05 Dec 2016 Mon 07:26 - Москва Торонто - 05 Dec 2016 Mon 00:26   

Путиным была создана система "продажи" детей за границу через детский дом Центрального района г. Санкт-Петербурга. (Материалы у руководителя следственной бригады Лысейко В. А., а также у заместителя Генерального прокурора РФ Катышева.)

Будучи вице-мэром, Путин через Ленинградское Адмиралтейское объединение организовал продажу подводных лодок за границу. В 1994 г. зам. генерального директора объединения был убит (одна из версий – за отказ осуществить незаконную продажу военного имущества за границу).

БФГ – Балтийская финансовая группа (генеральный директор Капыш) ежемесячно финансово помогает Путину и Черкесову. В 1994-95 гг. у Капыша по нефтяному терминалу Морского порта возник конфликт с одним из учредителей терминала. Капыш заказал убийство этого учредителя. Путин за 50 тысяч долларов США уговорил учредителя урегулировать конфликт… после чего тот выехал в Израиль.

По имеющимся данным, Капыш передал Путину 6 млн долларов США якобы на президентскую кампанию 1996 г. Деньги прошли через один из областных банков, который вскоре был закрыт. [Павел Капыш убит летом 1999 г. – авторы.]

Созданная Путиным, совместно с депутатами Законодательного собрания Никешиным и Гольдманом, корпорация "ХХ трест", полученные на строительство, в том числе бизнес-центра "Петра Великого", бюджетные деньги перевели в Испанию, где в г. Торвиехо была куплена гостиница. Часть украденных средств пошла на покупку Путиным виллы в испанском городе Бенидор (материалы имеются в КРУ Минфина РФ по г. Санкт-Петербургу и обл.).

Путин и Черкесов в 1997 г. незаконно продали здание, принадлежавшее газете "Час пик" (имеется арбитражное дело). Ими газете "Московский комсомолец" нанесен ущерб в несколько сотен тысяч долларов США.

"Список преступлений Путина", проработавшего несколько лет вторым человеком криминальной столицы России, можно считать бесконечным. К нему, видимо, следует присоединить обвинение, четче всего сформулированное в статье Владимира Иванидзе "Неразборчивые связи северной столицы. В контейнере с тушенкой была обнаружена тонна кокаина", опубликованной в газете "Совершенно секретно" в августе 2000 г. Как писал Иванидзе, через Россию действовали крупные каналы доставки кокаина в Европу. Активность наркоторговцев была очень серьезной: задержанные в Европе партии составляли сотни килограммов. Однако доказательств существования российского канала не было, пока в феврале 1993 г. под Выборгом не задержали контейнер с грузом колумбийской тушенки. Вес кокаина, спрятанного в банках, составил 1092 килограмма. Участников низшего звена операции, граждан России, Колумбии и Израиля, арестовали, но организаторы поставки не пострадали.

Кокаин, разумеется, предназначался не для России. "Тушенка" должна была следовать в Германию. Поставка была контролируемой: европейские спецслужбы проводили операцию под названием "Акапулько", целью которой было выявление всей наркосети по маршруту Колумбия – Германия. В Германии кокаин должен был быть арестован вместе со всеми участниками преступления и уничтожен. Но все получилось иначе. Кокаин задержали российские спецслужбы. Более двух лет наркотики пролежали на складе в Санкт-Петербурге, хотя по международным нормам должны были быть уничтожены, а в 1996 г. "отправлены на переработку" в Москву, как раз когда туда переезжал Путин. Больше об этом кокаине никто никогда не слышал.

После задержания тонны кокаина руководители наркобизнеса создали в Санкт-Петербурге и Москве целую сеть компаний, в том числе совместное предприятие с участием руководимого Путиным Комитета внешних сношений. Речь идет прежде всего о бельгийской компании DTI, созданной Оскаром Донатом. Донат был арестован в Израиле как подозреваемый по делу о выборгском кокаине, однако вскоре был освобожден за недостатком улик. Именно его компания DTI должна была осуществить перевозку колумбийских "консервов" из Санкт-Петербурга в Голландию. Партнером семьи Доната в этом бизнесе был Ювал Шемеш, один из арестованных и впоследствии осужденных организаторов поставки кокаина в Европу. Их совместная компания JT Communications Services создала в Санкт-Петербурге и Москве одно из крупнейших предприятий пейджинговой связи. Однако это было лишь прикрытием для реальной деловой активности – наркоторговли, – для обеспечения которой DTI открыла один из крупнейших таможенных терминалов в Санкт-Петербурге. Основными партнерами DTI в этом бизнесе были Объединение охраны ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области и Особый отдел Санкт-Петербургской военно-морской базы.


Отступление "О составе преступления"

Обычно судебному преследованию подлежат действия, являющиеся нарушением существующих (на момент нарушения) законов, не отмененных впоследствии. В этом смысле в России в 1990-е гг. сложилась уникальная ситуация. После распада Советского Союза в августе 1991 г. старые советские законы формально не были отменены, но использовать их, если не иметь в виду уголовные законы против личности (убийства, нанесение телесных повреждений, откровенные воровство и грабеж), было практически невозможно. Советское законодательство предусматривало отсутствие частной собственности и запрещение частного бизнеса. Оно вводило запрет на использование и хранение иностранной валюты, причем операции, связанные с иностранной валютой, относились к категории тягчайших преступлений и карались в отдельных случаях смертной казнью.

Формально не отмененная система прописки, по существу запрещала переезд людей с одного места жительства на другое и переход на другую работу. Поэтому с августа 1991 г. в России существовало беззаконие, причем следует признать, что для атмосферы глобальной анархии, в которую погрузилась огромная страна, уровень саморегулируемого порядка в России следует признать крайне высоким, а не крайне низким, как это кажется на первый взгляд. Население достаточно быстро выработало свой собственный кодекс законов, заменив отмершие старые советские законы "понятиями". Так и осуществлялось российское правосудие на всех уровнях – по понятиям.

Разумеется, сложившаяся система была порочна. Многочисленные центральные и региональные чиновники сочиняли и переделывали законы, решения, постановления и инструкции под себя и своих экономических вассалов и партнеров, преследуя прежде всего свои собственные экономические или политические интересы. Иногда закон издавался под конкретную операцию (типа "залоговых аукционов" для приватизации государственной собственности за символические деньги), а затем радикально менялся под условия другой аналогичной операции. При таком состоянии законодательства и правоприменения даже самое безобидное административно-экономическое деяние со стороны чиновника или бизнесмена чтонибудь обязательно нарушало. В то же время зачастую самые явные корыстные экономические и финансовые махинации и аферы не подпадали под прямое нарушение закона и не становились наказуемыми преступлениями.

Основу всех финансовых операций составляли наличные расчеты так называемым "черным налом", нигде не учитываемыми деньгами, в рублях и в иностранной валюте. При полной бесконтрольности финансовых трансакций попытка государства собирать налоги по старинке, опираясь на старое налоговое законодательство, была бессмысленна. А новый налоговый кодекс создан не был. Его просто невозможно было создать в стране дикого, зарождающегося, стремительно развивающегося динамичного капитализма, каковой стала Россия. В результате вся страна со всем ее многомиллионным населением не платила налоги с левого неучитываемого дохода, получаемого наличными деньгами, и стала очевидным нарушителем отсутствующего налогового законодательства.

С 2000 г., с приходом к власти Путина, ситуация изменилась. Законы так и не были созданы, однако система понятий была устранена. Расследованиями и репрессиями экономической деятельности населения в период 1991-2000 гг. стали заниматься теперь назначаемые администрацией президента судебные и силовые чиновники, не без участия которых совершались экономические "преступления" предыдущего десятилетия. Основным оружием государства стала возможность отбирать из общей массы по своему усмотрению объекты для преследования, расследования и наказания. Поскольку уязвимыми перед следователями были все, Путин и управляемое им государство получили возможность расправляться с любым противником путем расследования экономической деятельности жертвы в период 1991-2000 гг. Классическим примером стало дело Михаила Ходорковского, арестованного и осужденного хозяина нефтяной компании ЮКОС. Между тем Ходорковский, пусть и ставший с годами олигархом и миллиардером, тем не менее оставался частным предпринимателем, а не государственным чиновником. Вряд ли ему следовало ставить в вину в судебном порядке то, что он использовал "дыры" в существовавшем тогда законодательстве в интересах своего бизнеса. И хотя всем был очевиден президентский политический "заказ" Путина на посадку Ходорковского, российский (не свободный и не независимый) суд, формально подойдя к делу, нашел Ходорковского виновным в многочисленных нарушениях и преступлениях, совершенных им и его компанией в период бурного предшествующего десятилетия, и Ходорковского осудил.

В противоположность этому крупный чиновник московской мэрии Василий Шахновский арестован не был, хотя, уйдя с государственной службы, оказался собственником 7% гибралтарского офшора Group MENATEP Ltd., владевшего ЮКОСом, причем именно он курировал от городского московского правительства переход столичных структур ЮКОСа под контроль МЕНАТЕПа. Иными словами, было очевидно, что Шахновский получил 7% акций как взятку. Дети премьер-министра Виктора Черномырдина и многолетнего председателя Совета директоров Газпрома Рема Вяхирева к концу премьерства Черномырдина оказались владельцами крупных пакетов акций Газпрома. Но и их никто не преследовал за очевидное мошенничество.

Несколько лет тянулось дело директора Федерального агентства правительственной связи (ФАПСИ) генерала армии Александра Старовойтова. Его пытались привлечь к уголовной ответственности за взятки, так как подозревалось, что он получал 20% комиссионных от всех идущих через него контрактов на поставки оборудования германского концерна "Сименс". Немецкая сторона платила комиссионные официально, согласно контракту. Старовойтов же, разумеется, в бюджет государства комиссионные не возвращал. Осужден Старовойтов не был. Таких примеров можно привести тысячи.

По любой логике после экономического беспредела 1991-2000 гг. следовало бы объявить экономическую амнистию всему населению за экономические преступления того периода, а если уж расследовать и карать экономическую коррупцию, то только в отношении государственных чиновников, бравших взятки и занимавшихся вымогательством. Путин сделал прямо противоположное. Он простил преступления чиновников, но оставил за собой право расследовать возможные нарушения бизнесменов.

Сделано это было достаточно остроумно. В мае-июне 2000 г. контролируемая президентом Государственная дума приняла постановление об амнистии, под которую подпали все граждане России, награжденные правительственными орденами, т. е. весь чиновничий корпус, включая членов Думы, так как каждый чиновник, прослуживший некоторое время в аппарате центрального или местного правительства, хоть однажды, либо в советские годы, либо в ельцинские, удостоился по крайней мере одного ордена. Фактически была проведена сословная амнистия, хотя и не без издержек. Владимир Гусинский, арестованный как раз в это время, оказался носителем полученного от Ельцина ордена Дружбы. Гусинского действительно не стали судить за экономические преступления, совершенные до 2000 г. Ему просто предложили отдать собственность и выставили за границу.

На момент принятия российским парламентом закона об амнистии в июне 2000 г. президент России Владимир Путин тоже являлся орденоносцем. Он был кавалером ордена Знак Почета. Поэтому описываемая в этой главе деятельность Путина в Ленинграде (Санкт-Петербурге), часто смахивающая на деяния, подпадающие под статью "экономические преступления", не может являться основанием для судебного преследования героя настоящей книги.


Лицензионный скандал

Операция "Сырье в обмен на продовольствие" является самым известным и самым первым по времени скандалом, связанным с деятельностью Владимира Путина в мэрии Санкт-Петербурга. В конце 1991 г. председатель санкт-петербургского КВС Путин выступил инициатором программы продовольственного снабжения Санкт-Петербурга из-за границы в обмен на экспорт российского сырья. Сам Путин так описывал происходившее:

"В 1992 г., когда в стране был фактически продовольственный кризис, Санкт-Петербург испытывал большие проблемы. И тогда наши бизнесмены предложили следующую схему: им разрешают продать за границу товары, главным образом сырьевой группы, а они под это обязуются поставить продукты питания. Других вариантов у нас не было. Поэтому Комитет по внешним связям, который я возглавлял, согласился с этим предложением. Получили разрешение председателя правительства, оформили соответствующее поручение. Схема начала работать. Фирмы вывозили сырье… К сожалению, некоторые фирмы не выполнили главного условия договора – не завезли из-за границы продукты или завезли не в полном объеме. Они нарушили обязательства перед городом". 29

Путин относит начало истории к 1992 г., однако первый известный подписанный им документ датирован 4 декабря 1991 г. В этот день Путин подписал письмо в Комитет по внешним экономическим связям (КВЭС) Министерства экономики России, возглавляемый Петром Авеном, нынешним руководителем "Альфа-групп", ставшим с тех пор олигархом, миллиардером и вечным попутчиком Путина. Путин писал:

"Единственным источником поступления продуктов в регион с января по февраль 1992 г. может стать их импорт в обмен на экспорт… Региону на период с января по февраль 1992 г. требуется: 83 тысячи тонн замороженного мяса, 11 тысяч тонн масла, 3 тонны сухого молока, 0,4 тонны детского питания, 4,5 тонны растительного масла, 56 тонн сахара, 2 тонны чеснока, 3,5 тонны цитрусовых, 8 тонн какао. Всего на сумму 122 млн долларов.

В связи с чрезвычайным характером сложившейся ситуации и необходимостью начала осуществления обменных операций прошу предоставить квоты на экспорт следующих видов сырья: 750 тысяч кубометров леса, 150 тысяч тонн нефтепродуктов, 30 тысяч тонн лома цветных металлов, 14 тонн редкоземельных металлов (тантал, ниобий, гадолиний, церий, цирконий, иттрий, скандий, иттербий), 1 тысячу тонн алюминия, тонну меди, 20 тонн цемента, тонну аммония, всего на 124 млн долларов.

Для обеспечения гарантий безопасности проводимых обменных операций прошу дать разрешение и на импорт 120 тысяч тонн хлопковолокна. Наконец, прошу, чтобы возглавляемому мной Комитету было предоставлено право на распределение квот и выдачу лицензий". 30

1 февраля 1992 г. председатель КВЭС Петр Авен визировал письмо Путина: "Предоставить Комитету Санкт-Петербурга право распределять квоты и выдавать лицензии", а 25 марта Министерство экономики России распоряжением № 172 предоставило КВС Санкт-Петербурга право подписывать экспортные лицензии. Однако еще до получения официального разрешения путинский комитет начал выдавать экспортные лицензии.

Вскоре об этом проведали депутаты городского Совета, конфликтовавшие с Собчаком и усердно "копавшие" под мэрию. Уже 10 января 1992 г. по решению 13-й сессии Совета была создана специальная депутатская Рабочая группа по расследованию деятельности КВС. Группу возглавили председатель комиссии городского Совета по продовольствию Марина Салье и член комиссии по торговле и сфере бытовых услуг Юрий Гладков (в 2003-2007 гг. Вице-спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга от фракции "Союз правых сил"). Результаты их расследования превзошли самые смелые ожидания. 31


Сырье в обмен на продовольствие

Сам Путин утверждал, что ни он, ни его Комитет экспортных лицензий не выдавали: "Лицензии мы не имели право давать. В том-то все и дело. Лицензии давали подразделения Министерства внешнеэкономических связей. Это федеральная структура, не имевшая никакого отношения к администрации города". 32

Однако, как явствует из материалов Рабочей группы М. Салье, лицензии выдавались, и Путин факт выдачи лицензий признал. В справке "О состоянии дел по выдаче лицензий под обеспечение города продовольствием" от 14 января 1992 г., которую Путин вынужден был предоставить Рабочей группе городского Совета, председатель КВС сообщал: "По состоянию дел на 13 января 1992 г. Комитетом по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга выданы лицензии, перечень и объемы которых приведены в таблице". Далее следовал список выданных лицензий.

В 1991– 92 гг. Путин под предлогом обеспечения горожан продовольствием заключил договора с фирмами-посредниками на экспорт нефтепродуктов, лесоматериалов, металла, хлопка и другого сырья на сумму более 92 млн долларов. При этом он не согласовал квоты на ресурсы, выделенные правительством России, с Министерством экономики, т. е. нарушил поручение правительства от 9 января 1992 г., и в обход постановления правительства № 90 от 31 декабря 1991 г. "О лицензировании и квотировании экспорта и импорта товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в 1992 г." не объявил тендер. Фирмы, которым давались лицензии, отбирал сам Путин. 33 Они не являлись производителями экспортируемого сырья, не специализировались на сырье, не представляли контрактов с зарубежными фирмами на импорт продовольствия. Некоторые фирмы были иностранными, т. е. не поддавались проверке и контролю российского правительства.

Все договора, заключенные КВС, с юридической точки зрения были ущербными: отсутствовали подписи и печати каждой из договаривающихся сторон как на самих договорах, так и на неотъемлемых от них приложениях; на некоторых отсутствовали даты заключения; в двух договорах отсутствовали приложения, упомянутые в тексте; в некоторых содержались арифметические ошибки, исправления, подчистки. Какие-то договора были составлены на финском языке без русского перевода. В четырех договорах, заключенных КВС "в лице Путина", напротив его напечатанной фамилии стояла подпись заместителя Путина по КВС Александра Аникина. Общая сумма, на которую были заключены такие договора, составила более одиннадцати с половиной миллионов долларов. 34

Лично Путин в рамках операции "Сырье в обмен на продовольствие" подписал минимум четыре документа. Были подписаны две лицензии. Одна – компании АО "Невский дом", 20 декабря 1991 г., на вывоз 150.000 тонн нефтепродуктов (мазута, дизельного топлива, бензина) на сумму более 32 млн долларов. Другая – АОЗТ "Фивекор", 26 декабря, на вывоз 50 тысяч кубометров лесоматериалов на сумму около трех миллионов долларов (в обмен на сухое молоко). Кроме того, были подписаны два договора. Первый, 25 декабря, – с Георгием Мирошником, президентом концерна "Международный коммерческий центр" ("Интерком-мерц – Формула-7"), об оформлении лицензии на экспорт 150 тысяч тонн нефтепродуктов (в обмен на мороженное мясо, картофель и сахар). Второй – 3 января 1992 г. – с муниципальным предприятием (МП) ЛОКК (Ленинградское общество Красный крест). Согласно этому договору МП ЛОКК получило лицензию на экспорт редких металлов и трех тонн алюминия марки A5N в обмен на 1750 тонн мяса. 35 Впрочем, в том же январе 1992 г. лицензия на экспорт 150 тысяч тонн нефтепродуктов от Мирошника перешла в распоряжение "Невского дома" Владимира Смирнова.

МП ЛОКК, заинтересованное в экспорте алюминия, было не чем иным, как "коммерческо-издательским предприятием" региональной общественной организации Общества Красного креста. Руководителем фирмы был Сергей Борисович Платонов, впоследствии деловой партнер Романа Цепова, начальника охраны в Санкт-Петербурге жены и дочери Собчака и Путина. "Интерком-мерц – Формула-7" – московская компания Мирошника – была связана с бывшим сотрудником Штази Матиасом Варнигом. Во всяком случае, немецкая подруга Людмилы Путиной Ирен Питч утверждает, что в 1996 г. факсы Людмилы Путиной, ездившей время от времени в Москву, приходили к ней из фирмы "Интерком-мерц", где их друзьями были "восточные немцы, с которыми Путины познакомились в Дрездене и которые жили теперь в Москве, где муж занимал руководящий пост в одном из крупных германских банков". 36 "Восточными немцами" были Варниг и его супруга, а "крупным немецким банком" – "Дрезднер-банк".

Четыре известных подписанных лично Путиным документа были оформлены ранее 2 февраля 1992 г., когда заявку Путина завизировал П. Авен, и ранее 25 марта 1992 г., когда Министерство экономики разрешило путинскому комитету подписывать экспортные лицензии. Более того, лицензии выдавались даже до подписания соответствующих договоров с коммерсантами: с "Невским домом" договор был подписан в январе 1992 г. (точная дата не указана), хотя лицензия была подписана уже 20 декабря 1991 г.; с "Фивекором" договор был подписан только 1 ноября 1992 г. (а лицензия выдана еще 26 декабря 1991 г.). Договор с "Невским домом" на более чем 32 млн долларов заключался "в лице" А. Г. Аникина и замдиректора АО "Невский дом" В. М. Витенберга, но подписан был совершенно другими лицами, которых Рабочая группа Петросовета не смогла идентифицировать. На лицензии же стояли подписи Путина и генерального директора совсем другой фирмы, зарегистрированной по другому адресу, но с таким же названием: "Невский дом".

Непосредственно подчиненным Путину зампредседателем КВС, начальником управления внешнеэкономических связей Александром Гаврииловичем Аникиным были подписаны не менее 13-ти лицензий и договоров, оформленных до получения официального разрешения КВЭС Министерства экономики России на выдачу лицензий. Предмет этих договоров состоял в бартерных сделках: Комитет предоставлял поставщику "лицензию на экспорт" определенного вида и объема сырья, а поставщик осуществлял обмен сырья на продовольственные товары. В нарушение постановления правительства России № 90 от 31 декабря 1991 г., согласно которому право выдачи лицензий на ввоз и вывоз товаров было дано только Комитету внешнеэкономических связей России и его уполномоченным на местах (и никому другому), санкт-петербургский КВС выдал лицензии на сумму более 95 млн долларов.

"Договаривающиеся стороны" не преследовали в качестве истинной цели поставку продовольствия в Санкт-Петербург. Весь смысл операции состоял в том, чтобы составить формальный договор "со своим человеком", выдать ему лицензию, заставить таможню на основании этой лицензии открыть границу, отправить груз за рубеж, продать его и положить деньги в карман. Именно поэтому не объявлялся тендер. Понятно, что для осуществления этой грандиозной аферы нужны были свои "партнеры" из теневой экономики, криминальные и мафиозные структуры и подставные фирмы. Никого из задействованных в этой схеме людей Путин впоследствии не забыл. Так, бывший руководитель одного из подразделений ленинградского Управления внутренних дел Владимир Михайлович Витенберг, задействованный в этой схеме, сейчас является генеральным директором частной охранной фирмы "Охранное предприятие Кречет" и совладельцем нескольких торговых фирм.

Корыстная заинтересованность чиновников санкт-петербургского КВС подтверждается баснословными размерами комиссионных, которые предусматривались договорами – от 25 до 50%. При этом санкции за непоставку продовольствия были ничтожны. Это также делалось в обход решения правительства, которое предусматривало использование всей валютной выручки, полученной от бартерных операций, для закупки продовольствия для населения города. Так, в договоре от 3 января 1992 г. с МП ЛОКК, подписанном лично Путиным, комиссионные составили 540.000 долларов (25%). В договоре, заключенном 10 января 1992 г. "в лице председателя Комитета Путина В. В." с Международной лесной биржей ("Интерлесбиржа") "в лице вице-президента Крылова В. Н.", комиссионные составили 5.983.900 долларов (50%). По соглашению с фирмой "Святослав", подписанном с Василием Ховановым, комиссионные составили 12 млн долларов за реализацию 20 тысяч тонн хлопка. Общая сумма комиссионных по 12 договорам превысила 34 млн долларов и в среднем составила 37% комиссионных. 37

Не исключено, что фирма "Святослав" была московской фирмой, за которой стояли гендиректор Московского концерна по производству текстильной промышленности (МОСТЕКС) Джалдасбек Айтжанов и президент банка "Санкт-Петербург" Юрий Львов. По московскому адресу фирмы "Святослав" размещался также Уникомбанк, в совет директоров которого входили Д. Айтжанов и Ю. Львов.

В банке Ю. Львова "Санкт-Петербург" были открыты счета для нескольких фирм, получивших лицензии от Путина, а одна из фирм была зарегистрирована по адресу этого банка. Именно для того, чтобы осуществлять дальнейшие операции с валютой, Львов, В. Смирнов и Путин создали в 1992 г. Санкт-Петербургскую валютную биржу.

Кроме нестандартно высоких комиссионных в договорах использовались столь же нестандартные занижения цен. Так, в договоре КВС с СП "Джикоп", которому тем же КВС была выдана лицензия на вывоз 13.997 килограммов редкоземельных металлов, цены на большинство из них были занижены в 7, 10, 20 и даже в 2000 раз. Например, за 1 кг скандия договором устанавливалась цена в 72,6 немецких марки, тогда как на мировом рынке его цена превышала 150.000 немецких марок. Только на демпинговых ценах в одном договоре, и только с одной фирмой, город терял, а кто-то зарабатывал более 14 млн немецких марок или по курсу тех дней более 9 млн долларов. 38

Иногда лицензии выдавались на объемы меньшие чем предусматривали подписанные договоры. Так, договор с СП "Интервуд" предусматривал выдачу лицензии на экспорт 25.500 кубометров пиломатериалов хвойных пород на сумму 2.805.000 долларов. Лицензию же выдали только на 500 кубометров. На такой же объем древесины за ту же сумму был заключен договор с АО "Сансуд", причем таможня не приняла у АО "Сансуд" документы на оформление. 39 15 января 1992 г. судно "Космонавт Владимир Комаров", вывозившее сырье за границу, было задержано. Лишь 23 февраля – под личную ответственность Путина – судну разрешили выехать за границу. 40

В лицензионных договорах КВС были странности с ценообразованиями. Так, за одни и те же пиломатериалы в договоре № 4 стоит цена 110 долларов за тонну, а в договоре № 9 указана цена в 140 долларов. Лом черных металлов оценивается в договоре № 6 в 50 долларов за тонну, а его реальная цена в Чехословакии, куда поставлялось сырье, составляла не менее 410 долларов за тонну. В договорах №№ 3, 5, 7 и 8 сахар оценен в 280 долларов за тонну, а его действительная цена в то время не превышала 200 долларов. 41

При содействии Путина право на поставку за рубеж алюминия и цветных металлов получила также в 1992 г. корпорация "Стрим" 42 (в 1992 г. она также носила название "Кварк"). "Стрим" возглавлялась офицером действующего резерва КГБ Владимиром Якуниным и предпринимателем Юрием Ковальчуком. Туда входили также будущий министр образования и науки Андрей Фурсенко и председатель совета учредителей одного из первых СП Санкт-Петербурга генеральный директор обувной фабрики "Пролетарская победа" Владимир Коловай. Все четверо были коллегами и партнерами Путина на невидимом фронте работы в КГБ и бизнесе. Металл продавался корпорацией "Стрим" непонятным посредникам и по демпинговым ценам, а продукты закупались по ценам дорогим. Это, безусловно, указывало на наличие так называемого "боковика", параллельного договора, согласно которому разница между заниженными при продаже и завышенными при покупке товаров шла фирме-посреднику.

Через Якунина, являвшегося также членом Совета директоров Балтийского морского пароходства, осуществлялся контроль Путиным над еще несколькими внешнеторговыми организациями, которым был предоставлен режим наибольшего благоприятствования: "Ленимпекс", "Ленфинторг", "Ленэкспо", "Великий город" (последняя в основном занималась контрабандными поставками на экспорт цветных металлов).

В итоге Путин и стоявшие за ним бизнесмены лишили своих горожан единственной тогда возможности получить продовольствие за счет бартерных операций. Вместе с продовольствием он отнял у города примерно 100 млн долларов. Это то, что поддается подсчету. Правительство России выделило в те годы квоты на сырье общей стоимостью около одного миллиарда долларов. Куда делись остальные 900 млн – неизвестно. Точно известно, что исчезли 997 тонн особого чистого алюминия марки А5 стоимостью более 717 млн долларов. Исчезли также 20.000 тонн цемента и 100.000 тонн хлопка на сумму 120 млн долларов. 43 Из ввезенного в обмен на вывезенное и исчезнувшее прослеживаются лишь 128 тонн растительного масла. 44

Сам Путин признавал, что "город, конечно, не сделал всего, что мог. Нужно было теснее работать с правоохранительными органами и палкой выбивать из этих фирм обещанное. Но подавать на них в суд было бессмысленно – они растворялись немедленно: прекращали свою деятельность, вывозили товар. По существу, предъявить-то им было нечего. Вспомните то время – тогда сплошь и рядом возникали какие-то конторы, финансовые пирамиды… Мы просто этого не ожидали". 45


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая