03 Dec 2016 Sat 18:44 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 11:44   

Третьим в ряду опальных олигархов стал Михаил Ходорковский. Глава компании ЮКОС стал соперничать с Кремлем политически, оказывая финансовую поддержку крупнейшим оппозиционным силам в Думе: от "Яблока" до КПРФ. Более того, Ходорковский на встрече предпринимателей с президентом открыто бросил вызов Путину, подняв тему государственной коррупции в нефтегазовой области.

Однако у истории ареста Ходорковского кроме политической была еще и экономическая сторона. Экономический аспект ареста Ходорковского состоял в том, что за некоторое время до неожиданного ареста было достигнуто соглашение о продаже 20% акций Сибнефти, принадлежавших Роману Абрамовичу, за 3 млрд долларов ЮКОСу. Ходорковский уже перечислил деньги на подконтрольные Абрамовичу счета и ожидал передачи 20% акций. В этот момент и случился, очень кстати для Абрамовича, арест Ходорковского. 25 октября 2003 г. олигарх был арестован по обвинению в уклонении от налогов и мошенничестве.

Вскоре после ареста правительство аннулировало сделку по продаже 20% акций Сибнефти ЮКОСу. Акции остались у Абрамовича, а полученные за них деньги Абрамович ЮКОСу не вернул. Параллельно Абрамович шантажом и вымогательством выкупил у Березовского и его делового партнера Бадри Патаркацишвили почти 50-процентный пакет акций Сибнефти за 1 млрд 350 тыс. долларов, после чего продал 70% акций Сибнефти Газпрому примерно за 13 млрд долларов. Обо всех этих ошеломляющих экономических новостях Ходорковский узнавал из газет, доставляемых ему в камеру.

Следует отметить, что голова казалось бы непотопляемого карьериста Волошина полетела как раз из-за ЮКОСа. Самоуверенный Волошин согласился быть гарантом сделки между Абрамовичем и Ходорковским (конечно, не бескорыстно), не зная, что целью сделки является не объединение Сибнефти и ЮКОСа, как официально декларировалось Абрамовичем, а задуманная Абрамовичем и Путиным многоходовая операция, в результате которой Ходорковский потеряет ЮКОС, а Абрамович продаст Сибнефть не разоренному государством ЮКОСу, а государственному Газпрому. Поняв, что был использован Путиным и Абрамовичем втемную в многомиллиардной афере, Волошин, не сумевший гарантировать сделку Ходорковского, 30 октября ушел в отставку.

Дело Ходорковского и ЮКОСа оставалось одним из самых громких новостных поводов и во время второго президентского срока Путина. 31 мая 2005 г. суд над Ходорковским завершился, и под неумолкающие протесты оппозиции и зарубежных критиков бывший олигарх был приговорен к девяти годам лишения свободы. 22 сентября 2005 г. срок был сокращен на один год. Однако серьезных оснований считать, что Ходорковский когда-либо выйдет на свободу, наверное, нет.

Разгром ЮКОСа и арест Ходорковского был смягчен молчаливой реакцией большей части российской деловой элиты и положительными экономическими сдвигами в стране в целом. Очевидно, что основной причиной этих положительных сдвигов были высокие в период правления Путина цены на нефть и газ (в отличие от исключительно низких цен на нефть и газ в период правления Ельцина). Но фактом оставалось то, что средний годовой прирост ВВП страны при Путине составлял 6,5%; наблюдался профицит бюджета и внешней торговли, выросли золотовалютные резервы страны, а внешний долг уменьшился с 50% ВВП до 30%. Безусловной заслугой Путина было введение в России нового налогового кодекса: значительное снижение так называемых "оборотных налогов" для организаций и "плоская шкала" в 13% для подоходного налога граждан.


Питерские чекисты

Основой идеологической программы президента было усиление контроля государства как общего принципа взаимоотношений со всеми структурами, объединениями, партиями и группами. Достигалось это законодательной деятельностью и кадровыми перестановками.

После победы Путина на президентских выборах во власть на местном и центральном уровне устремилось большое число кадровых офицеров ФСБ, офицеров действующего резерва и других силовых ведомств: прокуратуры, милиции, армии. Проследить все новые выдвижения и назначения силовиков трудно еще и потому, что не все бывшие или действующие сотрудники органов объявляют о себе открыто. Правильнее сделать вывод, что открытые назначения являются лишь верхушкой айсберга.

Стоящие перед российскими спецслужбами задачи дня были откровенно сформулированы в инструкции, попавшей в распоряжение газеты "Московские новости" и опубликованной 8 октября 2002 г. По смыслу этой инструкции неназванные руководители предлагали бывшим сотрудникам российских спецслужб "непосредственное внедрение" "в хозяйственные, коммерческие, предпринимательские и банковские структуры, органы государственного управления и исполнительской власти". "Создание учреждений и фирм прикрытия, – говорилось в документе, – позволит через контакты внутри этих структур расширить круг общения с предпринимателями и деловыми людьми, создать широкую агентурную сеть, иметь непосредственную возможность путем ознакомления с различными документами получать информацию, представляющую оперативный интерес".

Эта инструкция по существу не добавляла ничего нового к давно введенному институту офицеров действующего резерва, кроме того факта, что инструкция эта появилась на свет, была опубликована, и не явилась предметом расследования независимой общественности и парламентских комитетов. Факт тайного внедрения ФСБ в повседневную гражданскую жизнь страны в России никого уже не удивлял.

В период правления Путина "жандармско-полицейский" клан, или "питерских чекистов", олицетворяют заместитель руководителя администрации президента Виктор Иванов, помощник президента Игорь Сечин, директор ФСБ Николай Патрушев, бывший министр внутренних дел, спикер новоизбранной Госдумы Борис Грызлов, министр обороны и вице-премьер Сергей Иванов, бывший замдиректора ФСБ Юрий Заостровцев, директор Федеральной службы охраны (ФСО) Евгений Муров. Ядро этой группировки сложилось еще в питерский период деятельности его основных лиц. В то время они представляли скорее региональную бизнес группу отчасти чекистского, отчасти милицейского происхождения. Многие члены этого клана (в частности, В. Иванов, Б. Грызлов, Н. Патрушев) были тесно связаны между собой перекрестным со учредительством в ряде коммерческих структур (МП "Блок", ТОО "Борг", ЗАО "Телеплюс" и др.), находившихся под покровительством Комитета по внешним связям (КВС) Санкт-Петербурга – т. е. Путина.

Соратники Путина в бытность его вице-мэром Санкт-Петербурга, такие, как управделами президента Владимир Кожин и глава Газпрома Алексей Миллер, не являющиеся формально выходцами из КГБ, тоже входят в "новопитерскую" группу. Летом – осенью 2000 г. на сторону клана "чекистов" переметнулся бывший ставленник "семьи" генпрокурор Владимир Устинов. Теперь он связан с чекистами и династической унией (осенью 2003 г. сын Владимира Устинова и дочь Игоря Сечина поженились).

Под административным контролем чекистского клана находится государственная система производства и торговли оружием. В частности, Виктор Иванов возглавляет совет директоров ОАО Концерн ПВО "Алмаз-Антей", образованный в результате слияния концерна "Антей" и ЦКБ "Алмаз" (производство систем противовоздушной обороны).

Из крупных бизнесменов с этим кланом наиболее тесно связаны банкиры Сергей Пугачев и Сергей Веремеенко (Межпромбанк), нефтяные магнаты Вагит Алекперов ("Лукойл"), Сергей Богданчиков (государственная компания Роснефть), Владимир Богданов (Сургутнефтегаз), Геннадий Тимченко (Кириши-нефтехимэкспорт).

Теневым идеологом чекистского клана не без оснований считается архимандрит Сретенского монастыря Тихон (Шевкунов). О Тихоне Шевкунове, который является духовником "православного банкира" Сергея Пугачева, ходят также упорные слухи, что у него исповедуется Людмила Путина.

В качестве основного политического инструмента чекистский клан выбрал себе сначала Народную партию Российской Федерации (НПРФ) Геннадия Райкова и Геннадия Гудкова (созданную под патронажем В. Суркова). Однако НПРФ не преодолела 5-процентный барьер, хотя и провела в Думу два десятка своих одномандатников. Так как из них нельзя было создать даже отдельную депутатскую группу, почти все народники вступили во фракцию "Единая Россия".

Прикармливая НПРФ, "силовики" не оставляли своим вниманием и "Единую Россию". Сначала в нее был делегирован Владимир Беспалов, старый соратник Путина по петербургскому НДР. Беспалов с задачей оседлать "Единую Россию" не справился и был переведен в Газпром, а на посту секретаря генерального совета ЕдРа появился ставленник Виктора Иванова Валерий Богомолов. Был возвращен к партийной работе Грызлов, ставший председателем Высшего совета партии.

Чекисты обратили также внимание на блок – затем думскую фракцию – "Родина", созданный Сергеем Глазьевым и Дмитрием Рогозиным и пытались взять их под свой контроль. Изначально "Родина" была создана чтобы уменьшить процент голосов, поданных за КПРФ. Но затем Сурков помощь "Родине" приостановил, увидев, что она выходит за пределы обозначенной для нее задачи. А вот силовики, наоборот, предоставили свое покровительство "Родине" – по крайней мере ее лояльному, рогозинскому крылу, поскольку идеологически Рогозин им довольно близок.

В регионах чекисты предпочитают идти напролом, не стесняясь в средствах; меняют губернаторов – лишь бы было на кого. Это они по приказу мстительного Путина, не простившего Руцкому резкой критики гибели однофамилицы-лодки, свергли Руцкого в Курске, навязали ингушам своего Зязикова, интриговали в Якутии против Михаила Николаева, пытались сковырнуть Кирсана Илюмжинова в Калмыкии и Муртазу Рахимова в Башкирии. Были и относительно мирные успехи: победы на губернаторских выборах фээсбешников Виктора Маслова в Смоленской области и Владимира Кулакова в Воронежской (последний – два раза), равно как и избрание генерала Владимира Шаманова губернатором Ульяновской области.

Чекистам приписывают, и не без оснований, инициативу "нового курса" президента Путина – курса на передел "крыш" над экономическими структурами под предлогом восстановления некогда нарушенной законности. Сначала чекисты разгромили медиа-бизнес Гусинского, рассорили Путина с Березовским (Путин и сам, конечно, "рассориться" был рад), вытеснили Березовского из России. Затем они "наехали" на "Интеррос" Владимира Потанина, бизнес которого вырос под покровительством Чубайса, и, видимо, переподчинили его себе (а в обмен на понимание поддержали кандидатуру потанинского компаньона Хлопонина на губернаторских выборах в Красноярском крае). Полугосударственный Газпром был очищен от частных коммерческих "прилипал", связанных с Черномырдиным – Вяхиревым ("Итера"), и облеплен другими коммерческими "прилипалами" (Eural tg., а позже Росупрэнерго).

Одна из подгрупп чекистского клана (Ю. Заостровцев и его союзники в прокуратуре) приняла чрезмерно явное и активное участие в борьбе за "крышевание" мебельного импорта, столкнувшись в этом с интересами "семейного" Таможенного комитета (М. Ваниным). Скандальное дело фирм "Три кита" и "Гранд" стало примером открытой борьбы государственных силовых структур за право "крышевать" бизнес. Если в других делах чекисты делали вид, что стоят на страже государственных интересов и сажают нарушителей, то в данном случае ФСБ не смогла надеть маску защитников государства, поскольку Таможенный комитет пытался посадить бизнесменов-нарушителей, а ФСБ и прокуратура их защищала и старалась, в свою очередь, посадить следователей, пытавшихся посадить бизнесменов.

Чекисты вряд ли ставят под вопрос частную собственность как таковую (они и сами ею владеют еще с петербургских времен). Но, похоже, у них довольно дикие представления об экономике частного бизнеса и имеется искренняя уверенность в том, что административное регулирование экономики – это благо, особенно когда речь идет о так называемых "стратегических" отраслях. Наконец, у чекистов напрочь отсутствует опыт управления бизнесом вообще и крупными активами в частности. Вместе все это сулит экономике большие потрясения, поскольку корпорация чекистов и в самом деле прочно и надолго завладела ухом президента, тоже чекиста, и уходить от власти не собирается.

Основным кандидатом на пост премьер-министра от чекистов долгое время считался С. Иванов – министр обороны "в штатском", у которого падают самолеты и вертолеты, тонут подводные лодки, ракеты не взлетают, солдаты дезертируют ротами и батальонами, а призывники умирают по дороге в часть от холода. Впервые слухи о назначении С. Иванова председателем правительства вместо Касьянова прошли еще в октябре 2000 г. В ответ на эти слухи противники такого назначения провели тогда спецоперацию в прессе. Газета Stringer опубликовала "строго секретный" текст: "Тактико-техническое обоснование передачи власти от президента РФ к его преемнику с одновременным усилением роли государства в обществе". Текст этот попал в редакцию из неведомого источника. В публикации описывались действия, необходимые для того, чтобы Путин сначала назначил некоего "Андропова-2" премьер-министром, а затем добровольно назначил его своим преемником. Под псевдонимами "Андропов-2" и "преемник" легко угадывался С. Иванов[34].

В ноябре 2000 г. газета Александра Проханова "Завтра" обвинила СМИ, распространяющие слухи о грядущем повышении Иванова, в ведении целенаправленной кампании против него с целью предотвратить его повышение: "Эти силы, потратившие в свое время немало времени на дискредитацию “питерских чекистов”, сегодня больше всего муссируют тему грядущего “премьерства” Иванова. […] Пытаются изобразить некий “виртуальный фальстарт” Иванова, рассчитывая таким образом снизить вес и значение этой фигуры"[35].

Неизвестно, поверил ли Путин в существование плана "Андропов-2" и в премьерские амбиции Иванова, но премьером Иванов тогда не стал. Не стал он главой правительства и тогда, когда Касьянова в самом деле сместили.

Помимо С. Иванова, обсуждаемым кандидатом от чекистской группы на пост премьера был Б. Грызлов, в 2003 г. ставший спикером Государственной думы (а его пост министра внутренних дел перешел к другому ставленнику В. Иванова – Рашиду Нургалиеву). Однако довольно неожиданно для всех правительство возглавил Михаил Фрадков – министр-представитель России в Европейском союзе, "почетный контрразведчик России" и бывший министр налоговой полиции. Несмотря на свою ведомственную связь с КГБ-ФСБ, Фрадков к ядру группировки "питерских чекистов" ранее не принадлежал. Он в достаточной степени "свой" для чекистов и Путина, чтоб ему можно было доверить пост "технического премьера", отнятый у "семьи", но в то же время он не настолько "свой", чтоб его было не жалко в случае необходимости "спалить". Фрадкова сменил Виктор Зубков, который сам по происхождению не чекист, но входит в клиентелу чекиста Сечина.

Начиная с 2003-2004 гг. питерский чекистский клан, захвативший все политическое пространство, начал раскалываться, и в 2006-2008 гг. существовало уже 3-4 чекистские группировки, которые то враждовали между собой, то объединялись в коалиции.


Мэрия

В некотором отдалении от президентского "двора" находится четвертая по значимости федеральная олигархическая группировка, возглавляемая мэром Москвы. Административное крыло этого клана в 2000-2004 гг. представляли руководство столичной мэрии – Юрий Лужков, Владимир Ресин, Валерий Шанцев, Иосиф Орджоникидзе, Олег Толкачев, экономическое – Владимир Евтушенков и Евгений Новицкий (АФК "Система"), Елена Лужкова-Батурина ("Интеко").

Под "крышей" мэрии в свое время выросли Владимир Гусинский (группа "Мост") и Михаил Ходорковский (группа "Менатеп"). Но В. Гусинский лишился покровительства мэрии еще в 1995 г., когда Лужков испугался обострения конфликта с Коржаковым после операции Коржакова "Мордой в снег" в декабре 1994 г. Ходорковский, купив ЮКОС, ушел из-под мэрии накануне августовского дефолта 1998 г. Политическими инструментами мэрии является группировка Бооса – Володина в партии "Единая Россия" и ее думской фракции.

Лужков настолько плотно контролирует московскую депутацию "Единой России" в Думе, что она, если это нужно мэрии, иногда решается на бунт против кураторов из администрации президента. В частности, думская группа "Отечество – Вся Россия", в которой в основном были собраны сторонники Лужкова в третьей Думе, вместе с московскими депутатами из группы "Регионы России", в конце 2002 – начале 2003 гг. пытались блокировать запланированное правительством уменьшение налога с продаж (чрезвычайно выгодного столичной казне). Увещевания В. Суркова не помогли, и потребовалась личная беседа Путина с Лужковым, чтобы Боос и Володин скомандовали своим депутатам сдаться.

Один из самых влиятельных и умелых думских лоббистов мэрии – первый вице-спикер Думы Александр Жуков – занял после смены правительства пост первого вице-премьера. Несмотря на свои в целом либеральные взгляды, в тех случаях, когда возникал конфликт между либеральной политикой и практическими "интересами Москвы" (то есть мэрии), думский Жуков обычно выбирал мэрию. Это, правда, не означает, что на новом посту Жуков сохраняет лояльность Лужкову. Жуков имеет неплохие отношения с некоторыми друзьями Чубайса. А с чекистами у него даже "родственная" связь: его отец, литератор Дмитрий Жуков, известный в прошлом борец с сионо-масонским заговором, по своей первой профессии был разведчиком.

Мэрия имеет группы влияния во всех значимых политических партиях, от "Яблока" до КПРФ. Мощная пролужковская группа была внутри СПС. Фактически мэр контролировал столичную организацию этой довольно враждебной ему на федеральном уровне партии. И хотя лужковское лобби в СПС сильно поредело (в связи с переходом спикера московской Госдумы Владимира Платонова к "единороссам"), определенное влияние мэрии на московское региональное отделение СПС сохранилось.

Основной пропагандистский рупор лужковского клана – это телеканал ТВЦ, который наращивает сеть своего вещания по стране. Под контролем связанных с мэрией коммерческих структур находятся СМИ холдинга ЗАО "Системы масс-медиа" (газеты "Россия", "Литературная газета", информагентство "Росбалт", радиостанции "Говорит Москва" и "Общественное российское радио"). Ю. Лужкова поддерживают популярная газета "Московский комсомолец" и издания холдинга "Совершенно секретно" (газеты "Версия" и "Совершенно секретно").

Политические взгляды Лужкова и его окружения во многом близки к воззрениям силовиков: экономический антилиберализм, антизападничество, требования вести более "активную" внешнюю политику в "ближнем зарубежье" и на Балканах, стремление в полном объеме восстановить институт прописки (по крайней мере, в столице). По отношению к ближайшим соседям Лужков высказывается даже более внятно – вплоть до открытых претензий на Севастополь. Экономические взгляды у лужковского и чекистского кланов тоже в чем-то сходны. Жандармско-полицейское крыло олигархии предполагает построить в масштабах всей страны такой же зарегулированный капитализм, который уже существует в столице. Но при этом "голодные" питерские силовики завидуют "обожравшимся" московским чиновникам и не прочь "потрясти" их, как они уже "потрясли" империю Ходорковского.


Питерские юристы

В питерский период деятельности Путина его окружение не было ограничено одними лишь бывшими сослуживцами по КГБ. В частности, под патронажем КВС Санкт-Петербурга находилась еще одна группа чиновников и бизнесменов, связанная, как и чекисты, перекрестным учредительством в коммерческих структурах между собой (но не имевшая таких же "горизонтальных" связей с "чекистами"). К этой группе относились совладелец корпорации "Илим Палп" юридический эксперт КВС Дмитрий Медведев, руководитель юридического комитета мэрии Санкт-Петербурга Дмитрий Козак, тогдашний спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга Юрий Кравцов, нынешний спикер Совета Федерации Сергей Миронов, руководитель корпорации "Возрождение Петербурга" Юрий Молчанов (нынешний вице-губернатор Санкт-Петербурга и бывший проректор ЛГУ, порекомендовавший в 1990 г. Владимира Путина Анатолию Собчаку). Большинство из них учились некогда на юридическом факультете ЛГУ им. Жданова. К этой группе близок начальник личной охраны Путина Виктор Золотов. Д. Медведева и Д. Козака Путин, став президентом, позвал к себе в Москву. В январе 2004 г. в Москву был переведен бывший начальник Комитета по управлению имуществом Санкт-Петербурга Валерий Назаров, который тоже тогда считался близким к Козаку и Медведеву.

Когда летом 2001 г. Путин принял решение о назначении на должность председателя Совета федерации старого своего партнера и знакомого по Санкт-Петербургу Сергея Миронова, потребовалось, чтобы сначала Законодательное собрание Санкт-Петербурга согласилось отправить Миронова своим представителем в Совет Федерации России. Это требование Путина было передано в Санкт-Петербург через Игоря Сечина. Без энтузиазма, но санкт-петербургское Законодательное собрание вынуждено было согласиться. В декабре того же года Миронов возглавил верхнюю палату российского парламента.

С ноября 2003 г., после отставки Волошина, Дмитрий Медведев занимает ключевой пост руководителя администрации президента. Дмитрий Козак, побыв заместителем руководителя администрации президента, возглавил теперь аппарат правительства. По расписанию полномочий роль Козака в правительстве сравнима с ролью первого вице-премьера А. Жукова. У компактной пока группы "питерских юристов" есть теперь все шансы перерасти в полноценный клан, сравнимый по влиятельности со всеми другими. Но экономических структур под "крышей" этой группы пока немного. Есть у них и своя карликовая "Партия жизни" спикера Миронова – не многим хуже чем Народная партия у "чекистов". В "Единой России" с "юристами" близко дружит председатель Центрального исполкома партии Юрий Волков.

Став руководителем администрации президента, Медведев начал вести собственную игру в региональной политике, которая следует скорее традициям осторожного А. Волошина, чем практике решительного В. Иванова. Чекисты уже было съели башкирбаши Рахимова: не позволили ему отказать в регистрации соперников, поймали на печатании дополнительных избирательных бюллетеней, предназначенных для фальсификации, довели в Башкирии дело до казавшегося невозможным второго тура. До "освобождения башкирского народа от криминального режима Рахимова" оставался только шаг, но Медведев в последний момент встал на точку зрения В. Суркова и помог ему убедить Путина, что старый и надежный Рахимов лучше кота в чекистском мешке Веремеенко. Как положено верному члену корпорации ФСБ Веремеенко прекратил борьбу, некому стало ловить Рахимова на фальсификациях, и башкирбаши без труда выиграл второй тур. За это Рахимов отблагодарил Кремль рекордным процентом голосов, поданных за Путина на президентских выборах.


"Непосредственное внедрение" – как и сказано в инструкции

Российскими социологическими центрами было проведено много подсчетов, ставивших своей целью определить уровень вовлеченности ФСБ в гражданскую жизнь страны. По данным Московского центра постиндустриального общества 15% работающих мужчин в России занято в различных силовых структурах. А в руководстве государством 3% являются выходцами из спецслужб, милиции, прокуратуры или армии.

Другие исследователи, в частности известный российский социолог Ольга Крыштановская, считают, что доля силовиков и людей, непосредственно связанных со спецслужбами, в управлении страной достигает примерно 75%.

Захват власти на федеральном и региональном уровне происходит через назначения новых руководителей вместо старых. Инициатором этой политики был генерал ФСБ Виктор Иванов, отвечавший в администрации президента Путина за кадры. Именно он и продвигал, разумеется, с ведома президента, на все вакантные должности эфэсбешников. Добытое Волошиным для себя лично право назначать и снимать оказалось в руках у В. Иванова.

Чтобы не быть голословными, приведем несколько примеров того, как менялся состав среднего руководства страны в последние годы.

27 мая 2000 г. генерал ФСБ Сергей Иванова был назначен секретарем Совета Безопасности России.

В июле 2000 г. бывший с 1996 г. директор Службы внешней разведки Вячеслав Трубников был назначен заместителем министра иностранных дел РФ в ранге федерального министра. Трубников с 1967 г. работал в Первом главном управлении КГБ СССР (внешняя разведка).


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая