04 Dec 2016 Sun 23:17 - Москва Торонто - 04 Dec 2016 Sun 16:17   

Но успех переворота оказался неполным: уже по итогам первого тура лидировал не Суржиков, а 1-й секретарь Курского обкома КПРФ, депутат Государственной думы Александр Михайлов, получивший 39,52% голосов (Суржиков – только 21,58%; "против всех кандидатов" – 12,26%).

23 октября 2000 г. произошел редкий для России случай: депутат Курчатовской городской Думы (г. Курчатов в Курской области) Вячеслав Молокоедов сделал себе харакири в знак протеста против отстранения А. Руцкого от участия в выборах. "Я отдаю жизнь, чтобы не страдала демократия и чтобы во главе области стоял человек неотразимый", – написал он в предсмертной записке. Врачи, правда, спасли депутата, не справившегося со сложной технологией японского ритуального самоубийства.

2 ноября 2000 г. Верховный суд РФ оставил без изменения решение Курского областного суда, послужившее основанием для отстранения А. Руцкого от губернаторских выборов. А 5 ноября 2000 г. во втором туре новым главой администрации области был избран коммунист А. Михайлов (55,54%), оставив чекистов Суржикова и Полтавченко (и В. Иванова иже с ними) с носом. На выборы пришли менее 50% избирателей, но во втором туре губернаторских выборов в большинстве регионов обязательный уровень явки не предусмотрен.

Операция "Руцкой" вызывает закономерный вопрос: "за что?". Курский губернатор отнюдь не был самым нелояльным к новой власти региональным руководителем. Осенью 1999 г. он бросил свое должностное положение на чашу весов пропутинского блока "Единство" ("Медведь"). В декабре 1999 г. входил в инициативную группу (во главе с Олегом Кутафиным) по выдвижению В. Путина кандидатом в президенты. В феврале 2000 г. вошел в политсовет движения "Единство" (в руководство партии "Единство" в мае 2000 г., правда, не избрался). Региональное отделение партии "Единство", кстати, до последнего момента официально поддерживало кандидатуру Руцкого и было неприятно удивлено решением суда (после чего успело высказаться в поддержку чекистского кандидата). В марте 2000 г. Руцкой, откровенно используя служебное положение, агитировал за Путина, и даже предлагал отменить выборность губернаторов, предоставив Путину право назначать их (в надежде, очевидно, что и сам будет назначен).

Летом 2000 г. Руцкой, правда, продолжал поддерживать контакты с Борисом Березовским, еще не зная, видимо, что дружба Березовского с Путиным дышит на ладан. В августе 2000 г. курский губернатор был слишком показательно активен вокруг утонувшей подводной лодки "Курск", представляя себя – в обход Москвы – главным благодетелем вдов и сирот погибших моряков.

Фактически в деле Руцкого первый раз столкнулись две позиции в окружении президента по отношению к региональным выборам. Одна позиция, в основном представленная старокремлевской "семейной" группировкой А. Волошина, состояла в том, что следует вести себя осторожно и не бросаться лояльными старыми кадрами. Другая, представленная "новопитерскими" чекистами во главе с Виктором Ивановым, – это расстановка новых, чисто своих кадров, готовность ради этого идти на конфликты и не останавливаться перед произволом.

Против Руцкого сошлось несколько факторов: 1) новой власти – по крайней мере, одному из ее крыльев – хотелось устроить показательную порку (условно говоря: выбросить из кресла Руцкого, чтобы Россель и Рахимов знали страх Божий); 2) за Курского губернатора никто в Кремле особенно не держался, включая Волошина, поскольку Руцкой сегодня лоялен, но всегда готов переметнуться на сторону сильного (таковы, правда, почти все губернаторы); 3) Руцкой своей волюнтаристской политикой испортил отношения с местными административно-экономическими кланами; 4) именно в Курской области на место губернатора у чекистской группировки была готовая карта из колоды ФСБ.

При этом многочисленные жалобы и нарекания на губернатора Руцкого по поводу его отношения к законности, в том числе в период избирательной кампании, если и играли, то далеко не первую роль. Все главы регионов используют на выборах административный ресурс. Параллельно с выборами в Курской области аналогичные и не менее обоснованные претензии предъявлялись конкурентами председателю Госсовета Удмуртии Александру Волкову, но тот поддерживался полпредом своего округа (Сергеем Кириенко) и посему благополучно выиграл и суд, и президентские выборы.

На 2000 г. в России было как минимум два региональных руководителя, сама легитимность которых являлась сомнительной, поскольку их избрание произошло с вопиющими нарушениями федерального законодательства.

В июне 1998 г. Муртаза Рахимов переизбрался президентом Башкортостана в результате откровенно "башкирских" выборов, оставив своим единственным "соперником" собственного министра лесного Рифа Казаккулова, который во время кампании сам агитировал за Рахимова. Послушный Рахимову республиканский избирком отказал в регистрации основным соперникам башкирбаши – Александру Аринину и Марату Миргазямову. В июне 1998 г. Центризбирком поддержал кассационную жалобу М. Миргазямова, а через год, в марте 1999 г. Верховный суд РФ, рассмотрев иск Аринина – Миргазямова, подтвердил незаконность отмены регистрации кандидатов, но… не признал результаты выборов недействительными.

Кирсан Илюмжинов "избрался" в октябре 1995 г. президентом Калмыкии на 7-летний срок и вовсе в результате безальтернативных выборов.

Центральная власть, провозгласившая своей целью добиться законопослушания от региональных царьков и ханов, действительно желающая преподать им урок, но при этом уважающая право, должна была бы начать наведение порядка с этих двух региональных авторитариев. В частности, федеральные власти для начала могли бы поставить вопрос о законности избрания Рахимова и Илюмжинова перед Конституционным судом.

Но и выбор методов показательной порки, и выбор самого объекта – не свидетельствуют об ориентации на право.

Методы устранения Руцкого не были осуждены гарантом конституции (не говоря уж о наказании виновников скандала), да и "министерство выборов" – Центризбирком Александра Вешнякова – не протестовало.


Выборы главы администрации Коми-Пермяцкого автономного округа

В конце 2000 г. проводились выборы главы администрации Коми-Пермяцкого автономного округа. Позиции действующего губернатора Николая Полуянова были нетвердыми. Он был официально поддержан пропрезидентской партией "Единство" (отделение которой сам и создал в округе), но самостоятельного значения это отделение партии в Коми-Пермяцком округе не имело, совпадая по составу с аппаратом администрации и "исполнительной вертикалью".

Основным претендентом на отъем власти у Полуянова казался "варяг" из Екатеринбурга – вице-спикер Свердловской областной думы Дмитрий Анфалов, делегированный на завоевание Коми-Пермяцкого округа движением "Май" (популярное в ряде областей Уральского региона левопопулистское объединение, созданное местными бизнесменами, перешедшими в оппозицию к региональным властям). Выдвижение Д. Анфалова поддержало также движение "Россия" (лидер – спикер Госдумы третьего созыва Геннадий Селезнев). 26 октября 2000 г. на совместном заседании Центрального совета и центрального исполкома движения "Россия" Анфалов был выдвинут кандидатом на пост главы администрации Коми-Пермяцкого автономного округа на выборах 3 декабря 2000 г.

На самом деле главную опасность для губернатора представляло не движение "Россия" (практически неизвестное в округе), и даже не "Май" (несколько более известный), а деньги Д. Анфалова и его спонсоров, способные донести "майскую" антигубернаторскую демагогию в каждый дом.

"Истратив на свою кампанию немалые средства, Анфалов уверенно лидировал в предвыборной гонке. Его неминуемой победе помешало снятие его кандидатуры с выборов накануне голосования за выявленные нарушения", – считает наблюдавший за кампанией автор "Независимой газеты". 1

В ноябре 2000 г. Коми-Пермяцкий окружной суд обязал окружную избирательную комиссию снять кандидатуру Д. Анфалова с регистрации – "за нарушения правил предвыборной агитации и оказание неправомочного воздействия на избирателей".

Результаты первого тура выборов, прошедшего 3 декабря, оказались обескураживающими для губернатора. В отсутствие кандидатуры Анфалова на первый план вышел другой кандидат, ранее не принимаемый в расчет, – Геннадий Савельев, заместитель председателя Контрольно-счетной палаты Коми-Пермяцкого АО. Несмотря на снятие с выборов Д. Анфалова, явка оказалась довольно высокой: в выборах приняли участие 60,51% избирателей. Г. Савельев получил 27,14%, Н. Полуянов – 24,23%, "против всех" – 17,81%.

Во втором туре выборов 17 декабря 2000 г. главой администрации округа был избран Г. Савельев, получивший 44,25% голосов (Н. Полуянов – 40,09%, "против всех" – 13,11%, приняли участие 51,86% избирателей).

"Башкирская избирательная технология" дала в Коми-Пермяцком автономном округе сбой. Впрочем, власть в округе осталась в руках примерно той же региональной административно-экономической группировки, всего лишь сменившей свое первое лицо. Местная исполнительная вертикаль и партия "Единство" (с конца 2001 г. – "Единая Россия") безболезненно перестроились под Савельева.


Выборы мэра Сочи

На выборах мэра Сочи весной 2001 г. за нарушения правил агитации был снят фаворит гонки бывший депутат Государственной думы, журналист Вадим Бойко. В декабре 2000 г. Бойко уже было победил (48,95% голосов во втором туре), но не стал главой города из-за особенностей краевого законодательства, требовавшего для избрания и во втором туре не относительного, а абсолютного большинства.

"Потерпевший" имел поддержку одного из столичных административно-экономических кланов (Александра Волошина – Владислава Суркова), лично министра печати Михаила Лесина и мощной финансово-промышленной группировки ("Альфа-групп" Михаила Фридмана).

Против него, однако, объединились и старая городская олигархия, тесно связанная с мэром Москвы Юрием Лужковым (через советника мэра, сочинца Константина Затулина), и московские официальные и неофициальные собственники дворцов и земельных владений в прибрежной зоне, и власти Краснодарского края во главе с губернатором Александром Ткачевым, и конкуренты "Альфа-банка", и все недоброжелатели "семьи" в Москве и Питере.

Победил кандидат местной "партии власти" Леонид Мостовой, хотя по призыву В. Бойко в первом туре выборов 22 апреля 2001 г. "против всех" проголосовало 27%, а во втором 13 мая – 15,6%. В отличие от других регионов, законодательство Краснодарского края и во втором туре предусматривает необходимый уровень явки (25%). Было объявлено, что явка избирателей во втором туре была 30%, но есть все основания предполагать, что она была фальсифицирована.

(Впоследствии губернатор Краснодарского края А. Ткачев разочаровался в Мостовом, который проявил себя скорее человеком Лужкова, и потребовал от него добровольной отставки. Но Мостовой оказался не лыком шит, два месяца при поддержке из московской мэрии сопротивлялся давлению Краснодара и ушел в январе 2004 г. в отставку, только когда Ткачев, о чем-то договорившись с Лужковым, дал ему пост сенатора от администрации Краснодарского края, освободившийся в результате избрания Николая Кондратенко в Госдуму).


Выборы губернатора Приморья

В многострадальном Приморье отмены регистраций и результатов выборов стали рутиной еще в ельцинские времена, когда краем правил Евгений Наздратенко. Постоянная жертва избиркомов – бывший мэр Владивостока и довольно экстравагантный политик (экстрасенс и т. п.) Виктор Черепков, избранный, однако, 26 марта 2000 г. депутатом Государственной думы.

Одиозного Е. Наздратенко президенту Путину удалось сманить с губернаторского кресла, дав ему в кормление московский пост председателя госкомитета по рыболовству.

На досрочных выборах губернатора Приморского края 27 мая 2001 г. В. Черепков занял второе место, получив 20,02% голосов, и вышел во второй тур вместе с поддержанным экс-губернатором Наздратенко "авторитетным" предпринимателем Сергеем Дарькиным, собравшим несколько больше – 23,94%.

Между тем полномочный представитель президента в Дальне-Восточном федеральном округе генерал Константин Пуликовский имел собственного кандидата на выборах – своего заместителя Геннадия Апанасенко, занявшего в первом туре только третье место.

13 июня 2001 г. Приморский краевой суд начал рассмотрение иска трех местных жителей по поводу нарушений, допущенных Черепковым во время ведения предвыборной кампании: Черепков оплачивал свои телевыступления не из предвыборного фонда, получил денежный перевод от неизвестного спонсора, а также неправильно указал место своего жительства (назвав Москву, где он, став депутатом, реально жил, а не Владивосток, где был прописан. Очевидно, что если б он указал Владивосток, ему бы указали, что "правильное" место его жительства – Москва). Накануне первого тура выборов краевой избирком уже рассматривал эти обвинения, но тогда ограничился вынесением В. Черепкову предупреждения.

14 июня 2001 г. суд снял кандидатуру В. Черепкова с выборов. Кандидат № 1 С. Дарькин высказался категорически против решения суда, заявив, что это было "дело рук именно тех, кто пытается сорвать выборы, кто пытается столкнуть Приморье в пропасть очередного кризиса безвластия". 2 Дарькин, естественно, имел в виду полпреда К. Пуликовского и его зама Г. Апанасенко.

Вторым претендентом на пост губернатора стал вместо Черепкова Г. Апанасенко. Тем не менее повторилась та же история, что в Курске: Апанасенко во втором туре 17 июня 2001 г. проиграл выборы Дарькину. Во втором туре приняли участие 35,9% избирателей Приморья, из них за Дарькина проголосовало 40,18%, за Апанасенко – 24,32%, "против всех" – 33,68%, в том числе 100 тыс. из 180 тыс. голосовавших избирателей Владивостока.


Выборы губернатора Нижегородской области

В мае 2001 г. началась кампания по выборам губернатора Нижегородской области. Одним из реальных претендентов на победу являлся мэр Нижнего Новгорода Юрий Лебедев. Ю. Лебедев, однако, находился в крайне напряженных отношениях и с действующим губернатором Иваном Скляровым, и особенно с полномочным представителем президента в Приволжском федеральном округе Сергеем Кириенко.

С. Кириенко поддерживал кандидатуру депутата Государственной думы Вадима Булавинова (пропутинская фракция "Народный депутат").

Уже на следующий день после заявления Ю. Лебедева о начале сбора подписей, в областной избирком стали поступать жалобы, преимущественно анонимные, что на муниципальных предприятиях города якобы заставляют подписываться за Лебедева под угрозой увольнения. В результате областной избирком единогласно отказал Лебедеву в регистрации.

Заказчиком решения облизбиркома нижегородский мэр прямо назвал "группу бизнесменов, близкую Сергею Кириенко" и даже обвинил самого Кириенко в соучастии в "антипрезидентском заговоре". 3

На выборах во втором туре 29 июля 2001 г. с результатом 59,80% победил Геннадий Ходырев (на тот момент – умеренный коммунист, еще не покинувший КПРФ). Лоббируемый полпредом В. Булавинов проиграл уже в первом туре 15 июля 2001 г. (19,07%).


Выборы главы администрации Ростовской области

Глава администрации Ростовской области Владимир Чуб имел консолидированную поддержку региональной олигархии, дружеские отношения с тогдашним полномочным представителем президента в Южном федеральном округе Виктором Казанцевым, и не имел, напротив, никаких врагов в Кремле. В начале 2000 г. В. Чуб создал и возглавил в области отделение движения "Единство", а при переформатировании в мае 2000 г. движения в партию построил ее региональное отделение из своих людей.

Единственным, но очень серьезным соперником Чуба на выборах мог быть только лидер местных коммунистов Леонид Иванченко, на тот момент один из партийных заместителей Геннадия Зюганова. На прежних выборах (29 сентября 1996 г.) Л. Иванченко уже соперничал с Чубом, и действующий губернатор тогда одержал победу (62,05% Чуба против 31,73% Иванченко) – при наличии, однако, довольно обоснованных подозрений в существенной подтасовке результатов. Иванченко тогда пытался в судебном порядке опротестовать постановление областного избиркома о результатах выборов, но Ростовский областной суд отказал в иске, а Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ оставила решение облсуда без изменения.

В начале августа 2001 г. и Чуб и Иванченко были зарегистрированы кандидатами на пост главы администрации Ростовской области на выборах 23 сентября 2001 г. 23 августа 2001 г. в адрес облизбиркома поступило заявление от одного из бывших соратников Иванченко по местному отделению "Народно-патриотического союза России" (НПСР). Бывший соратник обвинил коммунистов в фальсификации сбора подписей с использованием паспортных данные избирателей, полученных за КПРФ при сборе подписей на думских выборах – в частности, в том, что родственники расписывались друг за друга. Между тем никакой нужды в фальсификации у коммунистов не было: один только членский состав КПРФ в Ростовской области намного больше количества подписей, необходимых для выдвижения.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая