09 Dec 2016 Fri 02:54 - Москва Торонто - 08 Dec 2016 Thu 19:54   

Запрещать ролик постеснялись – вместо этого спровоцировали отвлекающий внимание конфликт вокруг чеченского интервью.

По мнению Л. Парфенова, если бы его увольнение было личным решением Н. Сенкевича, то "…Сенкевич давно бы его принял. Ему, конечно, нужна была чья-то санкция". 50

Впрочем, многие считают, что прямого вмешательства Кремля Сенкевичу могло и не понадобиться, – например, Александр Рыклин из "Еженедельного журнала":

"Когда руководители канала утверждают, что уволили Парфенова самостоятельно, без какого-либо нажима сверху, верю им безоговорочно. Сегодня доверительность отношений кремлевских чиновников с нашими медиа-генералами достигла такого уровня, что необходимость в прямых инструкциях фактически отпала – все сами прекрасно понимают, какое нынче в стране должно быть телевидение. Как говорят кремлевцы: "Добродеева учить – только портить". 51

Непримиримый Владимир Кара-Мурза, не простивший Парфенову переход на сторону победителей в мае 2001 г., откомментировал инцидент безжалостно:

"…Это такая показательная порка в назидание другим сотрудникам и журналистам НТВ, чтобы не смели высовываться Таня Миткова, Миша Осокин, Савик Шустер. Бей своих, чтоб чужие боялись – такой принцип. Леонид как раз был в первых рядах газпромовских захватчиков канала в 2001 г. Он тогда заблаговременно уволился, потом в "Коммерсанте" написал про нас письмо в стиле доноса…" 52

Бывший совладелец НТВ Игорь Малашенко считает, что

"…история с закрытием "Намедни" и увольнением Парфенова […] – свидетельство того, что установлена новая степень контроля. Парфенов ходил по некой зыбкой грани и играл в кошки-мышки со своими начальниками и с правящей партией (не с "Единой Россией", конечно, а с партией спецслужб, назовем ее так). […] Если раньше достаточно было контролировать журналиста так, чтобы он снял сюжет, а дальше уж пусть рассказывает что угодно, то сегодня он должен быть контролируем настолько, что не должен вообще и думать.

[…] Когда человек раз за разом идет на компромиссы, то от него неизбежно начинают требовать все больше компромиссов. И в какой-то момент он либо превращается в тряпку, об которую ноги вытирают, либо взбрыкивает – и с удивлением обнаруживает, что от него требует большего, чем три месяца назад. Это и произошло с Парфеновым". 53

Секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко:

"…Если до этого мы все знали, что у нас есть цензура и контроль государства за федеральными каналами, но у нас хотя бы дозированная гласность, когда телевизионным мэтрам коечто позволялось, то сейчас, получается, ничего не позволяется даже им, и телеканал даже не заботится о своем рейтинге". 54


Продолжение чистки на НТВ

Вслед за Парфеновым пришел черед Александра Герасимова и его общественно-политической программы "Личный вклад", а также программы Савика Шустера "Сво бода слова".

В первых числах июля 2004 г. Н. Сенкевич был повышен, заняв пост председателя совета директоров "Газпром-медиа", а его место гендиректора НТВ занял перешедший с канала "Россия" Владимир Кулистиков, некогда работавший на НТВ. Уже 7 июля 2004 г. на совещании нового руководства телекомпании Кулистиков объявил о своем намерении закрыть все общественно-политические программы: "Свободу слова" Шустера, "Личный вклад" Герасимова и "Красную стрелу" производящей телекомпании "Пилот" ("Красная стрела" с Хрюном Моржовым и Степаном Капустой – сильно обезжиренный наследник программы "Тушите свет!", выходившей некогда на ТВС).

Из программ с общественно-политическим содержанием Кулистиков оставил в сетке вещания только информационную программу "Страна и мир" Алексея Пивоварова и ток-шоу "К барьеру!" Владимира Соловьева.

В. Кулистиков так объяснил ликвидацию "Свободы слова":

"Считалось, что программа была трибуной для обмена мнениями. Но далеко не всеми мнениями. Люди статусные, принимающие решения, оставались в меньшинстве либо не приходили вовсе, из-за этого программа перестала быть объективным отражением споров, идущих в обществе. […] Зачастую она воспринималась как клуб "пикейных жилетов", которые в сущности доказывали один тезис: Путин – не голова". 55

Новый надзиратель над НТВ был не совсем прав: мнение, что "Путин – не голова", отнюдь не преобладало в высказываниях гостей программы Шустера – скорее наоборот. Весь 2004 г. в "Свободе слова" было заметно прямо-таки засилье Дмитрия Рогозина ("Родина") и Алексея Митрофанова (ЛДПР), которые в ключевых моментах российской политики (Чечня, "управляемая демократия", свобода слова, перераспределение крупной собственности) являются большими путинистами, чем сам Путин. Однако наряду с путиноидами разных оттенков и жириновцами в "Свободе слова" могли иногда высказаться и критики режима – как с левых позиций (коммунисты, Эдуард Лимонов), так и с либеральных (Явлинский, Немцов, Хакамада).

Хотя В. Кулистиков имеет репутацию журналиста-"чего изволите?", к нему самому тоже был приставлен надзиратель – точнее, надзирательница – "…некая Тамара Гаврилова. Известно про нее совсем немного, но зато самое главное: Тамара Гаврилова эта – однокурсница Владимира Путина". 56

После ликвидации "старого" НТВ (и закрытия ТВС в качестве последней точки этой истории) все шаги власти на телевидении уже не решающие. Так считает даже один из наиболее пострадавших от июльской зачистки на "новом" НТВ, продюсер телепроизводящей компании "Пилот" Владимир Неклюдов: "…Единственное событие на ТВ произошло в апреле 2001 года, когда убили НТВ". 57

Практически полное упразднение общественно-политического вещания НТВ – тоже некая веха. Если Парфенов был изгнан за то, что он делал (иронизировал над путиноманией), то Герасимова попросили уйти за то, чего он не делал (не восхвалял Путина).


Дело Сергея Савельева

19 августа 2004 г. Ленинский районный суд в Курске осудил на полтора года колонии-поселения главного редактора газеты "Свободный голос Курска" Сергея Савельева – за клевету на прокурора Курской области Александра Бабичева, которого Савельев в своих статьях 2002 г. обвинял в фальсификации документов при проведении строительных работ в зданиях областной и районной прокуратур.

Кроме "клеветы" (ст. 129 УК РФ) суд признал С. Савельева виновным в "оскорблении" того же прокурора (ст. 130) и "хулиганстве" (ст. 213). За хулиганство журналист получил еще два года, но от отбывания этих двух лет был освобожден в связи с истечением срока давности, а за оскорбление был присужден к штрафу в размере 10 тыс. рублей.


На фоне бесланского кризиса

В начале сентября 2004 г. Россию потряс очередной кризис, вызванный Чеченской войной и действиями северокавказских террористов – захват школы и более 1200 заложников в осетинском городе Беслане, массовая гибель детей в ходе операции по освобождению заложников.

Во время кризиса и сразу после него власти, казалось, не столько думали об освобождении детей, сколько боялись утечки правдивой информации (о количестве заложников, требованиях бандитов, поведении чиновников и силовиков).

Чтобы не допустить в Беслан некоторых журналистов, против них были предприняты откровенно криминальные действия: Анна Политковская ("Новая газета") была отравлена в самолете и в тяжелом состоянии попала в больницу, Андрея Бабицкого (радио "Свобода") сначала не пустили в самолет под предлогом якобы бомбы у него в багаже, а затем обвинили в хулиганских действиях.

6 сентября 2004 г. в Минеральных Водах был снят с самолета и задержан шеф российского бюро телеканала "Аль-Арабия", российский гражданин Амр Абр аль-Хамид (у него "найден" патрон от автомата Калашникова); в самом Беслане были на два дня задержаны грузинские тележурналисты Нана Лежава и Леван Тетвадзе (под предлогом отсутствия у них въездных виз – несмотря на их прописку в пограничном Казбегском районе Грузии, жители которого согласно российско-грузинской договоренности имеют право пересекать границу без виз и находиться на территории Северной Осетии до 10-ти дней).

В Северной Осетии подвергались задержанию – правда, ненадолго – Анна Горбатова и Оксана Семенова ("Новые Известия"), Мадина Шавлохова ("Московские новости"), Елена Милашина ("Новая газета"). 58

В конце августа – начале сентября 2004 г. в Москве в течение нескольких дней замечал за собой откровенное "наружное наблюдение" в метро и на улице президент информационно-исследовательского центра "Панорама" Владимир Прибыловский (слежке непосредственно предшествовали угрозы убийством со стороны неизвестного лица в самолете Ростов – Москва, а затем задержание в течение шести часов в аэропорту Внуково без предъявления обвинения, но с угрозами "посадить за оказание сопротивления милиции").


Увольнение Рафа Шакирова

6 сентября 2004 г. подал в отставку Раф Шакиров, главный редактор газеты "Известия". Подконтрольные на тот момент медиа-концерну "Проф-Медиа" миллиардера Владимира Потанина "Известия" ни в коей мере не являлись оппозиционным изданием. Тон в газете задавали праволиберальные и правоконсервативные (в западном смысле) государственники – авторы, не чуждые исламофобии, абсолютно враждебные к любым формам сепаратизма, но лояльные к умеренным формам авторитаризма (Александр Архангельский, Максим Соколов и др.). Однако авторитаризм Путина "Известия" поддерживали без лизоблюдства, позволяли себе осуждать действия отдельных ведомств и чиновников; кроме того, публиковались в газете и либеральные авторы, относящиеся хотя и без крайностей, но критически к "управляемой демократии" (в частности, Ирина Петровская, делавшая еженедельные обзоры телевидения).

В интервью журналистам Р. Шакиров заявил, что издатель газеты компания "Проф-Медиа" выразила несогласие с тем, как газета освещала события в Беслане, – в первую очередь с номером "Известий" за субботу 4 сентября, посвященному Бесланской трагедии. Восемь полос номера были посвящены сражению за школу в Беслане. На первой и последней страницах выпуска "Известий" были напечатаны полосные фотографии окровавленных детей, внутри тоже много крупных фотографий, на нескольких – тела погибших.

По утверждению гендиректора "Проф-медиа" Рафаэля Акопова, его разногласия с Шакировым относятся не к политике, а к стилистике: "…субботний номер был излишне натуралистичен". 59

Не исключено, что испуг Акопова (или самого Потанина) вызвал и более эмоциональный, чем обычно, обзор И. Петровской – о том, как государственные телеканалы лгали народу и прислуживали чиновникам во время Бесланского кризиса.

Журналисты и политологи увидели в увольнении главного редактора "Известий" признаки начала нового этапа в политике Кремля по отношению к СМИ – переход к установлению плотного контроля над прессой.

По мнению генерального директора ИД "КоммерсантЪ" Андрея Васильева, "это сознательный сигнал Кремля журналистам и элитам о том, что у него дошли руки и до бумажных СМИ". 60

В опросе среди журналистов, устроенном "Независимой газетой", прозвучали такие мнения.

Алексей Венедиктов, главный редактор радио "Эхо Москвы":

"…Думаю, в Кремле нашлись люди, которые захотели услужить президенту, обвинив "Известия" в некорректном освещении событий".

Ирина Петровская, обозреватель "Известий":

"Думаю, указания последовали из Кремля. Поводов для увольнения Рафа ни у Потанина, ни у "Проф-Медиа" не было. Это показательный процесс, чтоб другим неповадно было".

Алексей Симонов, гендиректор Фонда защиты гласности:

"Рафом занялись спецслужбы, и уволили в угоду им, в силу изменения информклимата в стране. […] Я ведь помню, как восторженно Потанин аплодировал выходу Путина на съезде РСПП".

Светлана Сорокина, телеведущая "Первого канала":

"Это решили наверху, не думаю, что Потанин пожертвовал бы Шакировым. Москвичи больше верят газетам, чем ТВ, поэтому газет в те дни нельзя было купить, они давали то, что не давало телевидение". 61

По мнению Ирины Рыковцевой (радио "Свобода"):


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая