09 Dec 2016 Fri 12:39 - Москва Торонто - 09 Dec 2016 Fri 05:39   

– Только тот, кто умеет с ним обращаться.

– Предположим, что убийца, купивший отравляющее вещество, прошел подробный инструктаж.

– Нельзя постороннего человека обучить провести столь сложную операцию без риска во время закладки яда отравиться самому".

Все это привело корреспондента к выводу, который напрашивался сам собой: "Если яд мог заложить только специалист, работавший в лаборатории с отравляющими веществами, то, какие мотивы должны были заставить научного сотрудника пойти на столь рискованный шаг? […] Сложность проведенной операции говорит о том, что сделать это могли только хорошо подготовленные люди, для которых охрана не препятствие и которые в состоянии привлечь к операции сотрудника секретной лаборатории. Такими возможностями обладают только спецслужбы. Косвенно это подтверждается и тем, что вот уже почти десять лет следствие не может раскрыть преступление. А ведь яд, использованный для убийства Кивилиди, эксклюзивный. При желании без особого труда вычисляются лаборатории, где он производится, и люди, имеющие к нему доступ".


Полоний и таллий (как побочный продукт полония)

Полоний открыла Мария Кюри. Российская подданная Мария Склодовская (Кюри) родилась в 1867 г. в Польше, входившей тогда в Российскую империю, и стала единственной женщиной, дважды получившей Нобелевскую премию за исследования в области радиоактивности. Первой из этих премий она была удостоена вместе с мужем Пьером Кюри, который погиб, сбитый фиакром. Мария пережила мужа на 28 лет и умерла от лучевой болезни. Одна из двух дочерей Марии и Пьера Кюри – Ирен – пошла по стопам матери и вместе с мужем Фредериком Жолио также получила Нобелевскую премию за исследования радиоактивности. Ирен и Пьер умерли от последствий лучевой болезни. Ирен – в возрасте 59 лет, Фредерик – в возрасте 58 лет.

Марией и Пьером Кюри были открыты элементы радий и полоний. Полоний как раз и был назван в честь родины Марии Кюри – латинским названием Польши.

Таллий (от латинского Тhallium) – серебристо-белый металл с сероватым оттенком, мягкий и легкоплавкий. Он был открыт в 1861 г. в Англии сэром Уильямом Круксом. Упоминание о чрезвычайно токсичном химическом элементе таллии как об "орудии убийства" встречается и в детективных историях, и в истории современной. Таллий не имеет вкуса и запаха, чем пользуются преступники, – этот яд совершенно невозможно распознать. Отравление таллием тем более опасно, что проявляющиеся признаки отравления напоминают воспалительные процессы, с которыми человечество научилось бороться. Действие яда маскируется под грипп или бронхопневмонию. Назначаемые обычно в таких случаях антибиотики не оказывают лечебного действия, и болезнь продолжает развиваться. Таллий – яд замедленного действия. Он убивает изнутри, медленно и неотвратимо. Все зависит только от дозы. Единственным известным антидотом против таллия является так называемая "прусская синька".

Для понимания технологии убийств через отравления очень важно отметить, что радиоактивные яды типа полония-210, которым был отравлен Александр Литвиненко в Лондоне в ноябре 2006 г., при полураспаде как побочный продукт дают таллий. Именно на него часто указывают эксперты, сталкивающиеся с современными отравлениями. Однако вопрос о том, отравлена ли жертва таллием или более изысканным ядом, типа полоний-210, оставался незаданным, так как о существовании такого яда известно не было. В российских условиях ответить на этот вопрос могла только ФСБ, контролирующая соответствующие секретные лаборатории, использующая эти яды и не заинтересованная в разглашении информации. А за пределами России до ноября 2006 г. подозрений об использовании в качестве отравляющих веществ радиоактивных ядов не возникало, да и мобильной аппаратуры, позволяющей на местах определить присутствие подобных ядов в организме отравленного, не было.


Смерть чиновника -Анатолия Собчака

17 февраля 2000 г. Анатолий Собчак в качестве доверенного лица кандидата в президенты Владимира Путина прибыл в Калининградскую область для встречи с губернатором области Леонидом Горбенко. К тому времени все уголовные дела в отношении Собчака были закрыты, возбуждавшие их следователи и прокуроры были смещены со своих постов, а сердечная болезнь Собчака, обострившаяся из-за прошлых неприятностей, давно уже не давала о себе знать. В Калининграде Собчаку был устроен прием, во время которого Собчак выпил совсем немного, вернулся в свой гостиничный номер и умер. Произошло это в ночь с 19 на 20 февраля 2000 г. в Светлогорске.

Причиной смерти назвали сердечную недостаточность. Однако уже тогда стали распространяться неизвестно кем распускаемые слухи о том, что в гостиничном номере Собчака в момент его смерти были еще два человека и что он умер от несовместимости принимаемых им лекарств и алкоголя. Между строк догадливый читатель должен был увидеть закодированный авторами текст о том, что Собчак принимал виагру и умер в компании двух "девушек по вызову".

С присущим для российского журнализма цинизмом одна из газет так описала произошедшую с Собчаком трагедию:

"В Калининград Собчак приехал не как опальный и преследуемый уголовник и один из крестных отцов российской мафии, а как наставник, учитель и доверенное лицо действующего президента страны. Собчак въехал в Калининград как победитель на "белом коне", как человек, находящийся снова на взлете своей политической карьеры. К этому времени все уголовные дела Собчака уже были закрыты не без участия того же Путина, а сами "преследователи" были смещены со своих постов, все до единого, от генерального прокурора России до рядовых следователей. Благодаря любимому ученику-президенту Собчак выиграл в суде все свои иски к СМИ, которые в разное время "осмеливались" публиковать нелицеприятную информацию о Собчаке. На всем протяжении своего визита в Калининградскую область Собчака не покидало великолепное самочувствие и не сходила улыбка с лица. В этих условиях заработать инфаркт можно было разве что от радости".

Иными словами, ни сторонники Собчака, ни противники не верили в его естественную смерть. Медицинское заключение прессы было однозначно – Собчака убили:

"Сегодня в диверсионной деятельности спецслужб используются в основном препараты, маскирующие свои действия под ненасильственные причины смерти: инфаркт, инсульт и т. д. Многие эти яды убивают спустя несколько дней после применения, уже после того, как само химическое вещество было выведено из организма. Такой яд химической экспертизой обнаружить крайне затруднительно или вообще невозможно. Из таких "маскировочных" ядов в российских спецслужбах наиболее популярны "фторацетаты" – производные фторуксусной кислоты. Это твердые, растворимые в воде вещества или летучие жидкости без вкуса, цвета и запаха. Смертельная доза составляет 60-80 миллиграммов. Отравленный фторацетатами человек лечению уже не поддается и умирает через несколько суток от остановки сердца".

"Единственным человеком жизненно заинтересованным в смерти Собчака является Владимир Путин, – писала другая газета. – Слишком многое поставлено на карту, слишком многому в планах Путина могло бы помешать просто физическое существование Собчака. Ни для кого не секрет, что именно Путин сделал все для того, чтобы Собчак смог вернуться в Россию после своего панического бегства за границу в результате начала расследования его уголовной деятельности на посту мэра Петербурга. […] Необходимо понимать, что все это время, вплоть до смерти Собчака, над Путиным дамокловым мечом висела угроза возобновления расследования уголовной деятельности Собчака […] что неминуемо привело бы и самого Путина на скамью подсудимых. Смерть Собчака естественно меняет эту ситуацию коренным образом. Но самое главное заключается в том, что, прикрыв все уголовные дела против Собчака и добившись его возвращения в Россию и в большую политику, Путин сам себя загнал в замкнутый круг. С одной стороны, он не может не содействовать воплощению в жизнь политических амбиций любимого учителя. В то же время для избирательной платформы Путина явная поддержка Собчака равнозначна, например, назначению Березовского премьер-министром. […] Собчак был здоровым человеком. Его смерть является актом политического убийства с целью предотвратить негативное влияние имиджа Собчака на избирательную кампанию его ученика Владимира Путина. Нет никаких сомнений в том, что убийцей Собчака является его ученик-отравитель Владимир Путин".

Сам Путин сделал многое для того, чтобы укрепить общественное мнение России в мысли, что Собчака действительно отравили. Так, в начале 2000 г., незадолго до смерти Собчака, Путин в интервью сообщил, что преследование Собчака было инициировано Александром Коржаковым и Олегом Сосковцом и что против бывшего мэра "играли очень грязно". В день своего приезда в Санкт-Петербург на похороны Собчака Путин заявил в интервью радио "Балтика", что "уход Собчака – не просто смерть, а гибель и результат травли". В русском языке "травля" имеет двойное значение – гонение или отравление. Что именно имел в виду Путин, остается только догадываться.

Вскрытие тела Собчака в Калининграде по прямому указанию Путина сопровождалось беспрецедентными мерами безопасности. Все доступы к моргу отделения судебно-медицинской экспертизы травматологической больницы, где в обстановке чрезвычайной секретности производилась аутопсия, были перекрыты специальным отрядом милиции. В аэропорту "Храброво", откуда в тот же день вылетел в Санкт-Петербург специальный "траурный" самолет, тоже дежурили сотрудники милиции, ГИБДД и службы безопасности компании "Калининградавиа". Тело Собчака вывезли в Санкт-Петербург и 24 февраля 2000 г. спешно похоронили в Санкт-Петербурге без повторного осмотра тела авторитетными специалистами страны, как того следовало бы ожидать в подобном государственно важном случае. На этом фоне сообщение руководителя пресс-службы ФСО Сергея Девятого о том, что во время похорон Собчака в Санкт-Петербурге было предотвращено покушение на президента Путина, осталось незамеченным и неуслышанным.


Отравление Юрия Щекочихина

3 июля 2003 г., после нескольких дней мучений, умер Юрий Щекочихин – депутат Государственной думы от партии "Яблоко", заместитель председателя думского Комитета по безопасности, член думской комиссии по борьбе с коррупцией, журналист, заместитель главного редактора "Новой газеты". В июле 2001 г. именно ему в Загребе Юрий Фельштинский передал для публикации в газете рукопись книги "ФСБ взрывает Россию". В августе 2001 г. несколько глав книги были опубликованы спецвыпуском "Новой газеты". Именно Щекочихин явился инициатором попытки организации думского расследования преступлений ФСБ, описанных в этой книге.

Щекочихин почувствовал недомогание 16 июня 2003 г. В этот день он находился в командировке в Рязани на открытии антикоррупционной комиссии, принимал участие в пресс-конференции. 18-го ему стало хуже. А 19-го и 20-го числа начала сходить кожа, как после сильного ожога. 21 июня он в тяжелейшем состоянии был доставлен в Центральную клиническую больницу (ЦКБ) Москвы. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы непосредственной причиной смерти Щекочихина явилась тяжелая общая интоксикация – синдром Лайелла (или острый эпидермальный некролиз) – острая токсико-аллергическая реакция, которая, как правило, развивается по типу лекарственного осложнения. Синдром Лайелла – патология достаточно редкая: один случай на миллион населения. Признаки системной токсико-аллергической реакции у Щекочихина были очевидны. В ЦКБ он поступил с высокой температурой, поражением слизистых, кожного покрова, нарушениями почечной функции, нарастающей дыхательной недостаточностью, в связи с чем в дальнейшем был переведен на искусственное дыхание. Не исключалось, что столь "редкая форма аллергии" была вызвана "неизвестным агентом", т. е. ядом неизвестной природы. Как мог попасть яд ("неизвестный агент") в организм жертвы, осталось невыясненным, так как анализы не брались, материалы экспертизы обнародованы не были. Наоборот, результаты вскрытия и история болезни Щекочихина были засекречены по предлогом "врачебной тайны", в том числе они были скрыты и от семьи журналиста. Родственники Щекочихина так и не получили акта вскрытия. В возбуждении уголовного дела по факту вероятного убийства Щекочихина было отказано, хотя уже 3 июля 2003 г. председатель комитета Госдумы по безопасности Александр Гуров обратился в генпрокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело по факту смерти Юрия Щекочихина.

Щекочихин умер накануне запланированной поездки в США, где он собирался рассказать американской общественности, конгрессменам и сенаторам о расследовании им крупных коррупционных дел. Среди этих дел одним из основных было дело фирмы "Три кита", прикрываемой высокопоставленными сотрудниками генпрокуратуры и ФСБ. Чем же был опасен для ФСБ Щекочихин? Приведем отрывок из его предсмертного интервью:

"Мне приходится работать на два фронта – в качестве депутата Государственной думы, зампреда Комитета по безопасности, цели которого – борьба с терроризмом и транснациональная преступность, и еще в Комиссии по борьбе с коррупцией Государственной думы и в "Новой газете", которая тоже занимает сильные позиции по борьбе с коррупцией. Правда, я слово "борьба" не люблю, это больше анализ ситуации, того, что происходит сегодня. Много лет назад мы […] дали определение мафии: "Лев прыгнул". А в этом году в январе мы дали другую оценку: "Лев прыгнул уже в погонах". По сравнению с тем, что сегодня происходит в наших спецслужбах, в прокуратуре, – все бандиты просто "тимуровцы". Сегодня именно эти люди, которые нужны, чтобы бороться с преступностью и коррупцией, сами подняли флаг коррупции и преступности. Это не обошло ФСБ, чего ранее никогда не было, теперь постоянно – крыши, которые они обеспечивают, огромные деньги, которые они получают, и контроль за портами и банками, который осуществляется ФСБ. Я уж не говорю о милиции. […] Надо менять всю систему и установки. Я уж не говорю о том, что милиционеров слишком много. Вот только в Москве примерно 110 тысяч милиционеров, а в Лондоне – около 40 тысяч, хотя в Лондоне чувствуешь себя безопасней".

Щекочихин боролся прежде всего с коррупцией государственного уровня, и больше всего его ненавидели представители государственной власти. Среди тех, у кого были основания считать Щекочихина своим врагом, были заместитель генерального прокурора Юрий Бирюков и тогдашний заместитель директора ФСБ Юрий Заостровцев, да и сами генпрокурор (Владимир Устинов) и директор ФСБ (Николай Патрушев) вряд ли были довольны журналистскими расследованиями Щекочихина. Сергей Соколов, заместитель главного редактора "Новой газеты", так описывал деятельность Щекочихина в последние недели и месяцы:

"В последнее время Юрий Щекочихин усиленно занимался делом "Трех китов". Кроме того, он активно готовил материалы, связанные с чеченской проблемой, с поиском мира и вообще всей этой тематикой. Он ездил в Чечню в составе комиссии Госдумы. Это было непосредственно перед поездкой в Рязань. И естественно, он готовил фрагмент очередного заседания думской Комиссии по коррупции. Это опять-таки связано с "Тремя китами" и вытекающими из этого моментами, связанными с Генпрокуратурой"[64].

Но поскольку именно генпрокуратура и ФСБ принимали решение о том, возбуждать ли следствие по факту смерти Щекочихина, расследованию даже не суждено было начаться, поскольку в нем не были заинтересованы именно генпрокуратура и ФСБ, ответственные, скорее всего, за организацию отравления Щекочихина.


Попытки отравлений Анны Политковской и Наны Лежава

Анна Политковская умирала несколько раз. В начале сентября 2004 г. была предпринята первая известная попытка отравления журналистки в самолете, летевшем в Северную Осетию. Политковская намеревалась освещать захват чеченскими террористами 1 сентября 2004 г. школы в Беслане. Предполагалось, что Политковская, пользовавшаяся всемерным уважением чеченцев, сможет принять участие в переговорах с террористами и добиться освобождения заложников. Политковская намеревалась также попробовать связаться с непризнанным Москвою президентом самопровозглашенной чеченской республики Асланом Масхадовым и попросить его, рискуя жизнью, прибыть в Беслан для переговоров с террористами, что могло привести к снятию террористами осады школы.

Именно поэтому спецслужбам России важно было любой ценой предотвратить прилет Политковской в Северную Осетию, поскольку в этом случае ликвидаторами кризиса и спасателями детей стали бы не российские спецслужбы, а журналистка Политковская и непризнанный Москвой президент Масхадов. На борту самолета Политковская, предусмотрительно отказывавшая есть, попросила у стюардессы стаканчик чая. Затем она потеряла сознание, впала в кому и очнулась уже в больнице. Политковская выжила, но на переговоры с террористами в Беслане опоздала, так как провела те трагические дни в реанимации.

В отличие от Анны Политковской журналистка грузинского независимого телевизионного канала "Рустави-2" Нана Лежава смогла прибыть в Беслан и передать оттуда несколько остросюжетных репортажей о захвате террористами школы. 3 сентября она была задержана вместе с оператором Леваном Тетвадзе после передачи в эфир сообщения о том, что первый взрыв в здании школы произошел с внешней стороны спортзала. Из этого следовало, что огонь первыми открыли не террористы, как утверждали российские власти, а спецслужбы, взрывавшие стену для проникновения в здание школы. Во время пятидневного пребывания в следственном изоляторе ФСБ Лежава неоднократно допрашивалась. В какой-то момент ей предложили кофе. Она выпила его и потеряла сознание. Впоследствии в организме Лежавы был выявлен опасный для жизни токсин. Отравляющий препарат был из разряда тяжелых психотропных веществ, вызывающих диффузные изменения в головном мозге и действительно повлекший его повреждения.


Отравление Романа Цепова и арест Владимира Барсукова-Кумарина

В жизни Романа Цепова не все сложилось гладко. Еще в 1994 г. конкуренты и противники сумели привлечь Цепова к уголовной ответственности за незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия. Трудно себе представить, что руководитель охранного отделения не имел права на ношение огнестрельного оружия. Тем не менее Цепов был арестован. Правда, он и из ареста извлек выгоду: "Когда я сидел в следственном изоляторе, в соседней камере держали питерского авторитета Малышева. Он попросил: "Выйдешь – поохраняй мою семью". И я охранял, потому что мне за это платили деньги. И многие авторитеты, не буду называть их имен, сегодня тоже под охраной моих людей". Так были налажены деловые отношения между ЧОПом Цепова и крупнейшими мафиозными структурами Санкт-Петербурга.

В марте 1998 г. против Цепова снова возбудили уголовное дело. Во время следствия выяснилось, что Цепов одновременно является агентом или сотрудником сразу нескольких силовых ведомств: ФСБ, МВД и СВР; что он имеет пять документов прикрытия.

В 1999 г., не дожидаясь результатов расследования, Цепов по загранпаспорту и автомобильным правам, оформленным на чужую фамилию, уехал в Чехию, но вскоре вернулся и продолжал заниматься своими делами, контролируя (редко возглавляя формально) ряд легальных коммерческих структур и теневых "бизнесов"; собирая охранную дань, распределяя и перераспределяя эти деньги.

Сфера его деятельности постепенно расширялась – охранный и фармацевтический бизнесы, порты, туризм, перевозки, страхования и даже СМИ. Уже после переезда Путина в Москву и занятия Путиным должности президента Цепов поддерживал тесные контакты со многими силовиками – от министра внутренних дел Рашида Нургалиева до начальника теперь уже президентской охраны Владимира Золотова. Кроме этого Цепов лоббировал назначения офицеров МВД и ФСБ; был вхож к замглаве президентской администрации Игорю Сечину и даже к Владимиру Путину.

24 сентября 2004 г. Цепов скончался. В отличие от случая Щекочихина, диагноз был поставлен немедленно: отравление радиоактивным ядом. Врачи констатировали поражение спинного мозга, сопровождавшееся симптомами ярко выраженной лучевой болезни.

Цепов почувствовал недомогание 11 сентября. В этот день утром он завтракал у себя на даче, затем отправился на Литейный проспект, дом 4, в здание УФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Там он пил чай. Потом поехал в Главное управление внутренних дел (ГУВД), где встречался с начальником одного из подразделений и ел мороженое. В 4 часа дня ему стало плохо. Но врачи не могли установить точный диагноз. Симптомы напоминали сильное пищевое отравление. В тяжелом состоянии он был доставлен в одну из частных клиник Санкт-Петербурга. За два дня до смерти он был переведен в Центр передовых медицинских технологий (бывшая больница им. Свердлова). Планировался срочный вывоз Цепова на лечение в Германию. Но болезнь развивалась слишком стремительно, вывезти в Германию Цепова не успели.

Данные предварительной экспертизы показали, что в крови содержалось большое количество лекарственного препарата, используемого при химиотерапии больных раком крови (лейкемией). Но умерший не страдал онкологическими заболеваниями. По версии медиков, смертельная доза препарата в виде раствора или измельченных таблеток могла быть введена в пищу. Эксперты расходились во мнениях: радиоактивные изотопы, неизвестный яд, соли тяжелых металлов.

Многие годы наблюдал Цепова его лечащий врач, заведующий отделением 32-й больницы Петр Перумов. Предоставим ему слово, так как впервые об отравлении пациента нам рассказывает наблюдавший жертву отравления врач:

"Все началось субботним сентябрьским днем. Звонит его жена: Петр Ашотович, Роману плохо. Отравился. Какие симптомы? Рвота и понос. Я хоть и был за 300 километров от города, позвонил на работу и послал к нему домой бригаду. Я еще по Афганистану знаю, что это сочетание очень опасно – если это не остановить, наступает обезвоживание и обессоливание организма, человек быстро теряет силы… Задача – налить его. Дать жидкости и провести дезинтоксикацию. Единственное, что меня смутило сразу, не было температуры. Обычная токсикоинфекция сопровождается резким повышением температуры тела.

Всю ночь с субботы на воскресенье у него работала бригада реаниматологов, самочувствие немного улучшилось, но симптомы остались. Я приехал в воскресенье и убедил его лечь в больницу. Состояние было плохое. Рвоты уже не было, понос стал реже. Но главное – никаких признаков инфекции не было. Это было отравление без отравления.

Я пригласил крупного специалиста в этой области из Боткинской больницы. Мы делали бактериологические исследования и параллельно его лечили. Что нам сразу не понравилось – не было должного лейкоцитоза. Обычно организм борется с болезнью, и содержание лейкоцитов резко повышается. А у него реакции организма не было, защита не срабатывала.

Надо сказать, Роман накануне почти всю неделю провел в Москве, приехал в Петербург только в пятницу. Спрашиваем, что ел в тот день. "Ничего", – отвечает, только пил. По всему выходит, отравился он еще в Москве.

Рому надо было знать – он был очень избирателен в еде, в последнее время вел вегетарианский образ жизни. Не знаю, с чем это было связано – со здоровьем или какими-то другими причинами, но в случайных местах он не ел.

Первые сутки я просто ночевал в его палате. Мы капали ему все необходимые препараты, защищали все органы, очень серьезно работали. Самочувствие стало получше. Но клиники отравления по-прежнему не было. И это меня очень смущало. Более того, лейкоциты потихоньку стали снижаться, их было сначала порядка семи тысяч, потом они опустились до четырех тысяч. У меня уже возникло подозрение, что все это неспроста. А Роман – он все больше молчал и на расспросы мои о том, что и где ел, толком не отвечал.

На всякий случай, я решил его дополнительно проверить. Обыскал все лаборатории в Петербурге в поисках тех, которые бы могли определить соли тяжелых металлов. Нашел только одну – с трудом уговорил сделать срочный анализ. Через три дня получаем ответ – все в норме, но в моче обнаружена ртуть. Она хоть и в пределах нормы, но все равно такого количества никто не ожидал.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая