03 Dec 2016 Sat 22:43 - Москва Торонто - 03 Dec 2016 Sat 15:43   


Месть Савонаролы (июль 2000 г.)

Масштабы давления на НТВ заставили журналистов телекомпании вести себя по принципу "на миру и смерть красна". Все критические стрелы "команды Киселева" метили теперь непосредственно в Путина.

15 июля 2000 в программе "Куклы" был показан очередной спектакль по сценарию В. Шендеровича – на этот раз про Джироламо Савонаролу, похожего на президента Путина. Смешная и обидная сатира завершается у Шендеровича прозрачным намеком. Похожие на россиян флорентийцы разочаровываются в том, что борьба похожего на Путина проповедника против пороков и роскоши имущих классов никак не сказалась на их жизни. Разве что дым костров, на которых сжигают баронов, ест глаза, что трудно назвать положительным изменением.

"Сделай хоть чтонибудь!" – кричат Савонароле флорентийцы. А один из них переворачивает песочные часы и говорит: "Время пошло". Савонаролу, как известно, в 1498 г. самого сожгли на костре под радостные клики его недавних сторонников.

16 июля программа была, как обычно, повторена.

19 июля 2000 г. следователи генпрокуратуры Леонид Челенко и Зигмунд Ложис в сопровождении автомобиля с охраной от ФСБ посетили дом хозяина НТВ В. Гусинского в подмосковном поселке Чигасово. Там они провели обыск, официально названный "описью имущества", и наложили на внесенные в опись предметы арест – в рамках уголовного дела о "хищение чужого имущества в крупном размере группой лиц путем обмана и злоупотребления доверием" – имелось в виду приобретение холдингом Гусинского Петербургской компании "Русское видео". Большая часть описанного у Гусинского имущества представляла собой картины и другие произведения искусства, а также мебель и столовое серебро – поскольку деньги и акции В. Гусинский, естественно, дома в сейфе не держал.

Изъятие столового серебра у Гусинского выглядело как прямой ответ "Савонаролы" на брошенный ему "Куклами" вызов – и, возможно, таковым ответом и являлось.


Шестой протокол (июль 2000 г.)

Но был в этой акции и прагматический смысл. Опасаясь нового заключения в СИЗО, В. Гусинский уже на следующий день подписал соглашение с "Газпром-медиа" о передаче за долги в сумму 300 млн долларов всех СМИ, входящих в холдинг "Медиа-Мост". В отличие от мифических "вторжений в частную жизнь" и "хищений путем обмана и злоупотребления доверием", долги Газпрому действительно имели место. В переговорах принимал участие министр печати Михаил Лесин, который, по настоянию Гусинского, подписал "приложение 6" к соглашению, в котором указывалось, что гарантией договоренностей о возмещении долгов медиа-активами является прекращение уголовного дела в отношении Гусинского.

26 июля 2000 г. с имущества медиа-магната был снят арест, а уголовное дело в отношении его было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Журналисты НТВ ожидали разгона со дня на день и считали, что терять им уже более нечего. Даже непонятно, как "Известия" осмелились напечатать краткое интервью Шендеровича, в котором сатирик, сравнивая президента Ельцина с Путиным сказал: "…Прежний хозяин был большой, пьющий и блаженный, а этот маленький, трезвый и злобный. Уж лучше б пил". 10

Столь же безоглядно НТВ комментировал трагедию подводной лодки "Курск", брошенной на произвол судьбы и военно-морским командованием, и президентом лично, даже не прервавшим свой черноморский отдых.

Но Кремль торжествовал победу над "Медиа-Мостом" несколько преждевременно: выехав за рубеж, Гусинский немедленно дезавуировал соглашение с "Газпром-медиа", поскольку оно было подписано под прямым давлением со стороны правоохранительных органов и имеет поэтому не большую юридическую силу, чем обещания, данные рэкетирам под угрозой проглаживания раскаленным утюгом. В качестве доказательства Гусинский предъявил то самое "приложение № 6", или "шестой протокол", подписанный министром печати. Платить долги Гусинский не отказывался. Но не медиа-активами.

Выгораживая президента от соучастия в рэкете, Лесин заявил, что он "не докладывал" президенту о подписании соглашения с Гусинским, хотя и поставил о нем в известность председателя правительства М. Касьянова. 26 сентября 2000 г. президент через своего пресссекретаря политкорректно заявил, что не вмешивается и не намерен вмешиваться в скандал с "Медиа-Мостом", полагая, что стороны должны решать все вопросы в судебном порядке.


Отъем ОРТ у Бориса Березовского (август – декабрь 2000 г.)

В отношении к ситуации вокруг подлодки "Курск" у НТВ оказался неожиданный союзник: подконтрольный Березовскому ОРТ (Первый канал), ранее "мочивший" всех врагов Путина. "Телекилер" Сергей Доренко обрушился на власть в другой стилистике, нежели Шендерович, но с тех же позиций. Первый канал, в отличие от НТВ, смотрит вся страна. Если Шендеровича любит столичная интеллигенция, то Доренко был популярен в народе. Рейтинг Путина впервые дрогнул.

По версии Березовского, первые "серьезные сомнения" в Путине у него появились "в декабре 1999 г., уже после парламентских выборов. Это когда Путин в Чечне не остановился, подойдя к Тереку. […] Но это были еще не серьезные расхождения. […] А вот по семи федеральным округам, по Совету Федерации, а также по праву снимать избранных губернаторов – да. Это уже были непреодолимые разногласия. […] Ключевой точкой, конечно, стала трагедия с подлодкой "Курск". Тогда Первый канал, которым я тогда еще владел, очень жестко комментировал происходившее, показал отчаяние вдов, трусость и лицемерие властей". 11

В августе 2000 г. бывший протеже Березовского, руководитель администрации президента А. Волошин, сказал Березовскому, что если он не расстанется с акциями ОРТ, то "пойдет вслед за Гусинским". 12

Березовский попытался если не уберечь ОРТ от Путина, то хотя бы затянуть процесс. С этой целью была предпринята попытка передать акции ОРТ не государству или его доверенным лицам, а группе творческой интеллигенции, включая ряд журналистов НТВ, в лице новоучрежденного закрытого акционерного общества (ЗАО) "Телетраст". Идея "Телетраста" вряд ли была осуществима – в том числе и из-за того, что без спонсорского финансирования творческая интеллигенция содержать телеканал не смогла бы.

Однако Березовскому действительно удалось несколько отодвинуть сроки перехода ОРТ под контроль чекистского окружения президента. Кроме того, своим "вторым фронтом" он отвлек внимание Кремля от добивания НТВ, которое из-за этого затянулось.

Но в декабре 2000 г. Кремль взял у Березовского "заложника": был арестован близкий друг и соратник медиа-магната Николай Глушков, ранее находившийся по делу о совместных с Березовским финансовых операциях в открытом акционерном обществе (ОАО) "Аэрофлот" под подпиской о невыезде. И в конечном счете, в январе 2001 г. Березовский всетаки был вынужден продать акции ОРТ тому, кого ему назвал Волошин – лояльному к власти Роману Абрамовичу.


Продолжение атаки на НТВ (декабрь 2000 – январь 2001 гг.)

Хотя соглашение о сдаче Газпрому медиаактивов было Гусинским дезавуировано, а уголовные дела фактически лопнули, однако непогашенные обязательства "Медиа-Моста" перед Газпромом по кредитам никуда не делись. Кроме того, к любой коммерческой фирме в России можно легко предъявить претензии по налогам. Поэтому рычаги для борьбы за овладение НТВ в рамках так называемого "спора хозяйствующих субъектов" у Кремля оставались. От несправившихся ФСБ и генпрокуратуры задача покорения НТВ была передана гендиректору холдинга "Газпром-медиа" Альфреду Коху.

Но поскольку этот путь был долгий, для ускорения дела властям приходилось постоянно прибегать к нарушению юридической процедуры, шантажировать Гусинского возобновленным уголовным делом о мошенничестве, а также подключением к борьбе налоговых инстанций.

9 декабря 2000 г. налоговые органы возбудили судебный иск о ликвидации НТВ. Руководитель инспекции Министерства РФ по налоговым сборам по Центральному административному округу г. Москвы, советник налоговой службы 1-го ранга Т. Г. Лужина подала в Арбитражный суд г. Москвы иск "О ликвидации ОАО Телекомпании НТВ, а также ряда других компаний, входящих в "Медиа-Мост". Основанием для иска послужил пункт 4 статьи 99 Гражданского кодекса (ГК), согласно которому, "если по окончании второго и каждого последующего финансового года стоимость чистых активов общества окажется меньше уставного капитала, общество обязано объявить и зарегистрировать в установленном порядке уменьшение своего уставного капитала, а если стоимость указанных активов общества становится меньше определенного законом минимального размера уставного капитала, общество подлежит ликвидации".

До этого момента статья 99 Гражданского кодекса еще ни разу не применялась госорганами для ликвидации какой-либо компании и вообще готовилась к исключению из кодекса. Обычно, если возникали проблемы с несоответствием уставного капитала фирмы и ее "чистых активов", налоговая инспекция на это просто не обращала внимания, либо делала фирме замечание, чтоб она этот формальный недостаток устранила.

Хотя советник налоговой службы 1-го ранга Т. Г. Лужина и утверждала на пресс-конференции, что никакой политической подоплеки в ее иске не было, мало кто ей поверил.

12 декабря 2000 г. В. Гусинский, вновь обвиненный в мошенническом присвоении чужого имущества, был задержан в Испании в связи с просьбой Генеральной прокуратуры РФ о его выдаче (вскоре он был освобожден, а в выдаче его было официально отказано – поскольку российская Генпрокуратура не смогла представить убедительных доводов, что он преследуется как уголовный, а не политический преступник).

Стремясь возбудить против НТВ неприязнь населения, Генпрокуратура стала оглашать для прессы сведения о стоимости квартир тележурналистов, полученных ими в кредит от "Медиа-Моста" (между прочим, не сравнимых со стоимостью квартиры самого генпрокурора В. Устинова, безвозмездно переданной ему в собственность Управлением делами президента, – более 400 тыс. долларов).

Поскольку опыт "взятия заложника" оказался продуктивным (Березовский продал ОРТ в обмен на обещание освободить Н. Глушкова, кстати, не выполненное), взяли "заложника" и у Гусинского: 16 января 2001 г. был арестован бывший начальник финансового управления холдинга "Медиа-Мост" Антон Титов, которого обвинили в мошенничестве в крупных размерах, хищениях и отмывании денежных средств в сообщничестве с Гусинским; начались его регулярные ночные допросы.

В конце января 2001 г. "команда Киселева" предприняла попытку урегулировать свой конфликт с Путиным. По просьбе, высказанной в открытом эфире Светланой Сорокиной, В. Путин принял 29 января в Кремле большую группу журналистов НТВ о главе с Е. Киселевым.

Встреча оказалась безрезультатной: журналисты не проявили признаков раскаяния, а президент заверил их в своей полной непричастности к давлению Газпрома, прокуратуры и ФСБ на "Медиа-Мост". На просьбу освободить А. Титова Путин ответил, что он, как демократ, не хочет прибегать к "телефонному праву".

(Титов так и просидел до декабря 2002 г., когда его наконец судили, дали три года и освободили по амнистии – при этом большая часть обвинений была с него снята).


Конец "Старого" НТВ

Весной 2001 г. ряд журналистов покинул тонущий корабль НТВ. Как вспоминает Виктор Шендерович, "в случае согласия на уход с НТВ долги по журналистским кредитам гасились, а зарплаты, наоборот, прибавлялись". 13

3 апреля "Газпром-медиа" провел собрание акционеров НТВ, которое приняло решение сместить Е. Киселева с постов гендиректора и главного редактора и назначить новое руководство телекомпании во главе с Альфредом Кохом (гендиректор "Газпром-медиа") и американским бизнесменом Борисом Йорданом (гендиректор НТВ). И само собрание акционеров было созвано не вполне законным образом, и его решения были юридически уязвимыми: НТВ являлось одновременно и СМИ и акционерным обществом; смещение Киселева противоречило российскому законодательству о СМИ, хотя и соответствовало закону об акционерных обществах.

В произошедшем Е. Киселев обвинил лично президента: "фирменный стиль Путина – развязать войну и отойти в сторону" (НТВ, 4 апреля 2001 г.).

В журналистском коллективе произошел раскол: некоторые видные журналисты (в частности, Леонид Парфенов, Татьяна Миткова) согласились принять новое руководство, а другие (Е. Киселев, С. Сорокина, В. Шендерович, В. Кара-Мурза, Дмитрий Дибров) отказалась признать переворот законным.

7 апреля 2001 г. Анатолий Чубайс, находясь в Смоленске и отвечая на вопрос журналистов об его отношении к ситуации, сложившейся вокруг телекомпании НТВ и возможной оккупации его Газпромом, заявил, что Газпром "устанавливает свои права собственника – священные и неприкосновенные права". При этом, подчеркнул Чубайс, Газпром действует в рамках закона и "очень корректно", хотя, "имея на руках решение суда, мог действовать гораздо жестче". По его словам, "Альфред Кох действует аккуратно, стремясь не ущемить достоинство людей и уникального коллектива НТВ". В ночь с 13 на 14 апреля 2001 г. оккупация НТВ состоялась: сотрудники охранного предприятия "Инвестсекьюрити", приведенные А. Кохом и Б. Йорданом, захватили телекомпанию вместе с ее "уникальным коллективом".

Побочным результатом победы Кремля над "Медиа-Мостом" стало прекращение выхода газеты "Сегодня". Кроме того, сменилось на лояльное к Кремлю руководство журнала "Итоги" (коллектив старых "Итогов" во главе с Сергеем Пархоменко к концу года создал "Еженедельный журнал").

В июне – июле 2001 г. "Газпром-медиа" получил в счет долгов также контрольный пакет акций радиостанции "Эхо Москвы". Однако менять руководство "Эха" во главе с Алексеем Венедиктовым Газпром не стал, а Венедиктову как будто удалось отстоять независимую редакционную политику.

В 2002 г. руководство НТВ частично сменилось: Кох был отправлен в отставку, а Йордан, оставаясь гендиректором НТВ, стал также и гендиректором "Газпром-медиа".

А. Кох так объяснял журналистке Евгении Альбац, почему именно Б. Йордан: "Йордан – идеальный выбор: правнук белого офицера, бежавшего от большевиков вскоре после революции, православный, американский паспорт в кармане и к тому же не еврей, антисемит – только такого человека чекисты и могли принять в качестве начальника НТВ". 14

"Гауляйтер Кох" (как его называли на митингах в защиту НТВ) был неточен: белым офицером был не прадед, а дед Бориса Йордана, полковник Борис Йордан-старший. 15 А еще полковник Борис Йордан-старший и его сын лейтенант Алексей Йордан, отец Б. Йордана-младшего, были офицерами гитлеровского Вермахта, воевавшими против югославских партизан под командованием группенфюрера СС Нойхгаузена. 16 Сын за отца и деда, конечно, не отвечает, но всетаки и яблоко от яблони не падает далеко.


Дело ТВ-6

Изгнанное с НТВ ядро "команды Е. Киселева" в июне 2001 г. нашло убежище на ранее аполитичном канале ТВ-6, принадлежавшем Московской независимой вещательной корпорации (МНВК), которая все еще оставалась под контролем Бориса Березовского.

Между тем еще до этого Путин начал операцию по отъему у Березовского ТВ-6. В качестве рычага для выталкивания Березовского из медиа-бизнеса продолжал использоваться "заложник" – Н. Глушков, арестованный по делу "Аэрофлота". (Н. Глушкову, несмотря на то что в тюрьме он получил тяжелое заболевание крови и инвалидность первой группы, неоднократно продлевали срок содержания в СИЗО; частично оправдан и освобожден он был только в марте 2004 г.)


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая