10 Dec 2016 Sat 23:30 - Москва Торонто - 10 Dec 2016 Sat 16:30   

93. Там же.

94. Орешкин Дмитрий. Презрение созревает гневом. // "Россiя", 22-28 июля 2004.

95. Шамбурова Анна. Новый мэр Владивостока пригрел сына премьер-министра России. // "Новая Газета", № 53 (983), 26 июля 2004.

96. Джемаль Орхан. Паспортгейт. Домашняя заготовка чеченского избиркома. // "Новая газета", № 56 (986), 5-8 августа 2004.

97. Сухов Иван. "Лучше бы президента назначили". В Чечне выбирают нового лидера республики. // "Время новостей", 30 августа 2004.

98. Мурадов Муса. Ловкость ног – и никакого мошенничества. Как корреспондент "Ъ" перевыполнил свой гражданский долг. // "КоммерсантЪ", 30 августа 2004.

99. Барахова Алла. Друзья познаются в Чечне. Жак Ширак и Герхард Шредер помогли Владимиру Путину. // "КоммерсантЪ", 1 сентября 2004.

100. Латынина Ю. Послание Полковника. Чем глубже страус сует голову в песок, тем беззащитнее его задница. // "Новая газета", № 68 (998), 16-19 сентября 2004.


Глава 10. Подавление СМИ


"Люди, пришедшие к власти исключительно с помощью телевидения, обречены смотреть на телевидение ровно так, как Иван-дурак на волшебную палочку. Есть палочка – все будет хорошо, упрут палочку – все кончится".

Юлия Латынина, "Новая газета"

"Я знаю, что за кошмар мучает Путина…Понятно, что президентом Путина сделала пресса… Вот и представьте себе ночные кошмары этого человека: возникает какой-нибудь генерал Шаманов, из которого первый и второй каналы делают нового президента. Я думаю, это его мучает".

Алексей Венедиктов,"Демократический выбор", № 8, 2002


"Построение во фрунт" средств массовой информации было приоритетной темой политики президента Путина на протяжении всего первого срока его правления, опередив по значимости и "наведение конституционного порядка" в Чечне, и ремонт федеративных отношений, и налоговую реформу, и преобразования в судебной сфере, и разговоры о военной реформе. Ни в какой другой области администрация Путина не проявляла такой последовательности, как в этой. И почти ни в какой другой области (разве что еще в борьбе с чеченскими сепаратистами) Путин не проявлял такой живейшей личной заинтересованности.

Наиболее значимые и заметные эпизоды борьбы администрации Путина с журналистами и свободой слова: "дело Бабицкого" (февраль – март 2000 г.), "дело Гусинского" (май – декабрь 2000 г.), отъем Общественного российского телевидения (ОРТ) у Березовского (август 2000 – январь 2001 гг.), разгром "старого" НТВ (апрель – май 2001 г.), "дело ТВ-6" (2002 г.), чистка на "новом" НТВ (февраль 2003 г.), поправки в закон о СМИ (май – июнь 2003 г.), закрытие ТВС (июнь 2003 г.), "приступы "антиэкстремистского" законотворчества (лето 2006 – лето 2007 гг.).

По возможности каждая такая операция против средств массовой информации (СМИ) оформлялась либо как неполитический "спор хозяйствующих субъектов", либо как борьба с экономическими преступлениями. Предпринимались попытки закамуфлировать личное участие Путина, но скрыть его интерес к этим делам практически не удавалось.

Были и менее громкие акции и эпизоды, к которым Путин, видимо, напрямую не был причастен, но которые весьма характерны для созданного при нем режима "управляемой демократии": "дело Хинштейна" (февраль 2000), арест по подстроенному ФСБ делу о покупке оружия писателем Эдуардом Лимоновым (апрель 2001 г.), попытка закрытия "Новой газеты" (май 2002 г.), закрытие "Общей газеты" (июнь 2002 г.), обыск в издательстве Ad Marginem (сентябрь 2002 г.), обыск в редакции газета "Версия" (ноябрь 2002 г.), закрытие "старых" "Новых Известий" (февраль 2003 г.), отъем помещения у журнала "Новое время" (сентябрь 2003 г.), предвыборные цензурные репрессии против печатных СМИ (сентябрь – декабрь 2003 г.), предвыборное усиление цензуры на телевидении (сентябрь – декабрь 2003 г.), чистка в Ren-TV и "Известиях" (осень 2005 – весна 2006 гг.).

Параллельно происходило нарастание контроля со стороны властей над региональными СМИ и преследования журналистов в провинции. Наибольший резонанс имели такие образцы репрессий против журналистов со стороны региональных властей, как "дело Юлии Шеламыдовой" (Ульяновск, август 2002 г.) и "дело Галкина" (Челябинск, август 2003 г.), дело Бахарева и Стерлядева (Пермь, сентябрь 2003 г.), дело Сергея Савельева (Курск, август 2004 г.), дело Юрия Багрова (сентябрь – декабрь 2004 г.), дело Дмитриевского (Нижний Новгород, октябрь 2005 – февраль 2006 гг.), дело газеты "Городские вести" (Волгоград, февраль 2006 г.), дело Анны Смирновой (Вологда, март – май 2006 г.), дело Виктора Шмакова (Башкирия, апрель – май 2006 г.), дело Игоря Рудникова и Олега Березовского (Калининград, 2007 г.). Десятки таких эпизодов фигурируют в мониторингах Фонда защиты гласности (ФЗГ) Алексея Симонова и Центра экстремальной журналистики (ЦЭЖ) Олега Панфилова.

Количество уголовных дел, возбуждаемых против журналистов и редакций СМИ в 2001-2003 гг., выросло в несколько раз по сравнению с 90-ми годами. "В 90-х годах возбуждение уголовного дела против журналиста сопровождалось большим скандалом и было достаточно редким явлением, – констатирует директор ЦЭЖ О. Панфилов. – В 2000 г. конфликтов, связанных с обвинениями журналистов в уголовных преступлениях Центр экстремальной журналистики насчитал 19, в 2001 г. – уже 31, в 2002 г. – 49, а в первой половине 2003 г. – более 20". 1

На фоне общего ухудшения атмосферы и условий работы журналистов шло нарастание – особенно в провинции – чисто криминальных действий против СМИ: убийства журналистов (до двух-трех в месяц осенью 2003 г.), нападения на журналистов, нападения на редакции, незаконные конфискации помещений – в общей сложности несколько сот эпизодов, отмеченных в мониторингах ФЗГ.


Дело Андрея Бабицкого (январь – февраль 2000 г.)

Серьезные проблемы во взаимоотношениях власти и прессы в эпоху Путина начались с "дела Бабицкого", когда ВВП был еще только и. о. президента и кандидатом.

В середине января 2000 г. корреспондент радиостанции "Свобода" Андрей Бабицкий, известный крайне неприятными для властей репортажами из Чечни, пропал без вести в Грозном и, как предполагали на "Свободе", скорее всего был арестован российскими спецслужбами и помещен в фильтрационный лагерь "Чернокозово".

Факт ареста Бабицкого категорически отрицался властями вплоть до появления в московской прессе неоспоримых свидетельств очевидцев, которые видели, как он был задержан федералами на выходе из Грозного. После этого и. о. генерального прокурора Владимир Устинов был вынужден признать, что 27 января 2000 г. Бабицкий действительно был арестован по статье 90 УК РФ "За нарушение правил поведения журналистов, действующих в зоне проведения контртеррористической операции".

Убалтывая обеспокоенную западную общественность, помощник и. о. президента Сергей Ястржембский неосторожно проговорился, что инцидент с журналистом находится "под личным контролем" Путина. Вскоре была распространена официальная информация, что 2 февраля Бабицкий уже освобожден под подписку о невыезде.

Тем не менее "освобожденный" Бабицкий так и не вышел на связь ни с семьей, ни с коллегами. Далее стало известно, что 3 февраля 2000 г. он был, якобы с его добровольного согласия, передан "полевому командиру Саиду Усаходжаеву" в обмен на группу попавших в плен к боевикам российских солдат.

Упреждая вопросы о "личном контроле" и. о. президента, С. Ястржембский заявил, что с момента "обмена", "федеральный центр ответственности за дальнейшую судьбу Бабицкого не несет".

По телевидению была показана сделанная ФСБ съемка "обмена", на которой Бабицкий отнюдь не похож на человека, действующего добровольно. Напротив, видно и слышно, что съемка производится вопреки его протестам и что его передача неизвестным людям в масках происходит под конвоем автоматчиков-федералов. Демонстрируемая властями бумага, на которой зафиксировано согласие Бабицкого на передачу его боевикам, была датирована 31 января, т. е. до даты постановления о его освобождении под подписку о невыезде.

И президент сепаратистов Аслан Масхадов, и их главный пропагандист сообщают на "Свободу", что ни о каком обмене они знать не знают, что полевого командира с узбекской фамилией Усаходжаев не существует и о судьбе Бабицкого после его ареста им ничего не известно. Все российские спецслужбы и силовые ведомства отрекаются от своей причастности к обмену, включая Министерство обороны, хотя одновременно министр Игорь Сергеев заявляет по ОРТ, что ему "и десять Бабицких не жалко" отдать за одного из своих солдат.

В средствах массовой информации неподконтрольных государству, в частности в газете "Сегодня", появляются предположения, что обмена вообще не было: просто "кто-то проводит операцию по упрятыванию концов в воду, причем проводит бездарно". 2

Наиболее подробно и без снисхождения к лживости властей "дело Бабицкого" комментировалось на телеканале НТВ, в "Общей газете" (был издан спецвыпуск, посвященный "делу Бабицкого"), в "Новой газете", в "Сегодня", "Новых Известиях", "Московских новостях", а также в журналах "Итоги" и "Новое время".

Высказывались опасения, что Бабицкий уже убит спецслужбами. Вероятность того, что Бабицкого уже нет в живых – или вскоре не будет – была отнюдь не нулевой. Во время первой Чеченской войны была похищена и после пыток расстреляна журналистка "Общей газеты" Надежда Чайкова, ненавидимая федералами за то, что в своих публикациях рассказывала о военных преступлениях в Чечне и даже не скрывавшая своего сочувствия идее независимости Ичкерии. То, что все федеральные службы отрекались от своей причастности к "обмену", побуждало подозревать самое худшее.

На защиту от обвинений Путина в ответственности за судьбу Бабицкого выступил журналист "Известий" Максим Соколов:

"…Лазят фанатики "горячих точек", которые без этих точек и без получаемого ими там адреналина существовать уже не могут…Между тем гарантированное государством право на освежение крови адреналином ни в одной конституции пока не записано. За свой счет, пожалуйста". 3

7 февраля 2000 г. А. Бабицкий, официально переданный "боевикам", столь же официально был "вызван на допрос" Генеральной прокуратурой. Представители прокуратуры заявили, что если журналист не придет добровольно, он будет объявлен в розыск и после обнаружения арестован. 4

Весь февраль о местонахождении Бабицкого циркулировала самая противоречивая информация. Официальные лица время от времени называли чеченские села, в которых он находится, и полевых командиров, у которых он якобы гостит, а сепаратисты опровергали эти сведения и продолжали утверждать, что Бабицкого им не передавали.

Наконец, 25 февраля 2000 г. было объявлено, что журналист арестован в Дагестане с поддельным паспортом на чужое имя.

В махачкалинскую гостиницу Бабицкого доставили в багажнике автомашины неизвестные, которые удерживали его в каком-то чеченском селении после "обмена". В Махачкале Бабицкий не стал спешить со своей сдачей в милицию, а снял в гостинице номер и сделал несколько звонков, в том числе жене в Прагу и на радио "Свобода" в Москву, после чего сразу же и был арестован за фальшивый паспорт.

Боевики в масках, которым его сдали федералы, были, по его мнению, действительно чеченцами, но не сепаратистами-масхадовцами, а наоборот – боевиками, так сказать, "федеральной ориентации", сторонниками какого-нибудь полевого командира-коллаборациониста. Они пытались изображать из себя масхадовцев, и Бабицкий в общем делал вид, что верит им. Впоследствии, как он и предполагал, они оказались не сепаратистами, а бойцами из вооруженного формирования партии "Адамалла", возглавляемой Адамом Дениевым. Младший брат А. Дениева, Гази Дениев, являлся действующим подполковником ФСБ, а партия "Адамалла" выступала за сохранение Чечни в составе России.

Боевики Дениева изъяли у него оба его паспорта – внутренний и заграничный, а взамен выдали ему паспорт с его фотографией, но на имя азербайджанца Алиева.

В махачкалинском СИЗО журналист объявил голодовку.

28 февраля лично и. о. президента заявил, что не видит необходимости в непременном содержании Бабицкого под стражей в Махачкале, после чего 29 февраля журналиста посадили в пустой самолет Министра внутренних дел Владимира Рушайло, доставили в Москву в аэропорт "Чкаловский", где и отпустили на все четыре стороны, изменив меру пресечения на подписку о невыезде. В октябре того же года Бабицкий был присужден к штрафу за использование поддельного паспорта, но амнистирован в зале суда.

Подполковник ФСБ Г. Дениев примерно тогда же, в октябре 2000 г., был застрелен в Москве бизнесменом, у которого он вымогал миллион долларов, а лидера партии "Адамалла" А. Дениева в апреле 2001 г. взорвали в Чечне сепаратисты. Была ли какая-то связь между участием братьев Дениевых в "деле Бабицкого" и их гибелью, так и осталось неизвестным.

До своего "обмена" Бабицкий находился в фильтрационном лагере "Чернокозово", содержание заключенных в котором, по его словам, было копией того, что он читал в художественной литературе о гитлеровских лагерях смерти. Согласие на "обмен" Бабицкий подписал, еще не зная, что о его аресте уже известно.

Почти наверняка Бабицкому не дали бы уйти из Чечни живым с его личными впечатлениями о "Чернокозово", если б в тот момент от его судьбы не зависела напрямую репутация Путина на Западе.



Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая