04 Dec 2016 Sun 23:16 - Москва Торонто - 04 Dec 2016 Sun 16:16   

Сам Сенкевич в интервью "Эху Москвы" заявил, что сюжет не вышел в эфир из-за уважения канала к зрителям:

"НТВ – не отхожее место, где есть место хамству и пошлости. Считаю, что и наш канал, и столь уважаемая программа Леонида Геннадьевича – слишком изысканна и всегда слишком взвешена, чтобы нам скатываться до такой пошлости. НТВ нельзя упрекнуть в том, что в сюжетах телеканала мало остроты, и особенно в этом нельзя упрекнуть программу "Намедни". От снятия этого сюжета острота сегодняшнего выпуска "Намедни" нисколько не уменьшилась. Есть свобода слова, а есть словоблудство, хамство и пошлость. Это две большие разницы. Впредь подобные вещи я буду снимать". 36

2 февраля 2004 г. в коридоре под дверью съемной квартиры Е. Трегубовой на Никитском бульваре взорвалась бомба. Неизвестные террористы прослушивали ее телефон и привели бомбу в действие, когда, собираясь выйти к заказанному такси, она по телефону сообщила, что уже выходит из квартиры. Журналистку спасло только то, что она на несколько секунд задержалась перед зеркалом.


Квартирный вопрос "Нового Времени"

17 сентября 2003 г. в Москве произошел очередной "спор хозяйствующих субъектов": представители малоизвестной коммерческой фирмы ООО "Примекс" выгнали вахтеров журнала "Новое время" из здания в Малом Путинковском переулке на Пушкинской площади, а четыре дня спустя, в воскресный вечер, попытались выгнать и журналистов. Однако двум сотрудникам редакции удалось забаррикадироваться в приемной и оттуда дозвониться до "Эха Москвы" и телеканала "Россия". Об инциденте узнали депутаты Госдумы Владимир Лукин и Николай Гончар, благодаря которым в конфликт вмешалась милиция, получившая от министра внутренних дел Бориса Грызлова распоряжение "разобраться". 37

Однако, "разобравшись", милиция далее предпочла нейтралитет. 19 февраля 2004 г. фирма "Примекс" силами двух десятков "качков" захватила помещения журнала "Новое время" в Малом Путинковском переулке. Журналистам закрутили руки за спину и повышвыривали на улицу. Компьютеры, шкафы с архивами, столы с материалами и личными вещами, библиотеку захватчики сгребли кучу, после чего приступили к капитальному ремонту – стали крушить внутреннюю облицовку стен и несущие конструкции. 38

У захвата редакции была некоторая предыстория.

1 апреля 2003 г. финансовый директор "Нового времени" Дмитрий Минаков подписал договор о продаже здания некоей коммерческой фирме, ООО "Концепт", после чего уволился из "Нового времени". По уставу ООО "Редакция "Новое время" он не имел на это права, и договор не имел никакой юридической силы. Однако "Концепт" продал здание другой фирме – ООО "Примекс", которая стала, таким образом, с точки зрения закона "добросовестным приобретателем" (хотя в учредительских документах "Концепта" и "Примекса" – один и тот же контактный телефон). "Примекс" в свою очередь продал здание фирме "Эффект", каковая стала бы еще более "добросовестным" приобретателем, но третья сделка не была официально зарегистрирована и не вступила в законную силу.

По мнению редакции "Нового времени" за всеми тремя фирмами стоят бизнесмены Евгений Антимоний (сеть пивных ресторанов "Кружка") и Владимир Палихата (ОАО "Гипрохим"). 39

Редакция "Нового времени" так объясняет свое поражение в "споре хозяйствующих субъектов":

"Для того чтобы занять здание, мало иметь свидетельство о собственности, нужно получить отдельное решение суда. Захватчики типа "Примекса" предпочитают самосуд. Они дерзко пролезают в дыру в законе. Дыра называется "Захватчика не судят". Трудно отрицать, что, когда угрюмые качки силой захватывают здание, закон нарушается самым очевидным и грубым образом. Но уже в следующее мгновение закон теряется: интервент гордо предъявляет документ на право собственности. Оспорить его можно только через суд. А суды могут тянуться годами – в том числе и суд по поводу незаконных действий при захвате. Без соответствующего решения суда ни один пристав изгонять захватчика не придет, и восстановить справедливость, получается, можно только тем же самым путем – силовым, что, во-первых, опять же незаконно, а вовторых, законному владельцу обычно не по силам". 40

Скорее всего бизнесмены Антимоний и Палихата взяли плохо лежавшую недвижимость не по заданию администрации президента, а чисто из корыстных соображений. Однако попробовали бы они подобным образом "увести" здание у пропрезидентского СМИ – итог конфликта точно был бы совсем иным. "Хозяйствующий субъект" прекрасно понимал, что за журнал, в котором регулярно печатаются наезды на "самое святое" самой Валерии Новодворской, правоохранители вступаться не будут.

Сходный случай почти одновременно произошел с институтом "Открытое общество" (филиал Фонда Сороса), здание которого на Озерковской набережной было в конце 2003 г. захвачено компанией "Спектр-1" Кантемира Карамзина. Интересно, что в январе 2004 г. К. Карамзин сдал завоеванное здание в аренду избирательному штабу Ирины Хакамады.

Что касается журнала "Новое время", то его деятельность была парализована на несколько месяцев.

А в захваченном здании Е. Антимоний вроде бы собирается сделать гостиницу "Пушкин".


Допрос Александра Подрабинека

В начале 2004 г. ФСБ предприняла попытку уголовного преследование руководителя информационного агентства "Приманьюс", бывшего главного редактора правозащитной газеты "Экспресс-Хроника", легендарного диссидента Александра Подрабинека. 28 января 2004 г. А. Подрабинек был вызван на допрос в качестве свидетеля в следственное управление ФСБ в Лефортовской тюрьме, где ему предложили ответить на ряд вопросов об издании и ввозе в Россию книги Александра Литвиненко и Юрия Фельштинского "ФСБ взрывает Россию". Как оказалось, по факту издания этой книги возбуждено уголовное дело – причем о "разглашении государственной тайны" (а не, скажем, о клевете).

По букве закона, из тех, кто писал и издавал книгу, фигурантом такого дела мог бы быть только бывший офицер ФСБ А. Литвиненко – поскольку ему сведения (или, если угодно, подозрения) о причастности ФСБ к взрывам домов в городах России осенью 1999 г. стали известны по службе. Ни второй соавтор Фельштинский, ни издатель (считается, что спонсором издания или фактическим издателем был Борис Березовский), ни распространитель книги в России Подрабинек уголовному преследованию за разглашение этой государственной тайны неподсудны.

Несмотря на то что книга Литвиненко и Фельштинского "ФСБ взрывает Россию" никаким российским судом не признана клеветнической или экстремистской, ФСБ препятствует ее завозу в Россию. 31 декабря 2003 г. в Москву из Риги должна была быть доставлена часть тиража. Груз успешно миновал латвийско-российскую границу, однако на 111-м километре Волоколамского шоссе, фуру остановили сотрудники дорожно-постовой службы, которые изъяли книгу.

Поскольку агентство "Прима" Подрабинека было заказчиком (или представителем заказчика), предполагавшего торговать книгой, именно Подрабинек и был вызван на допрос ФСБ.

Несмотря на то что ему, как это обычно делается в российских правоохранительных органах, угрожали переводом из свидетелей в обвиняемые, Подрабинек, в духе старинных диссидентских принципов, отвечать на вопросы следователя отказался.

Видимых последствий инцидент не имел.

В каком– то количестве экземпляров книга проникла в Россию, но книготорговцы, опасаясь неприятностей от ФСБ, не берут ее на реализацию. Впрочем, книга вполне доступна в интернете, в частности, на сайтах "Библиотека Мошкова" и "compromat.ru".


Идея регулирования интернета

Идея государственного регулирования всемирной сети всегда была близка путинским чиновникам. Соответствующие высказывания особенно умножились в 2004 г. В марте 2004 г. в СМИ просочилась информация о готовящихся проектах законов об интернете и сетевых СМИ. В соответствии с одним законопроектом для доступа в мировую сеть якобы нужно будет иметь специальное разрешение. Другой законопроект обязывал сетевые СМИ регистрироваться (до сих пор регистрация интернет-СМИ является добровольной).

13 апреля 2004 г. бывший и нынешний министр связи (а на тот момент – заместитель министра транспорта и связи), давний соратник президента Леонид Рейман в очередной раз высказал свою озабоченность правами потребителей информации: "…Необходимо регулировать отношения поставщиков и потребителей и не допускать того, чтобы информация, передаваемая через интернет, подвергалась искажениям". 41

Незадолго до этого депутат Совета Федерации от Тувы Людмила Нарусова, вдова Анатолия Собчака, также неоднократно высказывала заботу о "простых людях", которые "страдают" из-за того, что "за недостоверную информацию, публикуемую в интернете, никто не несет ответственности". 42

Среди "простых людей", "страдающих" от интернета, немалое место занимает дочка Нарусовой Ксения Собчак, за любовными приключениями которой тщательно следит желтая пресса. Сама бывшая "дама в тюрбане" (выражение Александра Невзорова), также не оставлена вниманием прессы, в том числе сетевой.

13 апреля 2004 г. в Москве участники "круглого стола" "Нормативно-правовая база развития сети интернет в России: состояние и перспективы" выразили отрицательное отношения к подобным идеям и законопроектам.

16– 17 июня 2004 г. в Париже прошла специальная встреча ОБСЕ, посвященная актуальным проблемам интернета. Позицию официальных государственных органов России на встрече представлял генерал ФСБ Виктор Остроухов, который предложил повысить международное взаимодействие в сфере контроля за содержанием сети и привлекать к ответственности реальных владельцев интернет-ресурсов, пропагандирующих ксенофобию, терроризм и экстремизм, идеи нетрадиционных религиозных сект и антиглобалистов.

Негативное отношение российского представителя было выражено даже к поисковой системе "Яндекс", благодаря которой "…любой желающий может без труда ознакомиться с содержанием учений "Аум Сенрике", "Свидетелей Иеговы"… выйти на сайты религиозных организаций "Харе Кришна"… ознакомиться с различными интерпретациями сатанистских культов". 43

В Думе с 2004 г. периодически возникают проекты новых поправок к закону "О СМИ" – предполагается включить в понятие "средств массовой информации" все сообщения и материалы, распространяемые через и интернет, а издавать сетевые СМИ смогут только юридические лица или физические лица, зарегистрировавшиеся в качестве индивидуальных частных предпринимателей. 44

В 2006– 2007 гг. давление властей на политический сегмент интернета усилилось, хотя и не вылилось пока во всеобъемлющий новый закон. Неугодные сайты блокируются или выдавливаются на зарубежный хостинг путем угроз со стороны правоохранительных органов российским провайдерам (сайты партии Лимонова, сетевые СМИ оппозиционной коалиции "Другая Россия" в конце 2006 -начале 2007 гг., интернет-библиотека "Антикомпромат" в марте 2007 г.); закрываются под предлогом "экстремистских" или "клеветнических" высказываний (судебное решение о "конфискации" сайта "Новый фокус" Михаила Афанасьева в Хакасии в конце 2006 г.), наконец, используется чисто хакерский метод так называемый "ddos-атак" ("хакерская" террористическая кампания по отношению к оппозиционным сетевым ресурсам в конце мая 2007 г. – смахивала на проверку возможностей на случай кризиса, на генеральную репетицию).


Увольнение Леонида Парфенова

Сменивший Йордана Сенкевич не сумел обеспечить той степени лояльности, которой от него желали в Кремле. Во всяком случае, в информационной политике НТВ все еще выбивается из норм единообразия, усвоенных на Первом канале и канале "Россия".

Остатки свободомыслия и неизжитый профессионализм не позволили НТВ замолчать грандиозный пожар Манежа, омрачивший вечер выборов Путина 14 марта 2004 г. и ставший грозным предзнаменованием бед и катастроф его второго правления. Нечто подобное наблюдалось и в праздничный день 9 мая 2004 г., когда на стадионе в Грозном были взорваны президент и спикер парламента Чечни и лишь чудом уцелел премьер-министр, уехавший накануне в Москву. Спецвыпуски НТВ с окровавленным Кадыровым в 11.40 и сообщением о его гибели в 12.00 слишком контрастировали с молчанием государственных каналов, не желавших "портить День Победы". Сообщивший о смерти чеченского лидера ведущий программы "Сегодня" Алексей Суханов был вырублен из эфира буквально на полуслове. Трехчасовое молчание государственных каналов завершилось в 14.00 сообщением в "Вестях" о… "ранении" Кадырова". 45

На втором государственном канале, возглавляемом Олегом Добродеевым, существует даже формальный перечень "запрещенных слов". В частности, в на добродеевском канале нельзя произносить в эфире выражения "замена льгот деньгами" (следует говорить "льготные выплаты"), "банковский кризис", "шахид" и даже "Чечня" (следует говорить только "Чеченская республика"). 46 Аналогичный список "запрещенных слов" Первого канала пока не стал достоянием публики, но видно, что на канале Константина Эрнста нечто подобное тоже существует.

А вот на НТВ, хотя и покоренном, этого всетаки не было – по крайней мере до лета 2004 г.

Из федеральных телеканалов только на НТВ, хотя и уже дважды "зачищенном", можно было увидеть сюжеты о смерти в результате протестной голодовки участника ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы, о выступлениях молодежного "Яблока" против культа Андропова и Путина, об эпатажных антипутинских акциях нацболов-лимоновцев. Во время провалившихся учений на Северном флоте только в энтэвешной программе "Страна и мир" хотя бы вскользь было упомянуто о невзлете ракет с крейсера "Новомосковск" – два первых канала многословно трындели об успехе "масштабных" учений. Основными гнездами остаточного свободомыслия были программы "Намедни" Леонида Парфенова и "Свобода слова" Савика Шустера. Информационно-аналитическая программа "Личный вклад" Александра Герасимова не затрагивала – в отличие от Парфенова – запретных ем, однако культивировала отстраненный объективизм, контрастировавший с путиноманией "Вестей" ("Россия") и "Времени" (Первый канал).

(Справедливости ради следует упомянуть Ren-TV – в частности, информационно-аналитическую программу "24" Ольги Романовой на этом канале. Дециметровый Ren-TV – канал преимущественно московский и даже в столице доступный не во всех микрорайонах – до лета 2005 г. контролировался менеджментом во главе с Иреной Лисневской и находился под экономическим и идейным влиянием Анатолия Чубайса. До ноября 2005 г. – когда О. Романова была уволена – программа "24" позволяла себе значительное фрондерство в отборе информации и способах ее подачи. И даже после увольнения Романовой, на Ren-TV наблюдаются некоторые остаточные вольности – по крайней мере в программе "Неделя" Марианны Максимовской.)

1 июня 2004 г. гендиректор НТВ Николай Сенкевич объявил о закрытии на НТВ программы "Намедни" и увольнении Леонида Парфенова. Реклама в "Намедни" была самой дорогой на НТВ: одна минута стоила 141.600 долларов (включая налог на добавочную стоимость – НДС). 47 Это не остановило Сенкевича.

Увольнению Парфенова предшествовало снятие с эфира сюжета программы "Намедни", посвященного интервью с Маликой Яндарбиевой, вдовой бывшего президента Чечни-Ичкерии Зелимхана Яндарбиева, убитого агентами российского ГРУ в Катаре. Сюжет журналистки Елены Самойловой "Выйти замуж за Зелимхана" был снят из эфира на европейскую часть страны после того, как он был показан в прямом эфире на Дальний Восток, Сибирь и Урал. По словам Парфенова, Герасимов "запретил показ сюжета по просьбе спецслужб". 48

По другой версии, ставшей известной корреспонденту "Коммерсанта" Арине Бородиной, непосредственно запрет на выход интервью с Маликой Яндарбиевой исходил от пресссекретаря президента Алексея Громова. 49

Получив указание вырезать сюжет, Парфенов затребовал от заместителя гендиректора НТВ Александра Герасимова письменное распоряжение, каковое и было ему выдано. Копию этого распоряжения телеведущий передал в газету "КоммерсантЪ", где оно и было опубликовано ("КоммерсантЪ", 31 мая 2004 г.). Герасимов объявил передачу его приказа в прессу "недопустимым нарушением корпоративной этики", а Н. Сенкевич именно этот поступок – а не сам сюжет – объявил причиной увольнения.

Между тем, что касается злосчастного интервью, то Л. Парфенов сам сократил этот материал и вырезал из него все самые острые и неприятные Кремлю моменты. Например, был вырезан фрагмент о том, как Зелимхан Яндарбиев (напомним: убитый в феврале 2004 г. в Катаре агентами ГРУ) по собственной инициативе звонил захватившим "Норд-Ост" чеченским террористам и требовал от них, чтобы они погибли сами, но не допустили гибели ни одного заложника.

Препарированный вариант интервью успели увидеть зрители Дальнего Востока – и в нем не было ничего особенного. Тем более в нем не было ничего такого, что могло бы ухудшить судьбу пойманных в Катаре гэрэушников.

Истинной причиной увольнения Парфенова было, видимо, вовсе не это интервью. Иронизирование над президентом и его "державным стилем", ставшее весной 2004 г. постоянным мотивом передач Парфенова, переполнили чашу терпения кремлевских чиновников и самого Путина. Последней же каплей стал рекламный ролик выпуска "Намедни" – того самого выпуска, в котором должно было быть и интервью с вдовой чеченского сепаратиста. "Кто такой мистер Путин?" – звучал в ролике вопрос голосом Парфенова. "Никто и ничто!" – отвечал голос Путина (далее, после паузы, шли слова Путина о том, что никто и ничто не сможет чего-то там сотворить нехорошего с Россией).

Этот издевательский ролик в субботу перед последним воскресным "Намедни" каждый час звучал в эфире НТВ.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая