04 Dec 2016 Sun 04:55 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 21:55   

Леонид Тягачев

Пословица гласит: старый друг лучше новых двух. Бывает и по-другому. Новый друг Путина Леонид Тягачев, глава Национального олимпийского комитета России, наглядный тому пример. Родился Леонид Васильевич Тягачев 10 октября 1946 г. в подмосковном поселке Деденево. Долгие годы его жизни были связаны с железнодорожной станцией Турист, что совсем недалеко от Москвы. Местность в районе этой станции холмистая, и на их склонах оттачивали свое мастерство горнолыжники. Был среди них и совсем еще юный Леня Тягачев. Приобщившись к спорту, Тягачев окончил в 1973 г. факультет физического воспитания Областного педагогического института им. Н. К. Крупской. Институт был непрестижным, готовившим учителей физкультуры для средних школ Московской области. Образование получил Тягачев неважное.

Однако обладал он иными важными качествами. Был он приветлив, в особенности с теми, кто занимал высокое положение в партийно-советской элите, или с их детьми. Кататься на горных лыжах хотели многие. Удавалось же это совсем небольшому кругу людей. Необходимый инвентарь, несмотря на высокие цены, было не найти. Умело спекулируя инвентарем, знакомясь с нужными людьми, Тягачев постепенно пробился к самому верху: стал тренером сборной СССР по горным лыжам, которая, впрочем, на мировом уровне не котировалась. Теперь нужные люди, в которых Тягачев был заинтересован, получали от него все необходимое либо за символическую плату, либо бесплатно. У тренера сборной СССР Тягачева такие возможности были.

За короткий срок работы в качестве тренера сборной страны Тягачев сумел обзавестись влиятельными покровителями в Госкомспорте СССР, в Московском городском комитете партии и ЦК КПСС. Дом Тячева на станции Турист стал для его покровителей своего рода элитной горнолыжной базой. Кроме того, он установил хорошие деловые отношения со спортивными функционерами в местах, где проходили тренировочные сборы сборной СССР по горнолыжному спорту. Они были заинтересованы в проведении на их территории сборов, средства на которые поступали из Москвы. Кроме того, и им перепадало небольшое количество дефицитного снаряжения и экипировки. Одного телефонного звонка Тягачева директору Приэльбрусского совета по туризму бывшему военному летчику Ибрагиму Тимоеву было достаточно, чтобы нужный человек или его дети были размещены в гостиницах, в которых никогда не хватало мест. Через заведующего подъемника на гору на Чегете Залимханова Тягачев обеспечивал "друзей" бесплатным и внеочередным проходом на подъемники. Короче, Тягачев умело распоряжался своим административным ресурсом.

В то время, когда молодой тренер Тягачев укреплял свои позиции в этой должности (следует отметить, что никогда под его руководством советские горнолыжники не добивались значительных успехов на международных соревнованиях), начал свою службу в 1-м отделении 1-го отдела 5-го управления КГБ выпускник Высшей школы КГБ лейтенант Владимир Алексеевич Лавров. Ему было поручено курирование Госкомспорта СССР вместе со старшим товарищем по службе заместителем начальника 1-го отделения майором Анатолием Сергеевичем Смазновым. Собственно, именно стараниями Лаврова в середине 70-х годов в агентурной сети 5-го управления КГБ появился агент под псевдонимом Эльбрус, известный в обычной жизни как тренер советской горнолыжной команды Леонид Тягачев.

Работа Лаврова и Смазнова в Госкомспорте СССР (или Спорткомитете СССР) открывала широкие возможности. Через Управление медико-биологического обеспечения сборных команд страны для личного пользования получались дефицитные и дорогие иностранные лекарства. Через Главное спортивное снабжение (Главспортснаб) Спорткомитета и Cоюзспортобеспечение доставалось оборудование и снаряжение. Наставником Смазнова и Лаврова в деле "доставания" был их начальник – заместитель начальника 1-го отдела 5-го управления КГБ подполковник Виктор Тимофеевич Гостев.

Гостев был принят на службу в КГБ по партийному набору с должности начальника административно-хозяйственного отдела ЦК ВЛКСМ. На прежнем месте работы Гостев четко уяснил, что основное в карьере – хорошие отношения с начальством, расположение которого можно добиться различными подношениями. Все трое – Гостев, Смазнов и Лавров – старались как могли, снабжая необходимым спортивным снаряжением и экипировкой, вплоть до велосипедов, заместителей начальника 5-го управления КГБ генерала В. И. Никашкина и И. П. Абрамова, и начальника 5-го управления КГБ генерал-лейтенанта Бобкова. Но относились к Смазнову, Лаврову и Гостеву в КГБ плохо. Смазнову дали кличку Черный. Его младший коллега Лавров получил прозвище Гаденыш. Гостева в конце концов отправили в почетную ссылку в спортивное общество "Динамо" на должность заместителя председателя Центрального совета.

В феврале 1979 г. сборная команда СССР по горнолыжному спорту во главе с ее старшим тренером Тягачевым возвращалась с очередного кубка мира из Австрии. При таможенном досмотре в московском аэропорту "Шереметьево-2" в грузе команды, предъявленном для досмотра, были найдены вместо горнолыжных ботинок контрабандные 120 пар джинсов – дефицитнейшего и дорогого в СССР вида одежды. Контрабанда иностранных джинсов, почти что запрещенных в Советском Союзе, грозила Тягачеву серьезными неприятностями. В целях выяснения всех обстоятельств дела Госкомспорт СССР по согласованию с 5-м управлением КГБ направил в Австрию своего уполномоченного, директора международных альпинистских лагерей Михаила Вольфовича Монастырского, являвшегося агентом госбезопасности под псевдонимом Владимиров. Во время кратковременной поездки Монастырским-Владимировым были получены документальные данные, в том числе и подписанные Тягачевым накладные, свидетельствовавшие о том, что он, выбросив из коробок 12 пар горнолыжных ботинок, упаковал в них 120 пар вожделенных джинсов.

Дело шло к уголовному наказанию Тягачева. Транспортная прокуратура возбудила в отношении него уголовное дело по факту контрабанды в особо крупных размерах. Даже КГБ отказывалось помочь. Вербовавший Тягачева оперативный работник Лавров, опасаясь, что и сам будет наказан за действия своего агента, уклонялся от встреч с Тягачевым и не реагировал на его просьбы о помощи.

В это время в КГБ шла подготовка к обеспечению безопасности в период проведения Московских олимпийских игр 1980 г. Головным подразделением в этом важном деле считался 11-й отдел 5-го управления КГБ, в частности его 3-е отделение, которое срочно укрупнялось за счет прикомандированных туда на время олимпиады сотрудников других отделов. В числе новых сотрудников 3-го отделения 11-го отдела оказался в прошлом выпускник Высшей школы КГБ капитан Федор Алексеевич Волков, ранее служивший в 9-м отделе 5-го управления КГБ, осуществлявшем разработку советских диссидентов. И испугавшийся возможных неприятностей из-за Тягачева, Лавров передал курирование Управления зимних видов спорта Госкомспорта СССР ничего не подозревавшему новому сотруднику Волкову. Последнему ничего не оставалось, как улаживать проблему перешедшего к нему по наследству от Лаврова агента Эльбруса. Волков договорился о переводе Тягачева на руководящую должность в российском Спорткомитете, но уголовной ответственности за содеянное Тягачев избежал. Дело было закрыто.

15 апреля 1980 г. в связи с Олимпийскими играми в Москве в КГБ было принято решение о введении должностей офицеров действующего резерва в ведущих спортивных организациях СССР: в Госкомспорте СССР, Госкомспорте РСФСР (России) и в Спорткомитете ВЦСПС. Данное решение было оформлено решением Секретариата ЦК КПСС за подписями главного идеолога советского государства Михаила Суслова и будущего генерального секретаря ЦК КПСС и президента СССР Михаила Горбачева. Так в должности заместителя начальника международного отдела Госкомспорта РСФСР оказался ветеран органов госбезопасности сотрудник 5-го управления КГБ полковник Эмирик Меркурьевич Шевелев.

Тягачев довольно быстро установил неформальные отношения с новым заместителем начальника, благодаря чему Шевелев и два его сына стали щеголять в одежде от западных фирм – производителей горнолыжного снаряжения, и приобщились к катанию на горных лыжах, полученных в подарок от любезного Тягачева.

Шевелев в долгу не оставался. Он писал справки для своих руководителей по линии госбезопасности, свидетельствующие о том, что Тягачев во всех отношениях исключительно положительный человек, ценный агент и в целях более полного обеспечения контрразведывательного контроля на канале международного спортивного обмена его просто необходимо отправлять в заграничные командировки в качестве тренера по горным лыжам. Так как любителями дорогостоящего горнолыжного обмундирования оказались еще начальник 11-го отдела 5-го управления КГБ полковник Н. Н. Романов и заместитель начальника 5-го управления КГБ генерал-майор В. А. Пономарев, тоже имевшие сыновей, понимавших толк в дорогой спортивной экипировке иностранного производства, вопрос о загранкомандировках Тягачева был решен положительно. Ходатайство Шевелева поддержал еще один человек – начальник Тягачева, глава Госкомспорта РСФСР Леонид Драчевский.

Возглавлявший в тот период Госкомспорт РСФСР Драчевский, бывший тренер сборной СССР по академической гребле, тоже был агентом 11-го отдела 5-го управления КГБ. Вербовал его прикомандированный к 11-му отделу сотрудник 7-го отдела 5-го управления КГБ Валентин Нефедов. И если судьба Нефедова на "спортивном" поприще не сложилась – после Московской олимпиады он был вынужден покинуть 11-й (спортивный) отдел 5-го управления КГБ, – то судьба его агента Драчевского была примером блестящей карьеры. Благодаря поддержке со стороны КГБ он стал сначала главой российского спорта, а затем был назначен президентом Путиным его полномочным представителем в Сибирском федеральном округе. А на должность руководителя российского спорта вместо агента КГБ-ФСБ Драчевского поставили агента КГБ-ФСБ Тягачева.

В советской системе госбезопасности существовало 2-е главное управление КГБ – основной контрразведывательный орган страны. В составе Управления был 13-й отдел. С конца 70-х годов его возглавлял бывший резидент советской разведки в Лондоне Гук, карьера которого серьезно пострадала после бегства в Англию его подчиненного по лондонской резидентуре Олега Гордиевского. Отдел этот занимался подбором и оформлением офицеров госбезопасности для поездок в составе различных советских делегаций (в том числе и спортивных) за границу. Оформлением оперативных работников для поездок за рубеж в составе спортивных делегаций занимался бывший вратарь московской футбольной команды "Динамо" Валерий Федорович Балясников. Дослужился он в этом отделе до должности начальника отделения и был незадолго до распада Советского Союза командирован в одну из латиноамериканских стран в качестве офицера безопасности советского посольства. (Версия о том, что Путин познакомился с Тягачевым во время совместной зарубежной поездки в составе сборной СССР по горнолыжному спорту не соответствует действительности. Офицера по фамилии Путин Балясников ни в одну загранпоездку не оформлял.)

Сотрудники госбезопасности в составе советских спортивных делегаций выезжали только на крупные международные мероприятия: чемпионаты мира, универсиады и олимпиады. В период выездов на соревнования иного уровня и для проведения тренировок за границей контрольные функции выполняла агентура, внедренная в спортивные коллективы. Офицеры действующего резерва, не имевшие отношения к спорту, в составе спортивных делегацией никогда за границу не выезжали, так как это могло привести к расшифровке их должности "в ведомстве прикрытия", т. е. по месту второй работы.

После создания в конце 80-х годов коммерческой организации Cовинтерспорт Чемезов был отправлен туда офицером действующего резерва ФСБ. Формально же он занял должность заместителя генерального директора Совинтерспорта. Все контракты на поставку необходимого снаряжения для сборных команд страны проходили именно через эту фирму, что как раз и вынудило Тягачева искать знакомства с Чемезовым. Помог ему в этом Шевелев, так же как и Чемезов являвшийся офицером действующего резерва и занимавший должность заместителя начальника международного отдела Госкомспорта РСФСР. Чемезов и Шевелев были сотрудниками одного и того же подразделения – 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ.

Чемезов и Тягачев быстро нашли общий язык в деле подготовки контрактов на поставку необходимого снаряжения для горнолыжников. "Откаты" и комиссионные они получали либо наличными, либо натурой – лыжным снаряжением и экипировкой ведущих зарубежных фирм. Чемезов знал, чем он может угодить своему другу Путину. Для горнолыжника, каковым был Путин, его снаряжение – предмет особой гордости. Тягачев не подводил. Путину дарилось все самое лучшее. На этой основе и состоялось знакомство Путина и Тягачева, переросшее с годами в дружбу.


Сочи-2014

Карьерный рост Путина, Чемезова и Тягачева коррелирует. В 1996 г. Путин и Чемезов стали сотрудниками Управления делами президента. Тягачев возглавил Госкомспорт России. В 1998 г. Путин назначен директором ФСБ, а затем премьер-министром. Тягачев – вице-президентом Олимпийского комитета (ОК) России. В 2000 г. Путин избран президентом. Тягачев в июле 2001 г. занимает пост главы Олимпийского комитета, сменив сотрудника КГБ-ФСБ Виталия Смирнова, более 20 лет возглавлявшего ОК.

В 2002 г. в американском городе Солт-Лейк-сити состоялись зимние Олимпийские игры, которые сопровождались чередой скандалов с членами российской команды. Глава НОК России Леонид Тягачев, не владевший иностранными языками и поэтому не имевший возможности контактировать непосредственно с членами МОК и национальными олимпийскими комитетами других стран, практически бездействовал. По окончании Олимпиады заместитель руководителя аппарата правительства России Алексей Волин заявил, что "Российские спортивные чиновники на играх в Солт-Лейк-сити продемонстрировали полное безразличие и бездействие. Мы не увидели ни их влияния в МОК, ни авторитета в международных спортивных федерациях, ни внятной и аргументированной позиции по возникающим проблемам и вопросам".

Многие предполагали, что последует отставка главы НОК России Тягачева. Однако все ограничилось лишь упреками в прессе. Вскоре случился конфликт между двумя руководителями российского спорта – главой Госкомспорта России Вячеславом Фетисовым и председателем НОК России Тягачевым. Фетисов, пользуясь критикой, которая обрушилась на Тягачева после Олимпийских игр в Солт-Лейк-сити, попытался сместить его и поставить на его место своего человека, известную в спортивном мире неоднократную чемпионку мира и олимпийских игр Ирину Роднину. Однако Фетисов и Роднина эту схватку проиграли, так как кандидатуру Тягачева поддержали Чемезов и Путин, причем с дальним прицелом.

Еще в январе 1996 г. Путин был включен в состав Совета клуба промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга "Клуб-2004", созданного для поддержки кандидатуры города на проведение Олимпийских игр 2004 г. Санкт-Петербург не вышел тогда даже в финал розыгрыша олимпийской столицы. Однако идея проведения олимпиады в России Путина не покинула. С переездом в Москву она преобразовалась в проект по проведению зимних Олимпийских игр в Сочи, любимом месте катания Путина на горных лыжах, где он неоднократно бывал вместе с Чемезовым и Тягачевым, в местечке под названием Красная Поляна.

Для тех, кто никогда не был в России, откроем один важный государственный секрет. Большая часть России зимой покрыта снегами; ее сибирские просторы и многочисленные горные вершины являются естественными плацдармами для организации зимних олимпийских игр. Плацдармов таких сотни. Есть, наверное, только одно место, очевидным образом для этого не приспособленное – российский южный черноморский курорт Сочи. Там жарко, как во Флориде. Зато это самое дорогое и лакомое местечко для всех "новых русских", да и вообще для всех россиян, потому что Сочи в России это, как Ницца во Франции. Понятное дело, что деньги вкладывать выгоднее всего в Сочи, и зимние Олимпийские игры это лишь повод вкачать в летний курорт миллиарды иностранных и государственных бюджетных капиталовложений.

С тем же рвением, с которым в 1996 г. Путин поддерживал идею организации олимпийских игр 2004 г. в Санкт-Петербурге, где он был вторым человеком, Путин поддерживал теперь организацию олимпийских игр 2014 г. в Сочи, где Путин стал человеком первым. Проект сулит большую прибыль, так как к моменту решительного голосования в МОК Сочи был абсолютно "приватизирован" контролируемыми Путиным структурами. Иными словами, все наиболее важные объекты и территории, задействованные в проекте "Сочи-2014" были по согласованному заранее плану скуплены частными структурами и лицами, подконтрольными Путину и ФСБ.

Таким образом, при реализации мечты Путина о проведении олимпийских игр на подвластной ему территории речь шла не о спорте, а о бизнесе. Для осуществления этого проекта нужен был свой проверенный человек. Такой человек у Путина был: Тягачев. В состязании на российском поле Фетисов, несмотря на известность и связи в спортивном мире, проиграл Тягачеву, потому что команда Тягачева оказалась сильнее: в этой команде были и Чемезов, и сам президент Путин.

Состязание на международной арене состоялось в 2007 г. Международному олимпийскому комитету предстояло решить, где будет проводиться зимняя Олимпиада-2014. Претендентами на ее проведение были Австрия, Корея и Россия. 9 июля в городе Гватемала-сити состоялось голосование.

Решению МОК о предоставлении права проведения зимней олимпиады предшествовала серьезная борьба стран претендентов. Для победы в любом спортивном мероприятии нужны деньги. Как правило, побеждает тот, кто вложил в подготовку победы больше денежных средств. Соперники России – Австрия и Корея – затратили на презентацию своих городов, претендентов на право проведения Олимпиады, соответственно 12 и 21 млн долларов. Россия не поскупилась вложить в подготовку презентации Сочи 50 млн. Это было не все. Пытаясь вырвать победу у соперников, в Гватемалу прибыл Путин. Накануне решающего голосования в МОК он лично встретился с наиболее влиятельными членами МОК и его главой Рогге.

Не обошел Путин своим вниманием и почетного президента МОК Хуана Антонио Самаранча, имеющего большой авторитет в международных спортивных кругах и среди членов главного спортивного ведомства мира – в Международном олимпийском комитете, поскольку почти все члены МОК были избраны на по существу пожизненные должности именно при Самаранче. Содержание беседы Путина и Самаранча во время их обеда нам, разумеется, неизвестно. Но известно, что МОК проголосовал за проведение зимней Олимпиады в российском летнем курорте Сочи, причем неоднократно с тех пор было сказано многими подотчетными президенту Путину российскими чиновниками, что президент Путин намерен лично открыть сочинскую олимпиаду. Можно, наверное, утверждать, что у Путина есть еще одна потаенная мечта, которую он попытается реализовать после ухода в отставку с поста президента России: стать президентом Международного олимпийского комитета.

Наверное и здесь Путину сможет оказать поддержку Самаранч, который очень хорошо помнит, кому он был обязан своим избранием на пост главы МОК в олимпийской Москве 1980 г. Кандидатуру Самаранча, в ту пору посла Испании в Советском Союзе помимо СССР поддержали все страны, входившие в социалистический блок. Предшествовала этому детективная история. Будучи послом в СССР Самаранч проникся интересом к русской истории и культуре. В особенности ему полюбился русский антиквариат, который он старательно и с любовью истинного коллекционера собирал и вывозил к себе на родину, в Испанию. Вывоз же предметов, имеющих культурную и историческую ценность, за пределы СССР был запрещен. Запрет этот легко обходился с помощью дипломатической почты, которая не подлежала таможенному контролю. Так как все антиквары во времена СССР находились под бдительным надзором КГБ, постоянный покупатель наиболее ценных раритетов посол Испании Самаранч был замечен. По прошествии некоторого времени один из сотрудников 2-го главного управления КГБ СССР, разрабатывавшего посольство Испании, встретился с Самаранчем и в мягкой форме объяснил ему, что его действия подпадают под соответствующую статью уголовного кодекса РСФСР (уголовные кодексы существовали на республиканском уровне; уголовного кодекса СССР не было) и классифицируются как контрабанда. Cамаранчу был предложен выбор: компрометация через публикацию соответствующих статей в советской и зарубежной печати о его противоправной деятельности, что безусловно привело бы к концу его дипломатической карьеры, или сотрудничество с КГБ в качестве тайного агента. Самаранч предпочел последнее.

Именно по этой причине перед заседанием Международного олимпийского комитета в Москве, на котором решался вопрос об избрании Самаранча президентом МОК, по указанию руководства КГБ 11-м отделом 5-го управления КГБ была подготовлена шифротелеграмма "друзьям" – руководству органов госбезопасности социалистических стран – с просьбой инструктажа их агентуры из числа руководителей национальных олимпийских комитетов и федераций по различным видам спорта о необходимости всемерной поддержки на предстоящей сессии МОК в Москве по выборам кандидатуры нового главы – Хуана Антонио Самаранча. Шифротелеграмма была подписана заместителем председателя КГБ В. М. Чебриковым, бывшего куратором всего 5-го управления. В шифровке не указывалось об агентурной принадлежности Самаранча (это было не принято по правилам конспирации), но указывалось, что его кандидатура поддерживается СССР, и высказывалась просьба о ее поддержке во время голосования при выборе председателя МОК со стороны агентуры "друзей", их доверенных лиц из числа президентов национальных олимпийских комитетов (НОКов) и руководителей спортивных федераций.

В итоге Самаранч был избран на пост президента МОК, где долгие годы преданно служил стране, с которой его связывала и агентурная работа, и признательность за помощь в избрании на высокий международный пост. Не был забыт и офицер госбезопасности, завербовавший Самаранча. Секретным указом (без публикации в прессе) Президиума Верховного Совета СССР он был награжден орденом Красного Знамени.

Обработкой членов МОК перед голосованием в Гватемаласити занимались и другие сотрудники КГБ-ФСБ. Вице-президент МОК спортивный деятель России Виталий Смирнов был завербован КГБ в период подготовки к Московской олимпиаде 1980 г. Непосредственным его руководителем был начальник 5-го управления КГБ генерал-лейтенант Бобков, причем находившийся под патронажем Бобкова Смирнов даже заместителя Бобкова генерала Абрамова называл по имени – Иван, несмотря на разницу в возрасте и присутствие подчиненных Абрамова.

Посильную помощь оказывал бывший в период президентства Бориса Ельцина председателем Госкомспорта России Шамиль Тарпищев. Он тоже был завербован в период подготовки Олимпиады 1980 г. в Москве. Вербовала его направленная на оперативную работу в преддверии олимпийских игр бывшая спортсменка-легкоатлет, а затем в течение ряда лет офицер 7-го управления КГБ, осуществлявшего наружное наблюдение за объектами оперативной заинтересованности подразделений госбезопасности, старший оперуполномоченный 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ майор Альбина Гавриловна Демидова. Наконец, в обработке членов МОК принимал участие бывший начальник управления футбола и хоккея Госкомспорта СССР (впоследствии президент федерации футбола России) Вячеслав Иванович Колосков. Он был завербован в конце 70-х годов под псевдонимом Янтарь заместителем начальника 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ СССР подполковником Эрнестом Леонардовичем Давнисом. Словом, помощников у Путина было немало. Но главным оказался Тягачев. Ему было приказано молчать во время всех совещаний в Гватемале. С этой работой Тягачев справился блестяще.


Юрий Шутов

Для контраста, подчеркивающего привычку президента Путина не забывать своих друзей, следует рассказать о том, как он поступает с врагами. Однажды поставив перед собою цель "додушить", Путин не успокаивается, пока врага не "додушивает".

Когда в 1990 г. Путин перешел на работу к Собчаку, там, по его словам, "работали скандально известные теперь деятели, которые сослужили Собчаку плохую службу"[37]. Путин имел в виду прежде всего Юрия Шутова, бизнесмена и политика авантюристического склада, неофициального советника председателя Ленсовета Собчака весной-осенью 1990 г. (официально Шутов числился советником только несколько дней, с 5 по 12 ноября 1990 г.).

В советское время мелкому чиновнику Шутову была инкриминирована попытка поджечь Смольный с целью уничтожения документации о своих финансовых прегрешениях. Шутова посадили. В горбачевскую перестройку Шутов был освобожден по амнистии, а затем реабилитирован. Смольный он, разумеется, поджигать не планировал. Пригретый, а затем с позором выгнанный Собчаком (видимо, не без совета Путина), Шутов стал собирать компромат на Собчака и его окружение. Время было сложное, законы нарушали все, компромата было всегда много. Впоследствии часть собранных Шутовым материалов вошла в книгу-памфлет Шутова "Собчачье сердце" (перефразировка известной повести М. Булгакова "Собачье сердце") и в ее продолжение "Собчачья прохиндиада, или Как всех обокрали". Опубликованные книжки были первыми двумя частями задуманной трилогии "Ворье".

В работе над книгой Шутову помогал профессиональный журналист Марк Григорьев, некогда автор статьи в "Огоньке" о "поджоге" Смольного, сильно способствовавшей реабилитации Шутова. Офис Шутова находился в гостинице "Ленинград". Там же Шутов снял номер для своего соавтора, и два писателя мирно дописывали книгу, которая Собчака порадовать, конечно же, не могла.

В феврале 1991 г. в гостинице случился пожар, во время которого Марк Григорьев погиб. Шутова это не остановило, и он с упрямством продолжал начатую работу. Каким-то образом в его распоряжении оказалась запись легкомысленного разговора Собчака с резидентом французской разведки в России. Собчак попросил Путина вмешаться и предотвратить публикацию разговора. И Путин силами ленинградского регионального управления по борьбе с организованной преступностью (РУБОП) организовал в квартире Шутова обыск и изъятие кассеты.

Обыск проводили неофициально и незаконно. В ночь на 6 октября 1991 г., войдя в собственную квартиру, Шутов застал там грабителей, которые, убегая, проломили ему голову молотком. Когда через несколько месяцев, в марте 1992 г., к Шутову пришли с официальным обыском и предписанием об аресте (за подготовку покушения на азербайджанского президента Абульфаза Эльчи-бея, что звучало столь же правдоподобно, как прежнее обвинение в подготовке поджога Смольного), Шутов узнал в производившем обыск Дмитрии Милине одного из грабителей, проломивших ему голову. Вторым "грабителем" оказался коллега Милина Дмитрий Шаханов. Оба являлись руководителями санкт-петербургского РУБОПа. Просидев полтора года под следствием, Шутов сначала был освобожден под подписку о невыезде; затем, в 1996 г., полностью оправдан решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга.

В двух первых антисобчаковских памфлетах Шутова (впервые изданных, соответственно, в 1992 и 1993 гг.) мстительный Шутов ни разу не упоминал Путина. Но в 1998 г. Шутов стал депутатом санкт-петербургского Законодательного собрания и всерьез поверил в депутатскую неприкосновенность, которую имел по статусу. Через спонсированную Шутовым газету "Новый Петербург", в которой он лично вел рубрику "Вся королевская рать", Шутов запустил слух о том, что новый директор ФСБ Владимир Путин в бытность свою офицером разведки был отозван из ГДР чуть ли не за измену Родине: "За время почти пятилетней службы в ГДР капитан госбезопасности Путин ощутимых результатов не добился. Однако был замечен в несанкционированном контакте с представителем агентурной сети противника. После чего немедленно отправлен в Союз, куда отбыл на купленной в ГДР подержанной автомашине ГАЗ-24 "Волга" с тремя коврами немецкого производства"[38].

В той же статье Шутов предложил свою версию отношений куратора ЛГУ от КГБ Путина с преподавателем юридического факультета ЛГУ Собчака. Якобы Собчак был внештатным агентом-осведомителем Путина, который был "обязан собирать требуемую его службе информацию, работать с внутриуниверситетской агентурой и вербовать новых осведомителей… в сетку интересов госбезопасности угодил преподаватель Собчак", который "охотно информировал помощника проректора Путина по всему спектру интересовавших его вопросов. Папочка с оригинальными рукописными донесениями этого информатора, называемая на канцелярском языке КГБ "Рабочее дело агента", впоследствии, в 1990 г., оказалось очень весомым аргументом при поступлении Путина на работу в качестве советника председателя Ленсовета Собчака"[39].

Правду ли писал Шутов или нет, общественность Санкт-Петербурга так никогда и не узнала. Но не прошло и двух месяцев со дня скандальной публикации "Нового Петербурга", как последовала ответная месть со стороны теперь уже директора ФСБ Путина. В феврале 1999 г. судебным решением депутатская неприкосновенность с Шутова была снята, а сам он был арестован по подозрению в организации ряда тяжких преступлений, включая убийство в Санкт-Петербурге в 1997 г. видного городского чиновника Михаила Маневича и в 1998 г. видного демократического политического деятеля Галины Старовойтовой. В борьбе против Шутова был использован даже известный официальный тележурналист Михаил Леонтьев, по заказу Путина выступивший на первом канале российского телевидения с передачей, требующей покарать "бандита-отморозка".

Однако в ноябре 1999 г. Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга принял решение об изменении меры пресечения Шутова на подписку о невыезде и постановил выпустить Шутова из тюрьмы. Шутова освободили прямо в судебном зале, но уже через несколько минут туда ворвались вооруженные люди в масках. Началась потасовка, во время которой пострадали несколько человек, в том числе оператор телекомпании, которому сломали руку, и сам Шутов, получивший несколько ударов прикладами и кулаками по голове, потерявший сознание. По словам Шутова, избиение продолжалось затем и в здании городской прокуратуры, куда его привезли люди в масках. Шутов в результате побоев наполовину оглох и ослеп на один глаз. Независимых врачей в прокуратуру не пускали, а государственная медэкспертиза приняла решение о том, что подсудимый абсолютно здоров. Правда, врачи "скорой помощи", которую вызвали на судебное заседание, организованное по жалобе адвокатов Шутова, через несколько дней дали справку о необходимости немедленной госпитализации Шутова. Но вместо этого Шутова снова отправили в питерский следственный изолятор, а через некоторое время перевели в Выборгскую тюрьму.

Первоначально даже не было ясно, кто являлся организатором похищения Шутова из зала суда. Впоследствии ответственность за эти действия взяла на себя городская санкт-петербургская прокуратура. Ворвавшийся в суд отряд милиции особого назначения (ОМОН) был прислан для этой операции из Москвы.

Правозащитники-демократы в "деле Шутова" придерживались вялой и нерешительной позиции, поскольку антилиберальные и антизападнические взгляды Шутова были несомненны, а его связи с криминальным миром вероятны. Несмотря на судебное оправдание Шутова и последующее постановление Верховного Суда России о незаконности его дальнейшего содержания под стражей[40], несмотря на переизбрание Шутова в 2002 г. в городской парламент, личный враг Путина 7 (семь) лет мыкался по следственным тюрьмам без судебного приговора, а в феврале 2006 г. был наконец приговорен к пожизненному заключению за организацию ряда заказных убийств бизнесменов (обвинения в убийствах Маневича и Старовойтовой были с него сняты).

Кто убил Маневича и Старовойтову так и осталось невыясненным. Но вот что интересно. Старовойтову убили в подъезде дома, как Политковскую. Убийство Маневича было совершено в высшей степени профессионально. Убийца стрелял с крыши многоэтажного дома из оптической винтовки по притормозившей на светофоре машине, через крышу машины. Жена Маневича в момент убийства находилась с мужем в машине, но не пострадала. Оперативники отрабатывали разные версии. Выяснили подробности знакомства Маневича со своей будущей женой. Некий сотрудник ФСБ предложил девушке-курьеру поехать поездом в Москву и передать запечатанный пакет на Ленинградском вокзале мужчине, который ее встретит. В купе к девушке подсел молодой человеком по имени Михаил, всю ночь они проговорили, обменялись телефонами. В Москве на перроне девушку действительно встретил мужчина, взял пакет, и, отойдя на некоторое расстояние и считая, что его уже не видят, не распечатывая, выбросил пакет в урну.

Молодым человеком в купе был Михаил Маневич. Девушкой – его будущая жена. Неким сотрудником ФСБ – Владимир Путин. Кто был чьим "агентом", а кто "объектом" – остается только догадываться.



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая