в его приятелях числились лидеры Тамбовской ОПГ Владимир Барсуков-Кумарин и Александр Малышев. На похоронах Цепова среди узкого круга родных и близких были замечены представители как "кремлевского", так и "тамбовского" сообществ, в том числе Кумарин и Золотов.

Цепов был весьма колоритной фигурой. В посмертном материале "Новой Газеты" отмечалось, что Рома, как его все называли, "был способен на чувства, обожал понты, любил пострелять и развернуться на первом в Питере "Хаммере" поперек Невского проспекта". В одном из последних интервью он кокетливо говорил о себе: "Почему-то во все времена Цепов оказывался наиболее удобной фигурой для слухов. Выборы – Цепов. Уголовные дела, транши, кредиты, топливный бизнес, охранный, казино – Цепов. Кадровые перестановки – тоже я. Серый кардинал обязательно должен быть при короле".

10 сентября 2004 года Цепов вернулся из Москвы, где встречался с генералом Золотовым. На следующее утро, позавтракав у себя на даче, он отправился в питерское УФСБ, легендарный "Большой дом" на Литейном, "решать вопросы". Там он провел час в кабинете начальника управления Юрия Игнащенкова. На беседе присутствовал генерал Алексей Шаманин, начальник службы экономической безопасности УФСБ. Как положено на таких встречах, гостю предложили чашку чаю. Оттуда Цепов поехал в управление МВД, где выпил кофе.

В 4 часа дня Цепов почувствовал себя плохо и с симптомами пищевого отравления был госпитализирован в частную клинику. Оттуда через 8 дней его перевели в больницу им. Свердлова – питерский эквивалент московской ЦКБ, где лечат местную элиту. Через два дня он умер. Ему было 42 года. Официальный диагноз был "отравление", но следствие зашло в тупик.

То, что заинтересовало в данном случае британские спецслужбы, а с их подачи и лондонскую прессу, было полное совпадение симптомов Цепова с развитием болезни Саши. "Би-Би-Си" процитировало одного из врачей Цепова: "Поначалу все было похоже на пищевое отравление, но после короткого периода улучшения состояние больного резко пошло на спад… Это было отравление без следов яда. Что нас особенно беспокоило, так это падение уровеня белых кровяных телец. Будто у него полностью выключилась иммунная система".

Журналист Игорь Корольков, тот самый, который интервьюировал Михаила Трепашкина перед арестом, пытался разобраться в деле Цепова. Вот что он рассказал в программе "Радио Свобода".


– Я встречался с его лечащим врачем, коллегами, друзьями. Все признаки, как говорил этот врач, указывали на отравление. Но вместе с тем как бы и не было отравления, потому что не было температуры, не было еще каких-то сопутствующих признаков. Был собран консилиум из специалистов города. Но никто так и не смог объяснить, что же происходит. Этот лечащий врач, доктор Перумов, полагал, что его могли отравить лекарством, которое используется для лечения лейкемии. Но, как мне сообщили из источников в городской прокуратуре, была проведена экспертиза, и было установлено, что Роман Цепов умер от радиоактивного элемента. Как мне сообщили, доза превышала допустимую в миллион раз…


Последним проектом Цепова, о котором много писали после его гибели, была попытка посредничества в деле "Юкоса". Будто бы летом 2004 года он приходил к акционерам осажденной нефтяной компании, и от имени "больших людей" в Кремле предлагал "разрулить" конфликт и освободить Ходорковского и Лебедева, если те согласятся переписать активы на определенные офшорные компании. Именно с этим эпизодом большинство наблюдателей тогда связали печальный конец Цепова: мол, зарвался Рома, залез в сферы, где замешаны "высшие интересы", и испортил кому-то игру. Сообщалось, что в последние недели он добивался встречи с Путиным, но тот его не принял.

Однако у меня, которого убийство Саши превратило в законченного конспиролога, сложилась своя теория, объяснявшая, кстати, почему в британских спецслужбах о Цепове знали гораздо больше, чем предполагало простое совпадение симптомов. Как раз летом 2004 года, незадолго до загадочной смерти "Ромы", в Испании развернулось следствие по Тамбовской ОПГ, где Саша был важнейшим источником. Центральной фигурой расследования был все тот же Александр Малышев, приятель Цепова, который впоследствии был арестован в Малаге. В российскую прокуратуру отправили "запрос о правовой помощи" с просьбой допросить лиц, связанных с "объектами" испанского расследования. Могло ли так случиться, что испанцы слишком близко подобрались в кремлевским связям "тамбовцев", а Цепов превратился в слишком опасного свидетеля? Планировала ли испанская прокуратура вызывать Сашу Литвиненко свидетелем в суд, где он безусловно рассказал бы все, что знал о связях гангстеров с кремлевскими чекистами? Если это так, то Цепов и Саша оказались замешанными в "тамбовском" деле не только в том смысле, что один консультировал следствие, а другой был его фигурантом, но еще и потому, что были отравлены одним и тем же ядом, возможно, одними и теми же людьми.


ЕСЛИ НЕВИДИМЫЙ ДЛЯ стандартных детекторов радиации полоний представлялся убийцам идеальным ядом, то после того, как его раскрыли, он стал сбывшейся мечтой сыщиков. Подобно невидимым чернилам, полоний метит все, с чем вступает в контакт, и его невозможно отмыть. Используя надлежащие приборы, следы полония можно обнаружить в исчезающе малых количествах – в миллионных и миллиардных разведениях. Если, к примеру, кто-то загрязненной рукой включил свет в гостиничном номере, то радиоактивное пятно на выключателе сохраняется в течение многих месяцев. По распределению радиоактивности на стуле или кресле можно определить, оставлен ли след загрязненной одеждой, правой или левой рукой, а также установить, была ли эта рука запачкана снаружи либо оставила отпечаток мельчайших капелек пота, выделяющихся из пор кожи зараженного организма. Иными словами, след отравителя отличается от следа отравленного.

Второе чрезвычайно важное обстоятельство для интерпретации следов полония: вторичное заражение недостаточно для того, чтобы оставлять следы. К примеру Марина, которая ухаживала за Сашей в течение первых трех дней болезни, когда рвота и диарея были особенно сильны, получила достаточно много полония, пожалуй, самую высокую дозу из всех, кто подвергся вторичному заражению. Радиоактивность обнаружили в анализах Марины, но этого было недостаточно, чтобы за ней шел след. Это означает, что радиоактивные следы мог оставить только сам Саша, получивший внутрь громадную дозу, либо лица, вступавшие с полонием в непосредственный, первичный контакт.

Никакой официальной информации о характере следов, обнаруженных Скотланд-Ярдом, опубликовано не было. Однако в лондонские газеты просочилось достаточно сведений, чтобы воссоздать примерную картину передвижений носителей полониевой метки. Достоверность этих сообщений следователи, в общем, подтвердили Марине.

В первые часы после смерти Саши мобильные команды из Службы охраны здоровья обнаружили радиоактивное загрязнение и опечатали японский ресторан "Итсу" на Пикадилли, гда Саша встречался с Марио Скарамеллой, "Сосновый бар" отеля "Миллениум", где он пил чай с русскими, офис Березовского и охранную фирму "Эринис". В последующие дни к полониевой карте добавились еще десятки объектов: офисы, рестораны, гостиничные номера, трибуна на стадионе, частные квартиры, автомобили и салоны авиалайнеров. У сотен людей по всей Европе в анализах мочи обнаружили повышенное содержание полония; все они 1 ноября были в Лондоне, в отеле "Миллениум", в эпицентре "взрыва маленькой атомной бомбы". Через некоторое время у сыщиков сложилась достаточно четкая картина произошедшего. Как сказал Марине следователь Скотланд-Ярда, "мы точно знаем, кто сделал это, где и когда".

Один из полониевых следов шел за Сашей. Утром 1 ноября он был еще совершенно чист. Детективы нашли в его кармане лондонскую проездную карточку, и по ней, а также по кадрам камер наблюдения, установили автобус и вагон метро, доставившие его в тот день в центр Лондона. Никаких следов полония там не было.

В начале седьмого вечера Закаев подобрал Сашу в офисе Березовского на Даун-стрит, чтобы отвезти домой в Мосвелл-хилл. После этой поездки закаевский автомобиль оказался настолько загрязненным, что его признали опасным для здоровья и направили в "деконтаминацию". В офис Березовского Саша пришел незадолго до шести уже зараженным. Его руки, выделявшие капельки радиоактивного пота, оставили след на посту секретарши и на факс-аппарате, которым он пользовался.

Судя по всему, он был отравлен около 5 часов вечера в баре отеля "Миллениум", что в пяти минутах ходьбы от офиса Березовского. Там у Саши была встреча с Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном – другом детства Лугового, бывшим работником спецслужб, а ныне сотрудником его охранного агентства "Девятый Вал".

В "Миллениуме" сыщики нашли фарфоровый чайник и чашку, из которой пил Саша. Концентрация полония на стенках посуды была на несколько порядков выше всего остального, несмотря на то, что чайник и чашка с тех пор несколько раз прошли через моечную машину, распространив, кстати, радиоактивность по всему ресторану. Именно из ресторанной посуды получили небольшие дозы полония сотни гостей отеля, разъехавшиеся потом по Европе.

Помимо чайника и чашки, радиоактивность была в "Сосновом баре" повсюду – на мебели, на стенах, даже на потолке. Деконтаминация, в ходе которой пришлось сменить всю облицовку, стекло и керамику, обошлась в 230 тысяч фунтов стерлингов и заняла почти год. Очевидно, что часть радиоактивного материала разлетелась в тот момент, когда злоумышленники сыпали порошок в чайник, или просто распространилась по залу в капельках пара горячего чая. Полоний нашли в моче у семерых служащих бара и нескольких посетителей – они получили его, вдыхая загрязненный воздух. Наиболее высокие показатели (если не считать Марины) оказались у официанта, обслуживавшего столик, за которым сидели русские, и у пианиста из бара, которому не посчастливилось следующим пить чай из Сашиной чашки, хотя ее и успели помыть.

Итак, отравление произошло в "Сосновом баре" около 5 часов вечера 1 ноября. Но почему же тогда загрязненным оказался также ресторан "Итсу", где Саша был со Скарамеллой около половины четвертого, то есть до посещения отеля "Миллениум"? И почему след полония нашли в фирме "Эринис", куда Саша после чаепития в "Сосновом баре" не заходил? И как объяснить, что радиоактивность нашли еще и на диване в кабинете Березовского, где Саша также не был?

Загадка объяснилась, когда сыщики сообразили, что по Лондону тянется не один, а целых три радиоактивных следа, первый – за Сашей, а второй и третий за Луговым и Ковтуном, которые загрязнились радиоактиностью за две недели до Саши!

Характер оставленных ими следов говорил о том, что эти двое не были, подобно Саше, заражены полонием изнутри, а запачкались снаружи как люди, имевшие непосредственный контакт с радиоактивным материалом. Это было ясно прежде всего по интенсивности их следа – она была столь высокой, что любой человек, получивший подобную дозу внутрь, давно был бы мертв. Они же, очевидно, чувствовали себя прекрасно.

Этим объяснялась радиоактивность на диване Березовского – там сидел Луговой, навестивший олигарха за день до отравления.

Этим же объяснялась радиоактивность в ресторане "Итсу". Эпицентр загрязнения был вовсе не на том столике, где 1 ноября сидели Саша со Скарамеллой, а совсем в другом углу, том самом, где сидели Луговой с Ковтуном в компании Саши во время своего предыдущего визита в Лондон. Именно после того, как следователи поняли, что следы, оставленные Луговым и Ковтуном, разделяются на несколько визитов: первый состоялся 16–17 октября, а последний – 31-октября-2 ноября, данные уложились в стройную картину.

Утром 16 октября, прибыв из Москвы рейсом в аэропорт Хитроу, Луговой и Ковтун поселились в гостинице и отправились на встречу с Сашей в ресторан "Итцу". После этой встречи Саша все еще оставался "чистым". Но именно с 16 октября, за Луговым и Ковтуном потянулся радиоактивный след. Он начался в номере Лугового в гостинице "Шафтесбери" в районе Сохо, где Саша никогда не был. Уровень радиоактивности в комнате был астрономическим. Очевидно, именно в этом номере был впервые распечатан источник полония, который до этого нигде не оставлял следов.

После встречи в "Итсу" 16-го Саша водил москвичей на переговоры в охранную компанию "Эринис". Вечером Луговой с Ковтуном ужинали, уже без Саши, в марокканском ресторане. После их визита офис "Эриниса" и ресторан оказались загрязненными полонием, но в гораздо меньшей степени, чем гостиничный номер.

На следующий день, 17 октября, Луговой с Ковтуном переселились из "Шафтесбери" в отель "Паркес" в Найтсбридже. Причина этого странного переселения не ясна. Оставив следы полония в "Паркесе", в ресторане и в клубе, который они посетили вечером, 18 октября два приятеля отбыли в Москву.

Луговой вновь был в Лондоне с 25 по 28 октября. В самолете "Британских авиалиний" на маршруте Лрндон-Москва на его сиденьи обнаружили следы полония. В эту поездку он снова встречался с Сашей, но тот по-прежнему оставался "чист".

В третий раз за месяц Луговой прилетел в Лондон рейсом из Москвы 31-го октября. Вместе с ним были его жена и дети и еще один сотрудник "Девятого Вала", Вячеслав Соколенко. Ковтун же на этот раз летел в Лондон через Германию, где останавливался у своей бывшей жены. Он улетел из Москвы 28 октября и прибыл в Лондон 31-го рейсом из Гамбурга. По дороге он успел запачкать полонием квартиру в Гамбурге, а также машину тещи, которая отвозила его в аэропорт.

Что Луговой и Ковтун делали с полонием 16 октября в номере гостиницы "Шафтесбери", остается загадкой. Основная гипотеза состоит в том, что отравление должно было состояться в тот день, и в гостинице производили какие-то предварительные манипуляции с ядом, например, растворяли в жидкости содержимое капсулы – всего несколько крупинок сухого вещества. Но по неизвестным причинам попытка не увенчалась успехом – полоний оказался не в организме "объекта", а на полу номера, на руках, одежде и обуви двух российских бизнесменов. Может быть, они потому и сменили гостиницу, что материал "просыпался", и они решили не ночевать в этой комнате. Следующая попытка, 1 ноября в баре отеля "Миллениум", увы, оказалась успешной. В "Миллениуме," кстати, было два "эпицентра" чрезвычайно высокой радиоактиности – в баре, и в номере Лугового на 4-м этаже, где очевидно также происходили манипуляции с открытым источником полония.


ЭТОТ РАССКАЗ БЫЛ бы неполным без того, чтобы не посвятить несколько слов Марио Скарамелле, итальянскому "консультанту" и конспирологу, который оказался в неудачное время в неудачном месте. Его знакомство с Сашей было связано с политической склокой, бушевавшей несколько лет вокруг Романо Проди, дважды премьер-министра Италии и главы Еврокомиссии. Недоброжелатели обвиняли Проди в связях с КГБ во времена холодной войны. Впервые эти обвинения прозвучали в 1999 году, после того, как в Великобритании был опубликован "Архив Митрохина" – материалы, вывезенные на Запад бывшим архивариусом ПГУ (разведки КГБ) Василием Митрохиным. В них, среди многочисленных советских агентов на Западе, упоминался источник в Италии, который по некоторым признакам мог быть Проди, но в равной степени мог им и не быть. Политические оппоненты Проди подняли вокруг этого страшную шумиху, и в 2002 году в итальянском парламенте была создана так называемая "Митрохинская комиссия" для расследования этих подозрений. Марио Скарамелла был консультантом этой комиссии, но консультантом явно не беспристрастным. Он колесил по Европе, разыскивая бывших сотрудников советских спецслужб, пытаясь получить материалы, компрометирующие Проди. Так он вышел на Сашу Литвиненко.

Саша ему рассказал, что в 2000 году, выйдя из тюрмы, он встречался с генерал ом Анатолием Трофимовым, бывшим начальником московского УФСБ, который к тому времени уже был на пенсии. Трофимов тогда вскользь упомянул Проди, назвав его "нашим человеком". Ценность этого свидетельства весьма сомнительна, так как разговор состоялся через год после того как вокруг Проди разразился "митрохинский скандал", и генерал мог всего лишь повторить то, о чем сам прочитал в газетах. "Митрохинская комиссия" была расформирована в марте 2006 года, так ничего и не доказав.

Так или иначе, в октябре 2006 года Скарамелла вновь запросил встречи с Сашей чтобы "показать важный документ, проливающий свет на убийство Политковской". Документ оказался сообщением электронной почты от другого российского эмигранта по имени Евгений Лимарев, проживающего во Франции, которого Саша, кстати, прекрасно знал. Лимарев писал Скарамелле о том, что в Интернете циркулирует список "врагов ФСБ", якобы намеченных к уничтожению. В список входили Березовский, Литвиненко, Политковская, Закаев и еще несколько человек. Ознакомившись с "предупреждением", Саша сказал Скарамелле, что это полная ерунда; таких списков он видел с десяток, они появляются время от времени в "патриотических" блогах. На этом бы дело и закончилось, но к несчастью Скарамеллы, встреча с Сашей состоялась за час до рокового чаепития с Луговым, да еще в том самом ресторане "Итсу", который успели загрязнить полонием Луговой с Ковтуном двумя неделями раньше.

Для Скарамеллы наступили "15 минут славы" – несколько дней о нем писали все газеты и говорили все телестанции мира. Перепуганный Скарамелла сам явился в Скотланд-Ярд, чтобы ответить на все вопросы. Но к тому моменту, когда британская полиция убедилась, что Скарамелла не имеет к отравлению ни малейшего отношения, вся подноготная "консультанта" была насквозь просвечена и проверена десятком спецслужб в нескольких странах, не говоря уж о дотошных журналистах. Выяснились некоторые нелицеприятные подробности его собственного прошлого, в том числе несуществующее профессорское звание, фиктивные фирмы, липовые фонды и тому подобное. По возвращении из Лондона Скарамелла был арестован итальянской полицией по обвинению в том, что инсценировал покушение на самого себя, чтобы поднять свой статус "консультанта" по вопросам безопасности. По делу о фиктивном покушении его приговорили к четырем годам за клевету и незаконный оборот оружия. Он был освобожден по амнистии в феврале 2008 года.

Москва 15 декабря 2006 г. Известный радиоведущий Сергей Доренко в интервью газете "Уолл Стрит Джорнал" заявил, что с 1 января он отказывается от услуг телохранителей из агентства Лугового. Кремль настолько все контролирует, сказал Доренко, что вообще неясно, кто на кого работает. "Если "они" хотят вам навредить, то вряд ли от этого есть защита. В этом случае мне не нужны охранники, мне нужны свидетели".


sasha50


2-й научно-исследовательский институт (НИИ-2) ФСБ. (Газета. Ру)

"Они не могли использовать такую вещь без предварительных знаний. Должна быть отработана оптимальная дозировка, понимание того, как яд усваивается организмом, как быстро наступают симптомы, разработано наиболее эффективное средство доставки".


sasha51


Германская полиция собирает улики. (Sebastian Widmann/dpa/Corbis)

"По дороге Ковтун запачкал полонием квартиру в Гамбурге, а также машину тещи, которая отвозила его в аэропорт".


sasha52


Автор с токсикологом Джоном Генри. (AP Images/John Stillwell)

"Я думаю, я решил загадку. Скорее всего, ваш друг получил дозу какого-нибудь альфа-эмиттера. Больничные приборы не могут это заметить".


sasha53


Марио Скарамелла. (CIRO FUSCO/epa/Corbis)

"По возвращении из Лондона Скарамелла был арестован итальянской полицией по обвинению в том, что инсценировал покушение на самого себя".


Глава 30. Предложение ничьей


Новость о том, что Андрей Луговой подозревается в отравлении Саши Литвиненко вызвала неоднозначную реакцию в кругу Березовского: от безапелляционного "я так и знал!" до недоуменного "не может быть!"

Для друга и партнера Березовского Бадри Патаркацишвили эти события стали потрясением не столько из-за гибели Саши, сколько из-за обвинений в адрес Лугового. С Сашей Бадри не был близок, хотя в свое время по просьбе Бориса и помог ему с грузинским паспортом. С Луговым же он проработал бок о бок много лет, вплоть до того злополучного дня в апреле 2001 года, когда тот оказался в тюрьме, а Бадри бежал в Грузию. Все это случилось из-за неудачной попытки побега Коли Глушкова из-под стражи. Бадри безгранично доверял Луговому – своему охраннику, от верности которого в буквальном смысле зависели жизни и его самого, и его близких.

Борис, впрочем, тоже вполне верил Луговому и даже поручил ему охранять оставшуюся в России семью дочери, но это было, скорее, следствием отношения к нему Бадри. Умение разбираться в людях никогда не было сильной стороной Бориса, а Бадри, наоборот, слыл знатоком человеческих душ. Дела он вел в стиле кавказских понятий о чести, где данное слово значило больше, чем подписанный контракт. Мало кому удавалось выдержать пронзительный взгляд сурового кавказца, а обмануать Бадри считалось делом рискованным.

Когда роль Лугового в убийстве Саши обозначилась с достаточной ясностью, Борис мог только развести руками и признать, что в очередной раз стал жертвой собственной доверчивости. Для Бадри же мысль об измене верного охранника была просто невыносима. Борис мучился от того, что Саша погиб из-за его конфликта с Путиным, а Бадри – от того, что "просмотрел" Лугового.

Разговоры о том, что Луговой с самого начала был агентом ФСБ в лагере Березовского, велись и раньше, но Бадри от них отмахивался. Когда в октябре 2006 года в Лондон приехал Коля Глушков и стал утверждать, что весь его "побег" в 2001 году был подстроен Луговым, а срок, который тот якобы за это "отмотал", - чистая инсценировка, Бадри отказался в это верить. Он не допускал мысли, что Луговой мог его обмануть. Коля настаивал на своем и каждый остался при своем мнении.

Вот и теперь, после убийства Саши, максимум, что Бадри мог допустить, это что Лугового использовали втемную или заставили подчиниться, сделав "предложение, от которого невозможно отказаться".

Именно это он мне и сообщил, когда в начале января 2007 года я приехал поговорить о Луговом. Бадри, как всегда по-грузински радушный и загадочный, принимал меня в своем имении "Даунсайд Манор", к юго-западу от Лондона.

– Андрей не стал бы этого делать не из-за каких-то там абстрактных понятий, а потому, что акция против Литвиненко была конкретно направлена против Бориса, а значит и против меня, – объявил он. – А против меня он пойти не мог.

Бадри объяснил, что именно благодаря его поддержке и связям поднялся бизнес Лугового после выхода из тюрьмы; он считал своим долгом вознаградить верного охранника за то, что тот отсидел срок за Глушкова. Бадри, если б разгневался, мог нанести Луговому серьезный ущерб. Одного его слова было бы достаточно, чтобы Луговой лишился половины клиентов в бизнес-сообществе.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 ]

предыдущая                     целиком                     следующая