04 Dec 2016 Sun 17:16 - Москва Торонто - 04 Dec 2016 Sun 10:16   

Помимо принятия собственно нового закона о выборах, в 2002-2004 гг. в два этапа (сентябрь 2002 г. и май-июнь 2004 г.) было существенно ограничено право на референдум, внесены поправки в закон о СМИ. Кроме того, была изменена ведомственная принадлежность автоматизированной системы ГАС "Выборы".

В сентябре 2002 г. администрация президента голосами "право-путинского" большинства провела через Думу ограничение права на референдум временными рамками: отныне запрещено устраивать референдум за год до и в течение трех месяцев после федеральных выборов – парламентских и президентских. За поправки к "Федеральному конституционному закону о референдуме Российской Федерации" проголосовали не только депутаты от СПС (кроме правозащитника Сергея Ковалева, голосовавшего "против"), но и от "Яблока" (кроме петербургского адвоката Сергея Попова, уклонившегося от участия в голосовании). Принятый Думой 20 сентября 2002 г. и одобренный Советом Федерации 25 сентября закон "О внесении изменения и дополнения в Федеральный конституционный закон о референдуме Российской Федерации" был подписан Путиным 27 сентября 2002 г.

В марте 2003 г. в рамках реформы спецслужб в ведение ФСБ была передана Государственная автоматизированная система ГАС "Выборы". До 11 марта 2003 г. система ГАС "Выборы" находилась в ведении Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ), отныне упраздненной. В ФСБ справедливо рассудили, что проще контролировать один центральный компьютер, чем многочисленные избирательные комиссии на местах.

В июне 2003 г. были приняты президентские поправки к закону о СМИ, которые ввели ранее отсутствовавший механизм наказания СМИ за нарушения закона о выборах. Правда, уже в разгар думской избирательной кампании осенью 2003 г., вердиктом Конституционного суда, вынесенным по запросу ряда журналистов и депутатов, было предписано более мягкое толкование закона. КС признал неоправданными такую интерпретацию закона о СМИ, которая фактически запрещала на период избирательных кампаний информирование и политическую аналитику, не оплаченную из избирательных фондов участников выборов. Однако это решение КС всего лишь дало журналистам некоторую возможность бороться с наиболее наглыми перегибами (в смысле: жаловаться по инстанциям, ссылаясь в качестве довода на КС), а собственно право толковать, какую информацию и аналитику следует считать агитацией, а какую не следует считать, и после этого все равно осталось за избиркомами.

19 мая 2004 г. президент внес в Думу поправки к законодательству о проведении референдумов, которые были приняты Думой 11 июня сразу во втором и третьем чтениях (СФ одобрил поправки 23 июня, президент подписал закон о поправках 28 июня 2004 г.). Закон существенно затрудняет процесс инициирования референдума. В частности, вместо одной инициативной группы теперь необходимо создать в разных субъектах федерации как минимум 45 групп численностью не менее 100 человек каждая. Срок сбора двух миллионов подписей в поддержку инициативы сокращен с трех месяцев до двух.

В августе 2004 г. Центризбиркомом предложил новый пакет поправок в избирательное законодательство, имеющих своей целью увеличить зависимость процесса и итогов голосований от "министерства выборов". Наиболее радикальная реформа, предложенная ведомством Вешнякова, – это увеличение "пропорциональной составляющей" на выборах депутатов Госдумы вплоть до избрания всех депутатов по пропорциональной системе. Для расширения возможностей снимать кандидатов с выборов ЦИК предлагает уменьшить допустимый процент недостоверных и недействительных подписей, собираемых в поддержку кандидата, с 25% до 5%. 13 сентября 2004 г. президент Путин под предлогом борьбы с терроризмом поддержал идею выборов в Госдуму только по партийным спискам и объявил о предстоящей отмене прямых выборов глав субъектов Федерации. Губернаторы должны были теперь назначаться президентом с последующим утверждением в местных законодательных собраниях.

Новый курс Путина, очевидным образом нарушающий действующую конституцию России, вызвал критику как в России, так и за рубежом. В частности, группа более чем из ста зарубежных ученых и политиков направила открытое письмо лидерам Европейского Союза и НАТО, в котором российского президента обвиняли в отказе от демократических ценностей и в диктаторских амбициях. На Западе политический курс Путина расценивали как угрозу российской демократии и экономике страны и говорили о переходе России к общественно-политической модели, характерной для латиноамериканских стран.


Выборы в Курултай Башкирии

Выборы в Государственное собрание (Курултай) Республики Башкортостан были проведены 16 марта 2003 г., т. е. уже по новому закону "Об основных гарантиях избирательных прав". Новый закон не только не помешал отказам в регистрации оппозиционным кандидатам, но, напротив, оказался удобным оружием в руках рахимовского избиркома.

Холуйски лояльное режиму "башкирбаши" республиканское отделение партии СПС сумело зарегистрировать всех пятнадцать своих выдвиженцев. Оппозиционное М. Рахимову республиканское отделение КПРФ провело через избирком только около тридцати своих кандидатов – из выдвинутых им сорока четырех. Башкирские "яблочники", также находящиеся в оппозиции, сумели вывести на финишную прямую шесть из восьми выдвинутых кандидатов. Но особенный прессинг испытали кандидаты от Татарского общественного центра (ТОЦ) – татар в Башкирии реально больше, чем башкир, но Рахимов проводит политику обашкиривания татар, против чего пытаются бороться татарские национал-демократы и националисты, объединившиеся в рамках ТОЦ.

В частности, избирком отказал в регистрации активистам ТОЦ Башкортостана Загиру Хакимову и Марату Рамазанову, признав все сто процентов(!) подписей в их поддержку недействительными. Суд в Уфе, рассмотрев иски Хакимова и Рамазанова, вынес издевательский вердикт: признал большую часть подписей подлинными, но решил, что для регистрации каждому из этих кандидатов не хватает… по одной подписи.

Применялись и иные методы: один из оппозиционных кандидатов был вынужден отказаться от участия в выборах, так как его дочь вдруг оказалась под угрозой увольнения с работы. 15

По итогам выборов, из 120-ти мест в Курултае 91 получили выдвиженцы башкирского отделения партии "Единая Россия", плотно контролируемого администрацией Рахимова. Ни один из заметных деятелей оппозиции (татарской, русской, коммунистической, "яблочной") не прошел.


Выборы мэра Новороссийска

Выборы мэра Новороссийска 23 марта 2003 г. проводились также по новому избирательному закону.

Прежний мэр города Валерий Прохоренко не сработался с губернатором Краснодарского края Александром Ткачевым и был вынужден уйти в отставку. Вместо него по представлению А. Ткачева городская Дума Новороссийска 27 ноября 2002 г. утвердила временно исполняющим обязанности мэра Владимира Синяговского.

20 февраля 2003 г. новороссийский избирком рассмотрел документы на регистрацию шести кандидатов. Зарегистрирован были только трое: и. о. мэра В. Синяговский и два "спарринг-кандидата" – некие жители станицы Казанской Иван Нудной и Петр Каширин, более подробные сведения о которых зампредседателя избиркома даже объявил "конфиденциальной информацией".

Основной конкурент Синяговского – депутат Госдумы Сергей Шишкарев (тогда – Народная партия, позже – блок "Родина") получил отказ в регистрации. Отказы получили также бывший глава компании Черномортранснефть Александр Жиров и пенсионер Игорь Заиченко. По версии избиркома, печати на ряде подписных листов С. Шишкарева были слишком бледными, пришлось их проверить, и эксперты краевого ГУВД признали оттиски несоответствующими. Кроме того, оказались не по форме заполненными финансовые документы Шишкарева.

"Какой смысл мне было подделывать печати, если подписи подлинные? – возмущался С. Шишкарев (между прочим, голосовавший, как и вся его фракция, в свое время в Думе за новый избирательный закон). – А что касается платежных поручений, в распечатках которых отсутствуют некоторые данные… есть оригиналы первичных банковских документов, где указана вся необходимая информация". 16 Однако избирком не внял этим аргументам.

Все три отвергнутых кандидата попытались зарегистрироваться на основании денежного залога. Однако избирком счел "несоответствующим требованиям закона оформление документов о переводе денежных средств в избирательные фонды кандидатов Шишкарева, Жирова и Заиченко" и на основании этого признал не имеющим силы внесенный каждым кандидатом залог.

Парадокс был еще в том, что ни один из зарегистрированных кандидатов (включая и. о. мэра) не являлся даже жителем города, тогда как все искусственно отстраненные претенденты были новороссийцами.

В итоге мэром был избран ставленник губернатора А. Ткачева В. Синяговский.


Выборы законодательного собрания Ростовской области

30 марта 2003 г. проводились выборы в Законодательное собрание Ростовской области. По мнению одного из чиновников полпредства в Южном федеральном округе, высказанному газете "Время новостей", существовала опасность, что коммунистам "вполне по силам" завоевать большинство в областном парламенте, поскольку население крайне недовольно 50-процентным ростом энерготарифов. Областное отделение КПРФ выдвинуло кандидатов в 33-х округах из 45-ти. 17

Однако областной избирком отказал в регистрации в общей сложности 30-ти кандидатам, в том числе 12-ти официальным выдвиженцам КПРФ. По версии облизбиркома, более четверти подписей, собранных в поддержку выдвижения кандидатов от КПРФ, якобы оказались недостоверными. 18

В итоге 40 из 45-ти мест в ЗС Ростовской области достались безусловным сторонникам губернатора Владимира Чуба (в основном чиновникам и бизнесменам – членам "Единой России" и беспартийным). Были избраны также четыре выдвиженца партий, в целом лояльных губернатору В. Чубу (один аграрий, два "яблочника" и один член СПС) и только один более или менее оппозиционный (коммунист).


Выборы мэра Норильска

Несовершенство нового закона (или, наоборот, совершенство его как инструмента административного ресурса) особенно подтвердили сорванные весной 2003 г. выборы мэра Норильска. Досрочные выборы главы городской администрации были назначены в связи с тем, что 26 января 2003 г. мэр Олег Бударгин был избран губернатором Таймырского автономного округа (вместо Александра Хлопонина, ставшего губернатором Красноярского края).

В первом туре норильских выборов 20 апреля 2003 г. лидировали оппозиционный профсоюзный лидер Валерий Мельников (46,95%) и поддерживаемый администрацией Красноярского края (т. е. А. Хлопониным) выдвиженец комбината "Норникель" Сергей Шмаков (31,7%).

23 апреля 2003 г. в Норильский городской суд поступило заявление городской избирательной комиссии с требованием аннулировать регистрацию В. Мельникова. Основываясь на данных прокуратуры, избирком обвинил Мельникова в получении незаконной материальной поддержки на сумму 1,6 млн руб. путем занижения цены на изготовленные 60.000 рекламных буклетов: официальная цена была заявлена 30 руб. за экземпляр, а в действительности было заплачено по 2 руб. 30 коп.

28 апреля 2003 г. суд удовлетворил иск избиркома и лишил регистрации победителя первого тура выборов. В. Мельников обвинил суд в том, что его решение было "принято под влиянием Норникеля и заранее предопределенным". 19

В соответствии с решением суда, избирком включил в бюллетени второго тура выборов, назначенного на 4 мая 2003 г., С. Шмакова и третьего по числу полученных голосов (2,8%) кандидата Леонида Фраймана.

В. Мельников высказал надежду, что 4 мая большинство проголосует против всех.

Поскольку такой исход выборов был действительно наиболее вероятен, С. Шмаков в тот же день объявил о намерении снять свою кандидатуру, объяснив свой поступок благородными побуждениями ("быть назначенцем, поставленным без учета демократического волеизъявления норильчан, считаю себя не вправе"). Таким образом кандидат Норникеля "изящно вышел из борьбы, не закрыв для себя участие в новых выборах". 20

До абсурдных выборов между 3-м и 4-м кандидатами, набравших соответственно менее 3% (Л. Фрайман) и около 1% (Александр Глисман) дело не дошло, поскольку они оба также сняли свои кандидатуры. Новые выборы были назначены на осень, а и. о. главы городской администрации в течение этого периода были сначала один, потом другой назначенец А. Хлопонина.

Осенью 2003 г. вместо не оправдавшего надежд С. Шмакова администрация края и Норникеля (практически неразличимые со времени избрания Хлопонина губернатором) двинули на выборы популярного в городе Джонсона Хагажеева, бывшего советского гендиректора Норильского комбината, а ныне – первого заместителя гендиректора ОАО "Норникель". Тем не менее, 26 октября 2003 г. В. Мельников был избран в первом же туре, получив 53,3% голосов (Хагажеев – 32,93%).

Однако вплоть до апреля 2004 г. В. Мельников никак не мог вступить в свои обязанности, которые продолжал исполнять назначенный и. о. мэра Лев Кузнецов, ранее рекомендованный губернатором А. Хлопониным и единогласно утвержденный городским советом. По жалобе в Норильский городской избирком двух кандидатов-аутсайдеров (Арсена Борисовца и Валерия Глазкова) В. Мельникову было выдвинуто обвинение в расходовании 144 тыс. 664 руб. 47 коп., помимо избирательного фонда. Избирком признал обвинения справедливыми и, опираясь на то, что эта сумма составляет более 10% от максимального размера фонда, возбудил судебный иск о признании недействительными результатов выборов мэра 26 октября 2003 г.

Кроме того, избирком заявил (формально – совершенно справедливо) о невозможности совмещения должностей мэра и депутата регионального парламента. Заявление об отказе от мандата депутата Законодательного собрания Красноярского края Мельников подал сразу же после своего избрания мэром, однако 11 ноября 2003 г. при голосовании в краевом законодательном собрании не хватило трех голосов, чтобы снять с него депутатские полномочия. Вторично Законодательное собрание Красноярского края, желая угодить губернатору Хлопонину, отказало Мельникову в удовлетворении его просьбы об отказе от мандата регионального парламентария 25 ноября 2003 г.

Только в марте 2004 г. В. Мельникову удалось освободиться от злосчастного мандата, а 7 апреля 2004 г. наконец и Норильский городской суд отклонил иск избиркома о признании недействительными результатов октябрьских выборов.


Выборы мэра Ноябрьска

В мае 2003 г. стартовал долгоиграющий скандал с выборами мэра города Ноябрьска в Ханты-Мансийском автономном округе.

Действующий мэр Юрий Линк пользовался поддержкой губернатора автономного округа Юрия Неелова ("Единая Россия"). На выборах главы горадминистрации 4 мая 2003 г. Ю. Линк опередил своего основного соперника, председателя совета директоров АО "Ноябрьскэлектросетьстрой" Анатолия Кудряшова всего лишь на пару сотен голосов, на 0,9% – благодаря тому, что на нескольких избирательных участках, где лидировал Кудряшов, результаты были аннулированы городским избиркомом.

Сторонники А. Кудряшова обвинили горизбирком в фальсификации. Городская радиостанция, которая повторила эти обвинения, была захвачена ОМОНом без предписания прокурора, а мирная демонстрация в защиту радиостанции разогнана слезоточивым газом. 6 мая 2003 г. А. Кудряшов подал на избирком судебный иск, к которому присоединились и другие проигравшие кандидаты.

30 мая 2003 г. суд признал правоту горизбиркома, 9 июня это решение вступило в законную силу. 11 июня состоялась инаугурация Ю. Линка, но уже в июле он получил и принял от губернатора Неелова приглашение на пост его заместителя. И. о. главы городской администрации стал заместитель Линка Николай Коробков. Повторные выборы были назначены на 1 февраля 2004 г.

Кандидатом партии власти стал Н. Коробков. А. Кудряшов вновь выдвинул свою кандидатуру на пост мэра, но ему и еще восьми(!) выдвиженцам было отказано в регистрации.

Предлогом для отказа в регистрации А. Кудряшова было избрано неполное декларирование им своего годового дохода: указав 1 млн рублей заработной платы, он не включил в свою декларацию 23 тысяч рублей пенсии. Даже по новому вешняковскому закону это "нарушение" горизбирком мог покарать только обнародованием факта в СМИ. Поэтому за пару дней до выборов ЦИК в Москве 10-ю голосами против 3-х и одном воздержавшемся признал отказ Кудряшову в регистрации неправомерным.

И всетаки власти одержали победу: Кудряшов сам снял свою кандидатуру "в связи с болезнью", а 1 февраля 2004 г. при официальной явке 40,99%, мэром был избран Н. Коробков, получивший 67,01%. Позиция "против всех" набрала 20,04%.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая