09 Dec 2016 Fri 02:55 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 19:55   

Тем не менее 29 сентября был проведен второй тур.

В ночь на 30 сентября 2002 г. во время подсчета голосов по требованию кандидата Булавинова и в соответствии с постановлением районного судьи одного из районов города был наложен арест на бюллетени на всех избирательных участках города: Булавинов подозревал, что люди действующего мэра в некоторых избиркомах подтасовывают итоги в пользу мэра. Но 30 сентября 2002 г., после обработки 100% бюллетеней, стало известно, что победил Булавинов, набравший 35,57% голосов (Лебедев – 34,93%, "против всех" – 29,5%). В тот же день Булавинов подал заявление об отводе собственного иска, и суд отменил арест избирательных бюллетеней.

Защищая действия своего протеже и судебных приставов, 2 октября 2002 г. С. Кириенко заявил 2 октября, что ему доподлинно известно, что у него "была абсолютно точная информация о том, что в ночь после выборов мэра после закрытия избирательных участков поступил приказ вскрыть мешки с бюллетенями и поставить вторую галочку на тех из них, на которых голосовали за победителя – Вадима Булавинова" 12 (то есть испортить их. – Авт.). А по данным exit-poll’а, опять победил "г-н П. В. Кандидатов". 13


Красноярские выборы как битва административных ресурсов

Широко известно и общепризнанно, что на досрочных (вследствие гибели Александра Лебедя) выборах губернатора Красноярского края осенью 2002 г. столкнулись две мощные финансово-экономические группировки – группа "Интерросс"-"Норникель" Владимира Потанина, кандидатом которой был губернатор Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа Александр Хлопонин, и группа "Базовый элемент"-"Русский алюминий" Олега Дерипаски, от которой выступал спикер Красноярского краевого Законодательного собрания Александр Усс.

Менее известно и не столь общепризнанно то, что еще более важной составляющей красноярских выборов в сентябре 2002 г. было соперничество московских административных кланов.

В самом Красноярском крае административный ресурс тоже не был един – напротив, он был разделен на три части: краевая администрация (и. о. губернатора края Николай Ашлапов поддерживал А. Усса), власти северной части края (губернатор Таймырского округа А. Хлопонин сам баллотировался) и администрация краевого центра (мэр Красноярска Петр Пимашков также баллотировался в губернаторы).

У каждой из трех федеральных придворно-олигархических группировок (понимая слово "олигархия" в его первоначальном, словарном значении, а не в суженном до финансово-промышленной "олигархии") также были свои предпочтения. У "старокремлевской", или "семейной" группировки (Александр Волошин) это был спикер Усс, у "старопитерской" (Анатолий Чубайс) – мэр Пимашков, у "новопитерской" (зам. главы администрации президента по кадрам Виктор Иванов) – таймырский губернатор Хлопонин. Полпред Сибирского федерального округа Леонид Драчевский держал нейтралитет до тех пор, пока не выяснились предпочтения лично президента Путина.

Все три основных кандидата имели то или иное отношение к партии "Единая Россия": Пимашков и Усс были ее членами, а Хлопонин формально не является членом партии, но входит в ее Высший совет (подобно лидеру единороссов, председателю Высшего совета Борису Грызлову, тоже "не члену" партии).

У разделившейся "партии власти" имелся сильный конкурент – кандидат левого блока Сергей Глазьев. Роль Глазьева, правда, была неоднозначной: его участие объективно играло на руку одному из ведущих кандидатов, а именно Хлопонину. Существовали даже подозрения, что в выдвижении Глазьева финансово поучаствовал патрон Хлопонина Потанин. В то же время, выход Глазьева во второй тур (который сначала никем не предполагался, но с каждым днем кампании становился все более вероятным) был нежелателен ни Хлопонину, ни Уссу.

Поэтому в первом туре 8 сентября 2002 г. административные методы подсчета были применены прежде всего против С. Глазьева – причем это делалось как северянами, так и южанами. Вброс дополнительных бюллетеней и порча бюллетеней соперников производились как на севере (в Норильске и в Таймырском округе в пользу Хлопонина – против Глазьева и Усса), так и на юге (в пользу Усса – против Глазьева и Хлопонина).

8 сентября 2002 г. в первом туре выборов первое место получил А. Усс, набравший 27,67% голосов избирателей. А. Хлопонин занял второе место, получив 25,16%.

Насколько известно, в пользу Хлопонина фальсифицировались результаты более откровенно – благодаря незначительному количеству на Таймыре наблюдателей от Усса и Глазьева. Однако контролируемый южанами краевой избирком сначала не реагировал на то, как считают бюллетени северяне, так как надеялся, что во втором туре Усс получит голоса части сторонников Глазьева и Пимашкова. Этого не произошло, что и заставило краевой избирком уже после второго тура выборов внимательнее отнестись к фальсификациям северян как в первом туре, так и во втором.

22 сентября 2002 г. по итогам второго тура было объявлено, что победил А. Хлопонин, собравший 48,07% голосов избирателей. Усс набрал только 41,83%. А 29 сентября 2002 г. Красноярская краевая избирательная комиссия признала недействительными результаты губернаторских выборов ввиду большого количества нарушений. По мнению избиркома, свободному волеизъявлению избирателей воспрепятствовало использование кандидатами в губернаторы административного ресурса, давления, подкупа и обмана избирателей. Было названо количество избирателей, волю которых невозможно определить: около 200 тыс. человек. При этом избирком рассматривал только жалобы на нарушения Хлопонина, поданные представителями Усса ("Мы фиксировали нарушения с обеих сторон, но жалобу подали только представители Усса", – сказал зампред избиркома Александр Бугрей). 14

30 сентября 2002 г. Хлопонин опротестовал решение избирательной комиссии. По мнение истца, сначала избирком должен был объявить официальные итоги выборов, потом в случае выявления каких-либо нарушений признать недействительным голосование по каким-либо отдельным округам, и только после этого отменять итоги выборов по всему краю. 1 октября 2002 г. Красноярский краевой суд отменил решение крайизбиркома о признании выборов недействительными и обязал его подвести итоги выборов.

3 октября 2002 г. президент В. Путин подписал указ, согласно которому впредь до вступления в должность вновь избранного губернатора временное исполнение обязанностей губернатора края возлагалось на Хлопонина.

В конечном счете именно решение президента и определило итог выборов губернатора Красноярского края. Уже поведение Центризбиркома, признавшего победу Хлопонина, довольно ясно свидетельствовало о предпочтениях президента, но для краевого избиркома этого оказалось недостаточно. Президенту пришлось вмешиваться непосредственно, причем назначение Хлопонина и. о. губернатора было сделано юридически некорректно (по закону назначить он мог только первого вице-губернатора, т. е. Ашлапова, либо он должен был сначала, сняв Ашлапова, назначить Хлопонина первым вице-). Только эта демонстрация предпочтений убедила краевой избирком признать итоги выборов.

На заседании крайизбиркома 11 октября 2002 г. Хлопонин был официально признан губернатором Красноярского края.

Вскоре после выборов председатель Центризбиркома А. Вешняков разогнал строптивый красноярский крайизбирком.


Выборы мэра Кызыла

Еще одним случаем отказа в регистрации основному претенденту на победу стали выборы мэра Кызыла (Республика Тува), назначенные на 13 октября 2002 г. Жертвой "башкирской технологии" здесь стал действующий мэр столицы республики Александр Кашин, находившийся в оппозиции к президенту Тувы Шериг-оолу Ооржаку. А. Кашин считался лидером русскоязычной части населения Кызыла, недовольной этнократической политикой республиканских властей.

Впервые А. Кашин (в то время лидер местного отделения ЛДПР Жириновского) был избран мэром Кызыла 5 апреля 1998 при поддержке парадоксального блока жириновцев и демократов, получив тогда 52,25% голосов избирателей. Вице-мэром при Кашине стал лидер тувинского отделения гайдаровской партии "Демократический выбор России" Генрих Эпп (убитый в июле 1999 г.).

В 2002 г. Кашин, перешедший к этому времени из ЛДПР в Союз правых сил (СПС), пытался соперничать с Шериг-оол Ооржаком за пост председателя правительства Тувы, но на выборах 17 марта 2002 г. занял лишь третье место, набрав 7,6% голосов (победил Шериг-оол Ооржак – 53%, но не без подозрений в "коррекции" результатов).

А. Кашин заявил о своем намерении вновь баллотироваться на пост мэра Кызыла на выборах 13 октября 2002 г., но не смог пройти процедуру регистрации. Предлогом для горизбиркома стали предоставленные им подписные листы, в которых, как оказалось, не во всех были указаны паспортные данные подписантов.


Выборы президента Калмыкии

В октябре 2002 г. происходили выборы президента Калмыкии. На этих выборах столкнулись лоб в лоб две кремлевские группировки: "питерские чекисты" и "семейные".

Александр Волошин и Владислав Сурков твердо поддерживали действующего президента Кирсана Илюмжинова. Аргументом (вероятно, убедительным для Путина) в пользу сохранения власти одиозных региональных "ханов", вроде Илюмжинова и Рахимова, является то, что "ханы" дают на выборах федерального уровня ровно тот процент голосов, какой заказывает Кремль.

Тем не менее "питерские чекисты" при поддержке "питерских экономистов" выставили своего кандидата – московского банкира Баатра Шонджиева и не допустили того, чтобы илюмжиновский избирком снял его с регистрации.

Для дискредитации Илюмжинова и ободрения избирателей, боявшихся голосовать против действующего президента, были выдвинуты уголовные обвинения против людей из ближайшего окружения калмыцкого президента (в частности, против министра внутренних дел республики Тимофея Сасыкова). Предпринимались попытки возбудить иски о снятии самого Илюмжинова с выборов за использование им своего служебного положения, но эти попытки оказались бесперспективными: "Кремль далеко, а Кирсан близко".

В самой Калмыкии сторонники обоих кандидатов утверждали, что их вождя поддерживает президент Путин, при этом илюмжиновцы ссылались на А. Волошина и В. Суркова, а шонджиевцы – на В. Иванова и Игоря Сечина. Хоть и во втором туре (20 октября 2002 г.), но Илюмжинов сохранил свою власть. Шонджиев утверждал, что выборы были фальсифицированы, но его чекистские покровители смирились с поражением и не стали настаивать на разбирательстве.


Правка избирательного законодательства (2002-2004)

12 июня 2002 г. В. Путин подписал новый закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (принят Государственной думой 22 мая 2002 г.; одобрен Советом Федерации 29 мая 2002 г.).

В некоторых частностях принятый 12 июня 2002 г. и вступивший в действие с ноября 2002 г. новый закон "Об основных гарантиях избирательных прав" имеет внешние преимущества по сравнению со старым.

Например, отменить регистрацию кандидата (или списка кандидатов) теперь возможно не позднее чем за пять дней до выборов и главным образом по суду. Перестали быть основанием для отказа в регистрации и для отмены регистрации неточности и умолчания в имущественной декларации кандидата (за избирательными комиссиями осталось лишь право сообщить избирателям о сокрытии или искажении кандидатом сведений о своем имущественном положении). Появилась возможность выдвижения кандидатов от партии без сбора подписей и внесения денежного залога. В закон вошла поправка депутата от партии "Яблоко" Сергея Митрохина, предусматривающая на выборах руководителей субъектов федерации обязательный второй тур голосования в тех случаях, когда в первом туре ни один из кандидатов не набрал абсолютного большинства голосов от числа избирателей, пришедших на выборы.

С другой стороны, фактически этот закон сильно расширяет возможности "министерства выборов" и его подразделений на местах "управлять демократией". В частности, он легализует "башкирскую избирательную технологию" – применение административного ресурса для отстранения опасных кандидатов от участия в выборах.

Новый закон предусматривает 13 (тринадцать!) оснований для отказа в регистрации, 4 (четыре) основания для аннулирования регистрации решением самого избиркома и 6 (шесть) оснований для отмены регистрации решением суда по заявлению избирательной комиссии.

Кроме того, могут быть отменены и результаты голосования – или вышестоящим избиркомом ("если при проведении голосования или установлении итогов голосования были допущены нарушения настоящего Федерального закона, иного закона, регламентирующих проведение соответствующих выборов"…) или решением суда – для этого предусмотрены 4 (четыре) основания.

Три универсальных предлога ("основания") для отказа в регистрации или ее аннулирования являются, по всей видимости, наиболее перспективны для "управления выборами", это:

превышение кандидатом или предвыборным блоком установленной законом суммы расходов больше чем на 5%. Этот предлог может использоваться также для объявления итогов голосования недействительными (правда, для отмены итогов доказанное превышение должно быть больше чем на 10%);

нарушения кандидатом, избирательным объединением, избирательным блоком пункта 1 статьи 56 настоящего Федерального закона (то есть "злоупотребление правом на проведение предвыборной агитации", что поддается очень широкому толкованию);

неправильное указание кандидатом своей должности и места работы. Это тоже поддается бесконечно широкой и избирательной трактовке, и во время кампании 2003 г. по выборам в Думу власти именно этот предлог использовали особенно широко.

Впрочем, как показал последующий опыт, закон позволяет отсекать кандидатов от участия в выборах и по более экзотическим мотивам, например, в связи с "недействительностью паспорта" (как случилось летом 2004 г. с паспортом оппозиционного кандидата на пост президента Чечни Малика Сайдуллаева), или из-за "сокрытия" кандидатом своей должности профессора (казус экс-генпрокурора Юрия Скуратова на думских выборах 2003 г.).

В новом законе была сохранена и даже усилена возможность его инструментального, избирательного применения.

На период избирательных кампаний новый закон запрещает совершать "действия, имеющие целью побудить или побуждающие избирателей голосовать “за” или “против” кандидатов (списков) или “против всех”" вне рамок рекламы, оплаченной из зарегистрированных избирательных фондов, т. е. существенно ограничивает конституционное право СМИ (и выступающих в СМИ граждан) высказывать свое мнение. Фактически на период избирательных кампаний был введен запрет на политическую аналитику, поскольку закон приравнял ее к предвыборной агитации, разрешенной только за счет официальных избирательных фондов. Нарушение этого запрета со стороны сторонников оппозиционных партий неизбежно приводило к обвинениям в "злоупотреблении правом на проведение предвыборной агитации", а последнее могло являться законным основанием для снятия кандидата или блока с регистрации.

Закон дает избиркомам большие полномочия – в том числе использовать противоречия в существующем законодательстве. Например, финансирование избирательной кампании помимо избирательного фонда избирательного фонда запрещено избирательным законом, но в то же время СМИ – в соответствии с законом о СМИ – обязаны информировать население о всех значимых событиях. Поэтому, если телеканал пропагандирует президента или министра – лидера "Единой России", – ЦИК считает, что это законное информирование населения. Если же в телепередачу попадает кандидат, нежелательный власти, то возникает вопрос, оплатил ли он телепередачу из своего избирательного фонда, а если не оплатил, то не следует ли его снять за это с выборов.

Теоретически законодательство декларирует право любого гражданина на высказывание своего мнения. С другой стороны, запрещена агитация должностных лиц и использование ими на выборах своего служебного положения. На практике это означает, что если президент агитирует за "Единую Россию" или своего фаворита на губернаторских выборах, то это его законное право как гражданина высказывать свое мнение. Но если помощник оппозиционного депутата участвует в избирательной кампании своего шефа, то это незаконное использование депутатом своего должностного положения. Если своего помощника точно так же использует баллотирующийся в новую Думу депутат от пропрезидентской партии, вопрос о законности/незаконности просто не возникает.

В новом законе о выборах присутствует также попытка осложнить применение основного противоядия против "башкирской избирательной технологии" – голосования "против всех". Фактически теперь агитировать или побуждать иным способом к голосованию "против всех" разрешено только зарегистрированным кандидатам, поскольку у иных сторонников кандидата "против всех" по определению не может быть избирательного фонда.

Пока что не существует правового механизма наказания частных лиц, агитирующих за "против всех" помимо избирательного фонда, но уже можно наказать СМИ, озвучивающие эту точку зрения.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая