08 Dec 2016 Thu 17:03 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 10:03   

15 сентября 1957 г., вскоре после публикации своих мемуаров, во время ежегодной политической конференции в Пальменгартене эмигрантского франкфуртского еженедельника "Посев", издающегося НТС, Николай Хохлов потерял сознание. Один из активистов НТС в Бельгии, Евгений Древинский, присутствовавший на конференции, вспоминал позднее, что Хохлов отхлебнул глоток из чашечки с кофе, принесенной по его просьбе кем-то из обслуги, но потом услышал, что началось интересующее его выступление, и побежал в зал, оставив чашку недопитой. Возможно, именно из-за недостаточной дозы принятого яда, Хохлов в конце концов остался жив.

Врач университетской клиники, куда доставили Хохлова, заподозрил отравление. Хохлова рвало, голова кружилась, температура повысилась, начались боли. Были очевидные симптомы желудочного заболевания. Поместили Хохлова в отделение гастроэнтерологии. Поставили диагноз пищевого отравления от употребления несвежих продуктов.

Через пять дней у Хохлова на лице и теле выступили багрово-коричневые полосы, темные пятна и черно-синие опухоли. Из глазниц стала сочиться липкая жидкость, в порах появилась кровь, кожа стала сухой, стянулась и пылала. От малейшего прикосновения выпадали большие клочья волос. Кожа потеряла эластичность и трескалась при малейшем натяжении. В местах, где кожа особенно тонкая, за ушами, под глазами, кровь вообще не успевала засыхать, и Хохлов беспрерывно просушивал ее марлевыми тампонами. Бинтовать его не могли, потому что бинты растирали ссадины и раны. В крови Хохлова шел непонятный для врачей быстрый процесс разрушения. Проведенные 22 сентября анализы показали, что белые кровяные шарики быстро и необратимо уничтожаются, упав до 700 при норме в 7000. Слюнные железы атрофировались. У Хохлова взяли пробу костного мозга. Оказалось, что большая часть кроветворных клеток мертва. Началось отмирание слизистой оболочки рта, горла, пищевода. Стало трудно есть, пить и даже говорить.

Из немецкой клиники Хохлова перевезли в американский военный госпиталь во Франкфурте. Шестеро американских врачей начали заниматься отравленным пациентом. Они круглосуточно вводили Хохлову инъекции кортизона, витаминов, стероидов и других экспериментальных препаратов, одновременно поддерживая его жизнь искусственным питанием, вводя его внутривенно, и почти постоянным переливанием крови. Рядом все время находился анестезиолог, облегчавший страдания Хохлова, готовились растворы для рта Хохлова, в котором совершенно отсутствовала слюна. Для консультаций были вызваны различные специалисты; спешно пересылались во Франкфурт новые лекарственные препараты.

После трех недель болезни состояние Хохлова стало улучшаться. Вскоре он покинул госпиталь, хотя еще многие месяцы оставался совершенно лысым и покрытым шрамами. Диагноз был поставлен уже тогда: отравление таллием. Несколько позже, в Нью-Йорке, один из известных американских токсикологов, изучив историю болезни Хохлова, пришел к выводу, что Хохлов был отравлен радиоактивным таллием. Это было первое упоминание о радиоактивном яде, используемом советской разведкой.

Бегство Хохолова в 1954 г. и неудачная попытка его отравления были не единственными провалами КГБ за границей. Точнее, работа заграничных групп КГБ всегда была сочетанием побед и поражений. 9 октября 1957 г. в Мюнхене сотрудник КГБ Богдан Сташинский в подъезде дома выстрелил из специальной трубки капсулой с синильной кислотой в лицо одного из руководителей украинской эмиграции Льва Ребеты. Ребет скончался на месте. Вскрытие показало, что он умер от сердечного приступа. Через два года, 15 октября 1959 г., в Мюнхене, Сташинский повторил операцию, выстрелив капсулой с цианистым калием в лицо лидеру украинских националистов Степану Бендере. Тот тоже скончался на месте. Обе эти операции следовало бы назвать успешными. Но еще через два года Сташинский, влюбившись в гражданку ФРГ, стал перебежчиком, сдался западногерманской контрразведке и все рассказал.

В 1960– е гг. наступила волна травли писателей (в буквальном смысле этого слова). 3 ноября 1961 г. в Буэнос-Айресе отравили эмигрантского журналиста и писателя Михаила Байкова. Вскоре уже в СССР были предприняты попытки отравления писателей-диссидентов -Александра Солженицына и Владимира Войновича. Обе попытки увенчались провалом для КГБ и удачей для писателей – писатели остались живы. В духе средневековой традиции вторично не вешать сорвавшегося с петли, КГБ решило обоих писателей оставить в живых. Солженицына выслали, а Войновича попросили эмигрировать из Советского Союза.

В 1978 г. в Лондоне был убит болгарский диссидент 49-летний Георгий Марков. Он был отравлен ядом рицин, изготовленным в СССР в "Лаборатории № 12". Кроме яда сотрудники болгарской госбезопасности получили от своих советских коллег специально сконструированный зонтик, стреляющий ядовитой капсулой. 7 сентября 1978 г. Марков возвращался на работу после обеда. Подходя к автобусной остановке у моста Ватерлоо, он почувствовал резкую боль в правой ноге. Обернувшись, он увидел мужчину лет сорока, наклонившегося над упавшим зонтиком. Подобрав зонтик, мужчина уехал в поджидавшем его такси. А Марков стал задыхаться, у него начала кружиться голова, а под штаниной он обнаружил кровоточащую рану. Добравшись до редакции Би-би-си, в болгарской студии которой работал Марков, он рассказал сослуживцам об истории с зонтиком. Вскоре Маркову совсем стало плохо, его увезли домой. Через четыре дня он умер, как тогда считалось – от сердечной недостаточности.

За пару недель до убийства Маркова агенты "Дуржавной сигурности" (болгарской госбезопасности) пытались ликвидировать еще одного болгарского диссидента – Владимира Костова, получившего политическое убежище в Париже. Спускаясь по эскалатору в метро, Костов почувствовал легкую колющую боль в ягодице. Вечером у него резко подскочила температура. Со следующего дня начались ежедневные лихорадки. Костов обратился к врачам, но те не могли поставить диагноз (был август, в Париже все солидные врачи были в отпусках, врач, осматривавший Костова оказался практикантом). Только после внезапной смерти Маркова, о которой стало известно в Париже, при повторном внимательном осмотре Костова у него обнаружили и удалили из мягких тканей микроскопическую капсулу, подобную той, что обнаружили в ноге у Маркова. Оболочка капсулы на 90% состояла из платины, на 10% – из иридия. Внутри капсулы находился яд рицин.

В 1980 г. советский гражданин, двойной агент ЦРУ Борис Коржак, в магазине в Вирджинии – в пригороде Вашингтона – почувствовал укол, как укус комара. У него поднялась температура, а через несколько дней началось внутреннее кровотечение и аритмия. Врач извлек из "комариного укуса" капсулу. Как и в Париже, и в Лондоне, в капсуле были сделаны два небольших отверстия, залепленные воском. В теле воск растворялся, и яд попадал в организм. Ни Костов, ни Коржак точно не понимали, как именно капсулы попали в тело. Прошли годы. Рухнул Советский Союз. Заговорили участники тех далеких спецопераций. И сегодня нам известны все подробности убийства Маркова и покушений на Костова и Коржака.


Основной инстинкт ФСБ

1990– е гг. принесли новые веяния в работу органов российской госбезопасности. Древнейшее орудие убийства -яд – ФСБ использует не для борьбы с идеологическими противниками, как было в советские годы, а с критиками КГБ-ФСБ. К такой категории жертв относятся заместитель главного редактора "Новой газеты" член Государственной думы Юрий Щекочихин, журналист той же газета Анна Политковская, бывший подполковник ФСБ Александр Литвиненко. Следующая группа жертв – враги российского государства, претендующие на власть в республиках, которые российское руководство считает своими вассальными территориями. К этой группе относятся нынешний президент Украины Виктор Ющенко, чеченский полевой командир Хаттаб, бывшие и действующие президенты восставшей Чечни Джохар Дудаев, Зелимхан Яндарбиев, Аслан Масхадов (все они убиты). Наконец, смертельными врагами ФСБ оказались те, кто слишком быстро взлетели по иерархической лестнице и, перескочив на другую орбиту, претендовали на передел власти в России. К этим людям относились бизнесмены-политики Иван Кивилиди и Борис Березовский, либо те, кто слишком много знал и мог скомпрометировать Кремль и высшее руководство: бывший начальник охраны Путина в Санкт-Петербурге Роман Цепов, бывший мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак, бывший крестный отец Санкт-Петербурга Владимир Барсуков-Кумарин, арестованный в сентябре 2007 г.

Всех убитых, отравленных, арестованных или вытесненных из России объединяло только то, что они по разным причинам представляли для власти угрозу. Поэтому остается предположить, что именно власть принимала решения об устранении этих людей, в том числе с использованием сильнодействующих ядов, произведенных в лабораториях ФСБ, хранящихся в сейфах ФСБ и применяемых профессионально обученными сотрудниками ФСБ, специализирующимися на отравлении людей ядами.

Если прибавить к этому, что правоохранительные органы, прежде всего генпрокуратура, следственные органы, сама ФСБ и суд всячески охраняют профессионалов-убийц и суперпрофессионалов-отравителей как величайшее достояние республики, становится понятно, почему ни одно из убийств или отравлений не было и не будет раскрыто. Неприкосновенность агентов-убийц (и суперагентов-отравителей) обеспечивают те же люди, которые отдают приказы об устранении жертв.


Отравление Ивана Кивилиди

1 августа 1995 г. в московской Центральной клинической больнице скончался президент ассоциации "Круглый стол бизнеса России", председатель Совета по предпринимательству при правительстве России, президент Росбизнесбанка, председатель партии Свободного труда (ПСТ) Иван Кивилиди. Он умер от очень редкого яда, который был подложен в трубку его сотового телефона. На этом убийстве стоит остановиться подробнее, так как оно стало одним из первых в современной цепочке отравлений, организованных российскими спецслужбами.

Как ясно из перечисленных выше титулов, Кивилиди был не просто бизнесменом. Он был одним из тех, кто попытался одновременно стать политиком, воздействующим на российское правительство. В частности, Кивилиди принял активное участие в парламентской кампании 1995 г. Проповедуемые им взгляды следует назвать либеральными. Вот несколько из его высказываний:

"Большинству предпринимателей абсолютно ясны и понятны либеральные ценности, за которые выступает ПСТ и которые члены партии настойчиво пытаются провести в Конституцию […] Кроме того, у членов ПСТ есть желание участвовать в конституционном процессе и влиять на создание свода федеральных законов. […] Мы идем в одном блоке с Российским движением демократических реформ (Гавриил Попов, Анатолий Собчак), поскольку наши программы полностью совпадают, за исключением представлений о военной доктрине страны".

На парламентские выборы некоторые демократические организации решили идти в составе избирательного объединения под названием "Российское движение демократических реформ" (РДДР). 27 октября 1994 г. на пресс-конференции в Санкт-Петербурге Собчак огласил список лидеров движения. Третьим в списке, после Собчака и профессора Святослава Федорова шел лидер ПСТ Иван Кивилиди.

29 октября Кивилиди от имени предпринимателей уже готов был разговаривать с правительством с позиции силы. На съезде Общероссийского объединения "Круглый стол бизнеса России" (КСБР) председатель Совета по развитию предпринимательства при правительстве России Кивилиди заявил, что у предпринимателей "есть возможность и, главное, необходимость стукнуть кулачком по столу и что-то потребовать от правительства". Со стороны "вообще всех аппаратчиков", заявил он "предпринимаются аспидные потуги влезть на предпринимательскую спину" и навязать реформы сверху, как это было всегда. Но времена изменились. Теперь "с предпринимателями реально начнут считаться".

В сентябре 1994 г. возглавляемый Кивилиди КСБР добился от правоохранительных органов освобождения из-под ареста бизнесмена Льва Вайнберга, арестованного по обвинению в даче взятки. Кивилиди назвал этот арест "изжогой определенных кругов, раздраженных долгой неприкасаемостью предпринимателей", а освобождение Вайнберга – победой "предпринимателей, которым удалось объединиться перед лицом надвигающейся опасности". Как писала через несколько дней, 13 сентября, газета "КоммерсантЪ-Daily", организованная в поддержку предпринимателя и общественного деятеля Льва Вайнберга встреча "вылилась в обсуждение проблем защиты предпринимателей от произвола властей".

10 сентября по инициативе Кивилиди КСБР принял решение провести в ноябре всероссийский съезд представителей коммерческих предприятий и "получить полномочия для выражения интересов всех предпринимателей России".

В 1995 г. ко всем своим титулам Кивилиди прибавил еще один – депутат Государственной думы. Для недоброжелателей он, казалось, становился недосягаемым и неприкасаемым. Но именно потому, что российский бизнес устремился в политику, 1995 г. ознаменовал собой волну убийств бизнесменов. 10 апреля 1995 г. в Москве был убит вице-президент банка "Югорский" 33-летний Вадим Яфясов. Он стал 43-м банкиром, убитым за последние годы. В ночь на 20 июля вместе со своим охранником на даче, расположенной на территории правительственного санатория "Снегири", в Истринском районе Подмосковья, был зверски убит 44-й банкир – президент коммерческого банка "Югорский" и член высшего совета Российской объединенной промышленной партии (РОПП) Олег Кантор. На теле убитого банкира были обнаружены ножевые и огнестрельные раны, глаза были выколоты. Когда через несколько дней после убийства Кантора руководители КСБР собрались на пресс-конференцию, председатель РОПП Владимир Щербаков с грустью заметил, что "Круглый стол" все больше стал напоминать похоронное бюро: "Мы регулярно собираемся, чтобы констатировать очередное убийство предпринимателя и в очередной раз воззвать к властям, когда прекратится этот беспредел. […] Невозможно становится жить в стране, в которой системно проводится уничтожение предпринимательского слоя".

Действительно, из 30 членов президиума "Круглого стола" восемь уже были убиты.

Кивилиди назвал происходящее "геноцидом мозгов нации. […] Ни одно убийство директора завода, банка не раскрыто. Предпринимательство сегодня – самая опасная профессия и складывается впечатление, что государству выгоден весь этот беспредел, полное бездействие. Был раньше Совет предпринимательства при правительстве, его разогнали. У охранных фирм в банках отбирают оружие. И в прицеле скоро окажутся не только предприниматели, а вообще те, у кого есть какая-то собственность. Жертва в лице банка "Югорский" Олега Кантора не последняя", – мрачно прогнозировал Кивилиди.

И не ошибся. Он стал следующим: 45-м убитым банкиром; 9-м убитым членом президиума возглавляемой Кивилиди ассоциации КСБР; 52-м убитым в 1995 г. крупным российским бизнесменом. 1 августа в состоянии комы Кивилиди был доставлен в московскую Центральную клиническую больницу, где 4 августа скончался, не выходя из комы. 2 августа в 1-ю градскую больницу была увезена в состоянии судорожного припадка секретарь Кивилиди Зара Исмалова, весь прошедший день отвечавшая на звонки по мобильному телефону Кивилиди. 3 августа Исмалова скончалась.

Десять дней тела Кивилиди и Исмаловой исследовали в моргах Центральной клинической больницы и Военного госпиталя им. Бурденко. Диагноз в справках о смерти указывал на острую сердечную недостаточность. Впрочем, по крайней мере один человек уже тогда заподозрил отравление. Патологоанатом Иосиф Ласкавый труп Исмаловой вскрывать отказался, а на истории болезни написал: "Имеются признаки отравления неизвестным ядом"[59].

18 августа 1995 г. появилось первое сообщение о том, что Кивилиди и его секретарь были отравлены радиоактивным ядом. Газета "Тверская жизнь" писала, что яд относился к тяжелым металлам кобальтовой группы, а российское телеграфное агентство ИТАР-ТАСС заявило, что "задержан военнослужащий, у которого изъяты контейнеры с радиоактивными материалами", вероятно, использованными в качестве яда при отравлении Кивилиди и Исмаловой. "Правоохранительными органами ведется следствие по этому делу".

Следует сказать, что это было первое и последнее упоминание российскими СМИ радиоактивных ядов в связи с делом об убийстве Кивилиди. Комментариев со стороны правоохранительных органов об арестованном офицере с радиоактивными ядами тоже не последовало. Будто не было никогда ни офицера, ни ареста, ни радиоактивных отравляющих веществ.

Формулу яда эксперты, однако, установили. Он был произведен в государственном оборонном химическом центре в поселке Шиханы, расположенном в Саратовской области. Информация об этом попала в СМИ от тогдашнего губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова. Он возмущался тем, что военным химикам месяцами не платят зарплату, из-за чего они вынуждены работать на сторону.

В 1997 г. МВД России также сообщило, что, согласно проведенной экспертизе, вещество, которым был отравлен Кивилиди и его секретарь, являлось боевым отравляющим веществом нервно-паралитического действия, фосфорсодержащим ядом, изготовленным в секретном химическом центре в Шиханах. Элементы реактива, положенного в основу этого яда, были открыты в Швеции в 1957 г. Они прозрачны, невидимы для человеческого глаза, легко испаряются. В организм проникают через поры кожи или дыхательные пути. Смерть наступает через несколько часов. Установить ее причину без сложнейшего анализа невозможно.

Глава администрации центра в Шиханах Станислав Нестеров заявлением МВД был озадачен: "Это суперсовременное отравляющее вещество, формула которого строго засекречена. Ни я, ни местное ФСБ не знает ни одного случая незаконных продаж таких ядов. Если бы это было, то разразился бы международный скандал. Представляете, в Шиханах у государственного института органического синтеза любой желающий может купить яд, да еще тот, который используется в шпионской деятельности"[60].

Конечно, представить, что "любой желающий" мог такой яд "купить" было действительно невозможно. Кто же имел доступ к подобным ядам и одновременно был заинтересован в убийстве Кивилиди? Кто в 1995 г. был вторым после президента человеком в стране? Кто добывал всеми доступными способами деньги и пытался поставить под свой контроль банки в преддверии президентских выборов 1996 г.? Этим человеком был руководитель Службы безопасности президента генерал Коржаков.

Следует отдать должное российской прессе. Она назвала людей, заинтересованных в смерти Кивилиди. 19 апреля 1997 г. лучшая и самая серьезная российская газета "КоммерсентЪ-Daily" писала:

"В последние годы жизни Иван Кивилиди занимался не столько предпринимательством, сколько общественной деятельностью. Будучи председателем "Круглого стола бизнеса России", он мог резко осудить наезд Службы безопасности президента на "Мостбанк" или залоговые аукционы по передаче госпакетов акций крупным финансовым структурам… Иван Кивилиди выступал за конкурентные аукционы, против кулуарных решений и смычки госчиновников с воротилами бизнеса. У нас есть конкретная информация, что один из этих людей ему угрожал физической расправой, если Кивилиди не закроет рот", – признался корреспонденту "Коммерсанта-Daily" один из следователей"[61].

22 июля 1999 г. "Московская правда" назвала еще одно заинтересованное в смерти Кивилиди лицо: Сосковца. Газета писала также, что камеры наружного наблюдения Росбизнесбанка, следящие за окрестностями, в день отравления Кивилиди были кем-то отключены[62].

Однако намеками двух ведущим московских газет почему-то никто не заинтересовался. В 1999 г. правоохранительные органы России официально сообщили, что "дело зашло в тупик". Как сказала пресс-секретарь Московской городской прокуратуры, занимающейся этим преступлением, Светлана Петренко, "в настоящее время расследование приостановлено. Следователям не удалось пока получить никаких свидетельств, которые могут указывать на то, кто мог быть заинтересован в совершении этого преступления"[63]. Миллион долларов вознаграждения, объявленный коллегами Кивилиди в 1995 г. за информацию, ведущую к поимке злоумышленников, остался невостребованным.

17 январе 2001 г. Министерство юстиции России торжественно сообщило, что и оно провело экспертизу причин смерти Кивилиди. Правда, руководитель Российского федерального центра судебной экспертизы Минюста Александр Каледин отказался уточнить конкретную причину смерти банкира, заявив, что разглашение такой информации относится к компетенции следственных органов. Каледин, однако, сообщил, что у вещества, которым был отравлен Кивилиди, "редкая формула, и его название содержится под большим секретом".

9 октября 2006 г. прокурор Москвы Юрий Семин заявил в интервью, что следствием досконально выявлен механизм убийства Кивилиди. "Его отравили с помощью вещества, аналогов которому попросту нет. И мы знаем, как оно сделано".

Правда, арестованный по подозрению в организации убийства человек к ядам отношения не имел. 30 июня 2006 г. был арестован бывший заместитель Кивилиди предприниматель и банкир Владимир Хуцишвили. Свою вину и причастность к убийству он полностью отрицал.

Впервые Хуцишвили – компаньона Кивилиди, члена совета директоров Росбизнесбанка – задержали 31 октября 1995 г. Но Хуцишвили свою вину отрицал и за отсутствием улик и недоказанностью обвинений был через 30 дней согласно предписанию закона освобожден. В декабре 1999 г. оперативники Московского уголовного розыска (МУРа) задержали человека (имя которого не было названо), давшего показания о том, что он лично продал яд Хуцишвили. По необъяснимым причинам Хуцишвили задержан не был, а уехал за границу. В декабре 1999 г. он был объявлен в розыск московской прокуратурой, и следователь по особо важным делам Алексей Кондратов вынес заочное постановление о привлечении Хуцишвили в качестве обвиняемого по уголовному делу об убийстве Кивилиди и его секретаря Исмаловой, хотя попыток оформить международный ордер на арест Хуцишвили российской стороной предпринято не было.

В 2006 г. Хуцишвили вернулся, считая, что дело десятилетней давности уже закрыто. Но в 8.30 утра у подъезда дома № 7 по улице Ефремова, где Хуцишвили остановился у приятеля, он был арестован. Каким образом в распоряжении Хуцишвили оказался яд и как именно он подложил этот яд в трубку мобильного телефона Кивилиди генпрокуратура России объяснить не смогла.

По мнению специалистов, отравить Кивилиди мог только профессионал, к каковым, безусловно, не относился его заместитель. Вот что сказал заведующий лабораторией Института эволюционной морфологии и экологии животных Ефим Бродский корреспонденту газеты "Московские новости":

"– С помощью специального оборудования мы достаточно быстро установили формулу отравляющего вещества. Это вещество нервно-паралитического действия типа зарин.

– Известно ли, где производятся подобные ОВ?

– Я знаю несколько таких лабораторий.

– Вы могли бы назвать их?

– Нет.

– Кто, по-вашему, мог бы заложить в трубку яд?


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая