11 Dec 2016 Sun 12:51 - Москва Торонто - 11 Dec 2016 Sun 05:51   

Выборы губернатора Воронежской области

Генерал ФСБ В. Кулаков впервые занял свой пост в результате убедительной победы на выборах 24 декабря 2000 г. Те выборы прошли относительно честно: препятствий для регистрации кандидатов не чинилось, административный ресурс коммунистического губернатора Ивана Шабанова уравновешивался административным ресурсом полномочного представителя президента в Центральном федеральном округе Георгия Полтавченко, лоббировавшего Кулакова. Сомнений в том, что Кулаков победил, ни у кого не было (58,98% Кулакова против 15,21% Шабанова при явке 47,57%). Спекуляции Кулакова на имени президента, возможно, претили хорошему вкусу, но уставшие от Шабанова избиратели действительно предпочли ему "соратника Путина".

Уже через год новый губернатор ощутил, что на одной "личной дружбе с Владимиром Владимировичем Путиным" запущенных социальных проблем дотационной области не решить. Усилились противоречия между мэрией Воронежа и обладминистрацией по поводу дележа бюджета: налоги в основном собирались в областном центре (и уходили в федеральный и областной бюджет), а дотации из центра доставались в основном области. В борьбе между губернатором и мэром на стороне мэра оказался главный федеральный инспектор области Юрий Хорошильцев, некогда помогавший Кулакову против Шабанова.

В марте 2002 г. в Воронеже были в несколько раз подняты тарифы на коммунальные услуги, что вызвало массовые протесты горожан. Впервые с начала 90-х в крупном областном центре прошли многотысячные митинги и демонстрации под лозунгами отставки как областной, так и городской администраций.

С опозданием отмежевавшись от непопулярных мартовских постановлений мэрии по коммунальным платежам, Кулаков с некоторым трудом, но сумел "перевести стрелки" народного недовольства на мэра Воронежа Александра Ковалева. Созданный коммунистами летом 2002 г. "Штаб протестных действий" официально уже не требовал отставки Кулакова – только мэра Ковалева (в 1992-96 гг. – губернатора-назначенца с репутацией ельциниста и даже демократа).

В июне 2003 г. Кулакову удалось добиться от полпреда Г. Полтавченко отзыва федерального инспектора Хорошильцева из Воронежской области, а в октябре 2003 г. был вынужден уйти в отставку и мэр Ковалев.

Уходя в отставку, и Ковалев, и Хорошильцев сделали заявления о том, что выдвинут свои кандидатуры против Кулакова на губернаторских выборах в декабре 2004 г. Чтобы сократить им и другим возможным соперникам время для поиска финансирования и "раскрутки", Кулаков провел через послушный областной парламент перенос губернаторских выборов на март 2004 г., совместив их с президентскими.

В качестве репетиции губернаторских выборов в январе 2004 г. прошли выборы нового мэра Воронежа. Эту репетицию губернатор проиграл: лоббируемый им кандидат Иван Образцов получил только третье место, а мэром стал вице-спикер областной Думы Борис Скрынников. Скрынников получил 23,1% голосов, за вице-спикера Воронежской городской думы Виктора Витинника, также негубернаторского кандидата, проголосовало немногим меньше – 22,4%, а за И. Образцова – только 17,5%.

Для Кулакова создалась реальная опасность, что губернаторские выборы пройдут в два тура с почти стопроцентной вероятностью поражения во втором туре. Шансы выйти во второй тур вместе с Кулаковым имели Ковалев, Хорошильцев, а также спикер областной Думы Алексей Наквасин, считавшийся союзником нового мэра Скрынникова.

В конечном счете А. Ковалев и Хорошильцев от намерения баллотироваться отказались. А. Наквасин же выставил свою кандидатуру, провел успешную кампанию и имел шансы стать губернатором даже не во втором, а уже в первом туре.

Однако 2 марта 2004 г., менее чем за две недели до выборов, Наквасин свою кандидатуру снял, объяснив это тем, что он уже достиг целей ради которых выдвигался: обратил внимание населения области на социально-экономические проблемы, на "закрытый и абсолютно несовременный стиль руководства".

По одной версии, претенденту-лидеру был предъявлен компромат, и он испугался конфронтации с ФСБ, полпредством и губернатором, по другой, снятия кандидатуры от него потребовало московское руководство партии "Единая Россия". Газета "КоммерсантЪ", ссылаясь на мнение воронежских политологов, выдвинула предположение о договоренности между обладминистрацией и Наквасиным: Наквасину было предложено сохранить за ним пост спикера облдумы после очередных выборов в марте 2005 г., либо дать ему пост руководителя местного отделения "Единой России". 90

Если, однако, такая договоренность и имела место, то Кулаков ее не выполнил. Напротив, 30 марта 2004 г. сторонники губернатора в Воронежской областной думе сместили А. Наквасина с поста спикера, поставив ему в вину именно то, что он не посоветовался с коллегами по депутатскому корпусу при выдвижении своей кандидатуры в губернаторы.

14 марта 2004 губернатор победил на досрочных выборах, получив, по официальным данным, 52,5% при официальной явке 62,44%. Второе место досталось коммунисту Сергею Рудакову (20,16%), "против всех" проголосовали 7,65%.

В достоверности итогов имеются все основания сомневаться. В Воронежской области, как и в большинстве других областей, на проходивших в тот же день президентских выборах имело место существенное "добрасывание" бюллетеней с целью повысить уровень явки – параллельно было необходимо добросить соответствующее число бюллетеней на губернаторских выборах (10% в среднем по стране). Естественно, что все "доброшенные" бюллетени засчитывались за действующего губернатора, а не за кандидата оппозиции.

Скорее всего, губернатор лидировал, но не набрал абсолютного большинства, необходимого для победы в первом туре.


Выборы губернатора Кубани

Губернатор Краснодарского края Александр Ткачев был явным фаворитом на очередных выборах, проводившихся также одновременно с президентскими, 14 марта 2004 г. Один из самых националистически настроенных российских губернаторов (если не самый националистический), А. Ткачев в прошлом считался еще и левым – кроме регионального движения "Отечество" бывшего губернатора Николая Кондратенко он состоял также в КПРФ и Аграрной партии (причем одновременно). В 2000 г. Ткачев избирался не только как преемник и наследник "батьки Кондрата", но и как фаворит всех левых сил региона (пропутинское движение "Единство", впрочем, его тоже поддержало).

Однако в 2003 г. краснодарский губернатор приостановил членство в КПРФ и заявил о своей полной поддержке политики президента Владимира Путина. Разрыв с КПРФ укрепил его отношения с администрацией президента (впрочем, они и ранее были неплохие, особенно с "чекистской" группой – несмотря на не всегда удобные для Кремля радикально-ксенофобские высказывания Ткачева).

Однако в довольно "красном" (точнее – "красно-коричневом") Краснодарском крае самоидентификация губернатора с федеральной властью была палкой о двух концах: часть избирателей могла от него отойти – особенно в том случае, если бы в качестве альтернативы ему выступил другой кандидат-"кондратенковец", но с антимосковской и открыто антилиберальной риторикой и – в особенности – в случае поддержки со стороны самого Кондратенко. Одного такого возможного соперника – мэра Краснодара Николая Приза – Ткачев нейтрализовал, обещав ему свое содействие в переизбрании 14 марта на пост главы регионального центра. Но кандидат, бросивший вызов Ткачеву с левонацио-налистических позиций, всетаки нашелся: его бывший соратник по КПРФ и "Отечеству", а ныне член Народно-патриотической партии (НПП) и блока "Родина", экс-депутат Государственной думы Олег Мащенко.

Шансы О. Мащенко на победу были невелики – в том числе потому, что "батька Кондрат" всетаки уклонился от поддержки Мащенко.

Тем не менее губернатор испугался – если не поражения, то неубедительной, "смазанной" победы. Послушный ему краевой избирком отказал единственному реальному сопернику в регистрации. В итоге Ткачев получил 83,98% голосов, вторым стал кандидат "против всех" (7,62%) при официальной явке избирателей 63,13% (практически такая же явка была объявлена по краю на президентских выборах).

Победа была неоспоримой, если не считать того, что явка избирателей в Краснодарском крае как на выборах президента, так и на губернаторских выборах, была "скорректирована" примерно на 10%.


Выборы мэра Владивостока

Кампания по выборам мэра Владивостока сразу же началась как фарс с элементами криминальной драмы. Основных претендентов было трое: депутат Приморской краевой думы, ранее судимый (но амнистированный) "авторитетный" бизнесмен Владимир Николаев, действующий глава администрации Владивостока Юрий Копылов и бывший мэр города, депутат Государственной думы и экстрасенс Виктор Черепков. Николаев по кличке Винни Пух имел поддержку губернатора Сергея Дарькина (по кличке Серега Шепелявый) и партии "Единая Россия"; оппозиционный Дарькину Копылов был креатурой бывшего губернатора Евгения Наздратенко и поддерживался попавшими в опалу бизнесменами-наздратенковцами; Черепков представлял внесистемную право-левую оппозицию, связанную, однако, с "Космическим Разумом".

Среди 10– ти зарегистрированных кандидатов оказались Виктор Григорьевич Черепков, председатель ООО "Свобода и народовластие" (депутат Виктор Иванович Черепков является лидером карликовой партии "Свобода и Народовластие"), а также Юрий Иванович Копылов, глава администрации некоммерческого фонда "Город Владивосток" и "двойник" мэра Юрия Михайловича Копылова (еще двух Копыловых не зарегистрировали).

В ходе избирательной кампании с противниками и критиками кандидата Винни Пуха случались многочисленные неприятности: в частности, подвергся избиению на улице Черепков (депутат-экстрасенс), угрозам в подъезде и по телефону – помощница сенатора Олега Кожемяко.

В первом туре 4 июля 2004 г. лидировал Николаев – Винни Пух, получивший 26,79%, за ним с небольшим отрывом следовал В. Черепков – 26,37%, причем "двойник" экстрасенса занял девятое, предпоследнее, место, но всетаки отхватил у "настоящего" Черепкова более процента (1,21%). Третьим шел Ю. Копылов (18,11%, его двойник занял шестое место, 1,95%).

Учитывая репутацию Николаева, во втором туре при честных выборах должен был бы победить либо Черепков, либо кандидат "против всех" (в этом случае обязанности мэра продолжал бы исполнять Ю. Копылов). При нечестных выборах, учитывая фактор Сереги Шепелявого, должен был победить Винни Пух.

Однако 9 июля избирком подал в суд иск о снятии с выборов Черепкова – по жалобе троих граждан, считавших, что Черепков грубо попрал их избирательные права, используя для агитации статус депутата Госдумы.

В ночь с 9 на 10 июля 2004 г. у двери избирательного штаба Черепкова взорвалась подвешенная на растяжках граната, кандидат получил ранения и серьезную контузию. Сторонники Николаева немедленно объявили покушение инсценировкой самого Черепкова, а начальник Главного управления МВД по Дальневосточному федеральному округу Анатолий Золотарев предложил считать инцидент "хулиганством неустановленных лиц". 91

12 июня 2004 г. суд Ленинского района Владивостока, несмотря на отсутствие ответчика, находившегося в госпитале Тихоокеанского флота, удовлетворил иск муниципальной избирательной комиссии об изъятии кандидатуры Виктора Черепкова из списков для повторного голосования, признав нарушением закона о выборах использование Черепковым своей думской приемной, служебного телефона и факса, а также бланков депутата Государственной думы в обращениях и заявлениях в адрес должностных лиц.

Вследствие такого решения суда в списках голосования во втором туре 18 июля должны были теперь значиться В. Николаев и Ю. Копылов. Копылов, однако, снял свою кандидатуру и призвал голосовать во втором туре "против всех". То же самое сделал, назвав выборы "балаганом", кандидат Александр Передня (четвертое место в первом туре, 9,07%). Занявший в первом туре пятое место депутат краевой Думы Николай Марковцев (2,35%) также призвал голосовать "против всех", но решил оставить свою кандидатуру в избирательном бюллетене – "чтобы сохранилась хоть какая-то возможность контролировать избирательный процесс: мои наблюдатели будут работать на участках для голосования. Но я призываю избирателей голосовать “против всех” и своей победой буду считать, если наберу ноль голосов, но Николаев не пройдет". 92

Казалось бы, в этих условиях выборы неизбежно были обречены на срыв. По словам директора Тихоокеанского института политики и права Натальи Меньшениной, "…после массового отказа кандидатов от участия в выборах я уверена, что до 75% избирателей во втором туре проголосуют “против всех”. Но в Приморье есть разница между тем, как проголосуют и как подсчитают". 93

Так и случилось: 18 июля 2004 г. победил Николаев, получив, по официальным данным, 53% голосов (против всех – 36%; Н. Марковцев – 9%).

Однако "…у населения осталось ощущение, что проголосовавших “против всех” на самом деле было больше". 94

Через четыре дня после выборов во Владивостоке Петр Фрадков, сын премьер-министра Михаила Фрадкова, был назначен заместителем гендиректора ОАО "Дальневосточное морское пароходство" (ДВМП). Это совпадение вызвало законные подозрения в том, что, возможно, не один только губернатор С. Дарькин, а и сам премьер-министр стоял за кампанией по завоеванию Винни Пухом городской администрации Владивостока. "Новая газета" даже приписала В. Николаеву права собственника на ДВМП. 95

В действительности связь между Винни Пухом и ДВМП не столь прямая. ДВМП, как и другие базирующиеся в Приморье коммерческие структуры, было вынуждено – силу определенной зависимости от губернатора – в той или иной степени участвовать в избирательной кампании Николаева. Однако структурам самого Николаева может принадлежать (прямо или косвенно), не более 15% акций ДВМП, находящихся в руках частных лиц и мелких фирм. Еще около 20% акций пароходства принадлежит государству в лице краевой администрации (то есть подконтрольно губернатору Дарькину). Около 65% акций ДВМП контролируется группой "Промышленные инвесторы" бывшего депутата Госдумы от СПС Сергея Генералова.

Поэтому получение Фрадковым-младшим хлебной должности в крупной коммерческой структуре может являться благодарностью премьеру за что-то (возможно, что и за содействие избранию Винни Пуха), но не со стороны самого Николаева, а скорее со стороны Дарькина и Генералова. Возможно также, что это не столько благодарность, сколько аванс премьеру за покровительство в будущем. В этом случае новый мэр Владивостока как союзник и партнер губернатора и группы "Промышленные инвесторы" тоже сможет пользоваться этим покровительством.

29 июля 2004 г. Приморский краевой суд оставил в силе решение Ленинского районного суда об отмене регистрации кандидатуры Черепкова.


Выборы нового президента Чечни

После убийства сепаратистами Ахмата Кадырова Кремль был поставлен перед необходимостью найти себе в Грозном нового ставленника. На эту роль был выбран министр внутренних дел Чечни Алу (Али) Алханов. В качестве резервного кандидата (на тот случай, если Алханов разделит судьбу Кадырова) был зарегистриро ван начальник отдела управления ФСБ по Чечне Мовсур Хамидов. Выборы президента Чечни были назначены на 29 августа 2004 г.

Далее все повторилось, как и при "избрании" Кадырова.

22 июля 2004 г. было отказано в регистрации Малику Сайдуллаеву. Причиной отказа в регистрации председатель Чеченского республиканского ЦИК Абдул-Керим Арсаханов объявил "недействительность паспорта" Сайдуллаева, в котором неверно указано место рождения: "с. Алхан-Юрт, Республика Чечня", в то время как должно быть: с. Алхан-Юрт, Чечено-Ингушская АССР", поскольку на 5 октября 1964 г., когда родился Сайдуллаев Малик Мингаевич, Чечня входила в состав Чечено-Ингушетии.

Как выяснил Орхан Джемаль из "Новой газеты", у кандидата от партии власти Алу Алханова в паспорте, выданном ему 7 июня 2004 г., была такая же "ошибка": местом рождения у него там значится "пос. Кировский Кировского р-на Талды-Курганской обл., Казахстан". Однако 29 июня 2004 г. (всего лишь через три недели) Алханову был выдан новый паспорт, в котором "Казахстан" был исправлен на "Казахскую ССР". "…Выходит, чеченский ЦИК еще в июне решил, как он будет “снимать” Сайдулаева. Тогда же выяснилось, что Алханову в таком случае тоже придется отменять регистрацию, и ему “подстелили соломки”, в авральном порядке переделав только-только выданный паспорт". 96

Избиратели эти выборы практически игнорировали. Председатель избирательного участка № 372 в Ленинском районе Грозного (примерно 1100 человек избирателей) через час после начала голосования утверждала корреспонденту газеты "Время новостей", что у нее прошло уже 300 человек. Наблюдатель же видел "от силы человек 70". Корреспондент склонен верить наблюдателю.

"…Для того чтобы за час пропустить 300 человек, паспортисты должны были сверять со списками по пять избирателей в минуту. Такого наплыва, конечно, не было. Корреспондент "Времени новостей" провел около часа на этом избирательном участке и видел всего двух или трех человек, зашедших проголосовать". 97

Наблюдения корреспондента "Времени новостей" подтверждают практически все журналисты, побывавшие на чеченских "выборах" 29 августа 2004 г.

А корреспондент газеты "КоммерсантЪ" даже поставил эксперимент: попытался проголосовать на 5-ти избирательных участках и на 4-х из них ему это удалось (на одном его всетаки отослали голосовать по месту жительства). 98


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая