04 Dec 2016 Sun 23:18 - Москва Торонто - 04 Dec 2016 Sun 16:18   

Тем временем самочувствие у него на фоне этой терапии понемногу улучшилось. Я отправил его на легкий массаж, и он стал потихоньку оживать. И в следующую пятницу Роман решил выписаться из больницы, более того, сам сел за руль и утверждал, что все у него пошло на поправку. Но лейкоциты все время падали, и в день выписки они у него уже были 2,5 тысячи. Я ему говорю – с такой кровью очень опасно, организм не сопротивляется, он открыт любой инфекции. Если мы на дне этого провала – это хорошо, а если нет? Но Роман настоял на выписке – я, мол, буду беречься.

Накануне мы собрали консилиум из ведущих врачей Петербурга […] обсудили все анализы, и я немного успокоился – никаких особо плохих прогнозов никто не делал. Мы думали, может, это […] лучевое отравление – клиника как при лучевой болезни. Но дозиметром посмотрели – все в пределах нормы.

Тем не менее в субботу я прислал ему домой медсестру, чтобы она поставила капельницу и взяла кровь на анализ. Она мне в воскресенье звонит: "Петр Ашотович, состояние мне его не нравится".

Я все бросил, приехал к нему – у него начался стоматит, такое ощущение, что содрали кожу с языка и губ. Симптоматика такая, как будто больному только что сделали курс химиотерапии. Мы думали, что это какая-то аллергическая реакция на какой-то препарат. Но нет такого препарата, который бы дал такую реакцию. Все было так, как будто ему сделали химиотерапию при лейкозе. Ведь смысл химиотерапии – убить опухоль, т. е. быстрорастущие клетки. Человек сначала ничего не замечает, а потом у него падают лейкоциты, начинается стоматит. Потом уже страдают клетки костного мозга, падают тромбоциты. И наступает третья стадия – в медицине она называется цитопиния. Это когда к больному подойти даже нельзя, он подхватывает любую инфекцию на расстоянии 5-7 метров. У Романа все было очень похоже на симптоматику при лечении лейкоза химией. К тому времени как раз началась вторая стадия – выраженная реакция, которая привела к опустошению костного мозга. Лейкоцитов была уже тысяча.

Мы опять собрали консилиум и сказали, что ему надо находиться в многопрофильной клинике, где есть служба переливания крови, инфекционисты. И профессор Голофинский предложил – давайте мы его возьмем к себе, на кафедру госпитальной терапии Медицинской академии. Там есть все, что нужно, любой специалист. Но Роман категорически отказался. […]

Наконец семья приняла решение положить его в 31-ю больницу. Я тут же позвонил своей знакомой из этой клиники, большой умнице – профессору Белогоровой. Попросил ее вернуться с дачи, а были выходные. Через три часа звонит мне. "Знаешь, – говорит, – там все плохо, он буквально расползается у нас на глазах. Это, – говорит, – очень похоже… есть такой гемотоксический яд, которым лечат лейкоз".

На следующий день я послал в эту клинику все результаты исследований, но было уже поздно – вскоре Роман умер.

Расследование было очень непрофессиональное. В тысячу раз менее серьезные дела рассматривались куда тщательнее. У меня даже историю болезни не запросили. А потом был один непонятный звонок. "Здравствуйте, – говорят, – Петр Ашотович, мы судебные эксперты такие-то. Очень бы хотелось ваше мнение услышать, что же это было". Я предложил им приехать. "Нет, – говорят, – давайте телеконференцию проведем". Хорошо. Я им всю клинику рассказал. Высказал свои предположения о гемотоксическом яде. Они это внимательно выслушали, а потом говорят мне: "Петр Ашотович, а мы-то выяснили, отчего он умер. У Романа Игоревича был рак предстательной железы, и он сам себя залечил лекарствами". Я им в ответ: "Как же вам не стыдно, вы что, с медсестрой разговариваете? Да я ему не просто ультразвуковые исследования все переделал, мы двадцать раз его с ног до головы смотрели, и уж поверьте, мы бы нашли этот рак, сто раз бы нашли. Да и какой рак вам даст полное опустошение костного мозга?! Кому вы это рассказываете?" Короче говоря, я им сказал так: "Мне с вами разговаривать неприятно, я вас не уважаю". И повесил трубку. Вот этот звонок меня и убедил, что вся эта история неспроста".

На отпевании Цепова в храме присутствовали Виктор Золотов (начальник Службы безопасности президента); Константин Ромодановский (начальник Главного управления собственной безопасности ФСБ); Андрей Новиков (на тот момент – начальник Главного управления МВД по Северо-Западному федеральному округу, а ныне заместитель министра); начальник ГУВД Санкт-Петербурга Михаил Ваничкин; спиртоводочный "олигарх" и член Совета Федерации от Ненецкого округа Александр Сабадаш; депутат Государственной думы Александр Невзоров; изгнанный из органов при Ельцине адвокат Дмитрий Якубовский; многолетний деловой партнер и сообщник по многим неафишируемым делам Барсуков-Кумарин.

На кладбище поехали лишь близкие друзья и родственники; в их числе – Барсуков-Кумарин. Взвод милиции почтил память Цепова выстрелами в воздух (по военным законам так могли хоронить офицеров в ранге не ниже полковника). Похоронен был Цепов на известном Серафимовском кладбище, где лежат и официальные родители Путина.

По факту смерти Цепова было возбуждено уголовное дело по ст. 105 УК России (убийство). Результаты расследования огласке не предавались. Однако по крайней мере одна газета – "Московские новости", – не называя по имени действующего президента России, обвинила в убийстве Цепова именно Путина. Автор статьи писал:

"Имя Цепова хорошо известно в Санкт-Петербурге. Но мало кто знает об истинном статусе этого человека. Лет семь назад в моем распоряжении оказался документ, составленный, судя по всему, одной из отечественных спецслужб. В документе утверждалось, что Цепов собирал дань с ряда петербургских казино для одного из высокопоставленных чиновников ФСБ. Информацию о Цепове я попытался проверить у следователя по особо важным делам Генпрокуратуры Юрия Ванюшина. Бригада, возглавляемая им, расследовала уголовное дело, связанное с поставками в Санкт-Петербург импортных товаров в обход таможни – через военный порт. Ванюшин (ныне покойный) подтвердил: по информации, которой располагала следственная бригада, Цепов действительно собирал с коммерческих предприятий деньги и лично передавал их "высокопоставленному чиновнику в Москве". Так что разговоры о некой особой роли Цепова, циркулирующие в обеих столицах, не лишены оснований. Например, о том, что масштаб коммерческих проектов, в которых он участвовал, соответствовал возрастающим возможностям того самого столичного чина, которому он в свое время доставлял черный нал".

"Столичным чином" был, конечно же, Путин.

Своеобразным постскриптумом к отравлению Цепова следует считать арест в августе 2007 г. в Санкт-Петербурге лидера "тамбовской" преступной группировки, бывшего вице-президента Петербургской топливной компании Владимира Барсукова-Кумарина. После переезда Путина в Москву Барсуков-Кумарин оставался в Санкт-Петербурге и был буквально забыт журналистами и правоохранительными органами. 22 августа 2007 г. неожиданно для всех, и прежде всего для самого себя, он был задержан в ходе беспрецедентной спецоперации с участием тридцати сотрудников прибывшего из Москвы отряда милиции особого назначения (ОМОНа).

24 августа 2007 г. санкт-петербургский районный суд по ходатайству генеральной прокуратуры выдал санкцию на арест Барсукова-Кумарина по обвинению его "в совершении преступлений, в том числе убийства и покушения на организацию заказного убийства с целью последующего завладения Санкт-Петербургским нефтяным терминалом", в "причастности к рейдерским захватам крупных объектов недвижимости, ряду заказных убийств и других особо тяжких преступлений", в частности, он подозревался в организации покушения на совладельца Петербургского нефтяного терминала Сергея Васильева весной 2006 г.

Барсукова-Кумарина можно было арестовать давно, оснований для этого было много. Но его арестовали только в 2007 г., причем по приказу из Москвы, а не по решению прокуратуры Санкт-Петербурга. Барсукова-Кумарина можно было убить, как убили многих крестных отцов русской мафии в России в последние годы. Никто не удивился бы такому убийству, тем более что на Барсукова-Кумарина неоднократно покушались собратья по криминальному миру. Но его оставили в живых как заложника, как носителя компромата против тех, кто хозяйничал в Санкт-Петербурге в 1990-е гг. Арестованный Барсуков-Кумарин был козырной картой в колоде корпорации ФСБ, готовившейся к президентским выборам 2008 г., страхующей себя от непредвиденных шагов прошлого президента корпорации и России – Владимира Путина. Барсукова-Кумарина могла ожидать участь Цепова. Но его приберегли, чтобы сделать тузом в партии против "столичного чина".


Попытка отравления Виктора Ющенко

Сентябрь 2004 г. выдался ударным. В этом месяце был отравлен кандидат в президенты Украины Виктор Ющенко.

5 сентября 2004 г., в разгар избирательной кампании, кандидат в президенты Украины Виктор Ющенко ужинал и вел переговоры на даче бывшего заместителя руководителя Службы безопасности Украины (СБУ) Владимира Сацюка. Тарас Залесский, еще один заместитель руководителя СБУ, присутствовал на этом ужине и подносил к столу Ющенко блюда с пловом. Блюдо Ющенко было отравлено. После ужина будущий президент почувствовал недомогание и 10 сентября был госпитализирован в австрийскую клинику "Рудольфинерхаус" (Rudolfinerhaus), где ему был поставлен диагноз: "острый панкреатит" с осложнениями, вызванными отравлением токсинами. Время отравления: примерно за пять дней до госпитализации.

В организме Ющенко были обнаружены химические вещества, которые обычно не содержатся в продуктах питания. В частности, группа американских врачей нашла в его крови высокотоксичный диоксин. Было известно, что с этим веществом еще несколько лет назад успешно работала одна из российских секретных лабораторий.

21 сентября генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело по факту отравления Ющенко. Подозреваемыми считались Владимир Сацюк, Тарас Залесский и Алексей Полетуха. Последний был старым знакомым Сацюка и работал вместе с ним в коммерческих структурах до назначения Сацюка заместителем директора СБУ. В 2001 г. Полетуха был объявлен в розыск в связи с финансовыми нарушениями, совершенными им на посту заместителя председателя правления банка "Украина", и покинул территорию страны. Согласно заявлению начальника украинского бюро Интерпола он до сих пор находится в розыске и, возможно, скрывается на территории России. Подозреваемым в деле об отравлении Ющенко он был объявлен потому, что, как предполагается, доставил диоксин для отравления Ющенко из России в Украину.

Сам президент Ющенко неоднократно заявлял, что знает своих отравителей, что диоксин, которым он был отравлен, произведен в России, что ему известно, кто и как переправлял яд в Украину, и что лица, причатные к его отравлению, находятся и скрываются на территории России. "Вы будете свидетелями очень поразительных для вас примеров роли и миссии многих политиков, в том числе и украинских, в моем отравлении", – заявил как-то Ющенко. И на этом остановился. Официально эта информация не была подтверждена, как не было официально объявлено и о подозреваемых.

После сентября 2004 г. было проведено несколько повторных экспертиз. Повторная экспертиза в конце мая 2006 г. вновь подтвердила наличие диоксина в организме Ющенко. Экспертизу провела комиссия из числа украинских специалистов, а также представителей США, Германии и Японии. Они подтвердили предыдущие выводы лабораторий Нидерландов, Германии, Великобритании и Бельгии о том, что в организме Ющенко содержится отравляющее вещество – диоксин.

По прошествии трех лет следствие формально продвинулось не сильно. Ющенко с тех пор делал несколько громких заявлений. В частности, 10 и 11 сентября 2007 г., в годовщину отравления, Ющенко заявил, что российское правительство отказывается выдать ключевых подозреваемых и предоставить улики, необходимые для раскрытия дела, и этим тормозит расследование его отравления диоксином в 2004 г. Украинский лидер сообщил, что яд, которым он был отравлен, производится только в США, Великобритании и России. США и Великобритания свои образцы давно предоставили. Россия же предоставить образцы отказывается. Ющенко еще раз указал, что подозреваемые в участии в его отравлении лица скрываются на территории России.

Уже 12 сентября Генеральная прокуратура Украины заявила, что правоохранительные органы России согласились на исследование российского диоксина. Заместитель руководителя секретариата президента Украины Александр Чалый заметил на это, что Генеральная прокуратура России ответила на ходатайство о проведении экспертизы диоксина российского производства лишь с шестого раза. Первые пять запросов остались без ответа. Было ясно, что Россия испугалась громких разоблачительных заявлений Ющенко, обвинявшего российские правоохранительные органы в соучастии в этом преступлении.


Отравления лидеров чеченских сепаратистов

19 марта 2002 г. был отравлен международный террорист саудо-аравийского происхождения, один из руководителей повстанческого движения в Чечне полевой командир Амир Хаттаб. Он был отравлен в Ножай-Юртовском районе Чечни посредством письма. ФСБ России сумела перехватить адресованное ему письмо из Саудовской Аравии и обработала его отравляющим веществом, вызывающим остановку сердца. 11 апреля ФСБ объявило об успешно проведенной операции. Согласно заявлению Центра общественных связей (ЦОС) ФСБ Хаттаб был ликвидирован в результате "тщательно спланированной спецоперации, обстоятельства которой будут рассекречены не ранее чем через 10 лет".

По одной из версий сотрудник дагестанского управления ФСБ офицер М. использовал для операции некоего Ибрагима Магомедова, молодого человека, аварца по национальности, уроженца селения Гимры Унцукульского района Дагестана. Ибрагим был доверенным лицом Хаттаба и выполнял при нем обязанности курьера. Он постоянно выезжал через Азербайджан и Турцию для получения денег и с деньгами возвращался в Чечню. В этом курьеру помогал М. Доверие Ибрагима Магомедова к М. было столь высоко, что последнему удалось обработать переданный для Хаттаба конверт с посланием спецраствором. Через два-три дня после прочтения письма Хаттаб умер. Вскоре пришла информация о том, что чеченскими боевиками был расстрелян житель Дагестана Ибрагим Алаури (он же – Магомедов), который, ни о чем не подозревая, доставил отравленное письмо Хаттабу.

1 июня 2004 г. представитель главы непризнанной Россией чеченской республики Ичкерия Аслана Масхадова в Грузии Хизри Алдамов, его сын и племянник были доставлены в тбилисскую больницу с диагнозом "отравление". В МВД Грузии установили, что машина Алдамовых была обработана отравляющим веществом, содержащим фосфор. Пострадавший утверждал, что его пытались убить по заказу ФСБ России.

Осенью 2004 г. в тюрьме был отравлен неизвестным препаратом приговоренный к девяти годам лишения свободы чеченский боевик Лече Исламов. После вынесения приговора, но перед отправкой в зону с Исламовым в тюрьме встретились трое представителей ФСБ, предложили сотрудничество и угостили чаем и бутербродами. Исламов сотрудничать с ФСБ отказался. Вскоре после этого разговора здоровье Исламова внезапно и резко ухудшилось. Тело покраснело, начала шелушиться и слезать кожа, поднялась высокая температура, начали выпадать волосы. Исламов стал стареть на глазах и вскоре скончался.


Попытка отравления Павла Басанца

В начале августа 2007 г. неизвестным ядом был отравлен в Москве 50-летний первый секретарь Западного окружкома КПРФ Павел Басанец, отец четверых детей. Басанец окончил Высшую Краснознаменную школу КГБ СССР им. Дзержинского, 10 лет служил во внешней разведке, в том числе был резидентом в Дрездене в те годы, когда там работал Путин. Свободно владел китайским, английским, индонезийским и малайским языками. 15 лет занимался боевыми единоборствами, имел коричневый пояс по карате. В 1991 г. не вышел из компартии, занимался партийной и общественной работой. В частности, был сопредседателем Комитета защиты прав граждан и членом Совета ветеранов труда, войны и правоохранительных органов. По политическим взглядам его следует отнести к сталинистам.

7 декабря 2006 г. на собрании, проходившем в здании ФСБ на Лубянке и посвященном 86-й годовщине образования внешней разведки, он выступил с резкой критикой Путина, назвав его предателем России, собственного народа и офицерской чести.

Реакция последовала незамедлительно. Басанец стал получать угрозы. Запугивали и его, и его детей. Коммунисты попытались исключить Басанца из своих рядов. Но исключение не прошло, хотя было предпринято шесть попыток. За Басанца заступились некоторые влиятельные коммунисты, в том числе члены Государственной думы.

Бывшие коллеги Басанца предупредили его о том, что на него "обижены" очень серьезные люди, что речь его на Лубянке ему не простят и что, скорее всего, будет предпринята попытка его устранения. В июле с Басанцом связались его бывшие коллеги по внешней разведке из одной из бывших республик СССР и предупредили, что на него готовится покушение. Они же предложили Басанцу покинуть Россию и уехать в одну из бывших союзных республик. Но Басанец отказался, понимая, что от ФСБ нельзя будет уйти и на новом месте.

В начале августа Басанец неожиданно почувствовал себя плохо – на теле выступила сыпь, обнаружилась резкая слабость. Симптомы не проходили, что для обычного пищевого отравления было не характерно. Состояние Басанца продолжало ухудшаться. К его лечению были привлечены серьезные медицинские специалисты. К концу августа помимо общих симптомов отравления у Басанца было диагностировано предынфарктное состояние и стабильно повышенное давление (ранее повышений давления у него вообще не фиксировалось; Басанец всегда отличался хорошим здоровьем и крепким телосложением). Лечащий врач Басанца считал отравление неизвестным ядом основным диагнозом.

В больницу Басанец не поехал, понимая, что там его добить будет проще. В конце августа он так комментировал свое состояние: "От госпитализации я отказался, сейчас лежу дома под капельницей. Думаю, это более безопасное место. Обследовавшие меня врачи, самое интересное, не нашли в моем организме аллергена. Эхокардиограмма показывает серьезный удар по сердцу. Но, если честно, сейчас я себя чувствую чуть лучше, чем три недели назад. Язвы на теле только не проходят".


Убийство Анны Политковской

7 октября 2006 г., в день рожденья Владимира Путина, в Москве была убита Анна Политковская. Опровергая версии о возможной причастности к этому убийству российской власти, президент Путин сказал: "Это убийство нанесло России больший урон, чем публикации А. Политковской".

В январе 2007 г. советник президента России Игорь Шувалов в ходе российско-германской встречи, состоявшейся в Берлине при участии бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шредера, поделился с журналистами сведениями, касающимися убийства Политковской:

"Мы воспринимаем убийство Политковской как провокацию. Президентом даны все указания по раскрытию данного преступления. Глупо связывать это убийство с руководством страны. Полоний – Литвиненко – Политковская – это все связано между собой. Есть сильные группировки, которые объединились друг с другом, чтобы постоянно вести наступление против курса президента и против него. Все эти убийства – это то, что нам наименее выгодно. С политической точки зрения это, кроме ущерба, ничего не приносит, а по-человечески, конечно, убитых жалко".

28 августа 2007 г. прокуратура России объявила об аресте нескольких человек, по версии прокуратуры причастных к убийству Анны Политковской и являвшихся организаторами и исполнителями убийства. Среди арестованных – сотрудник Московского управления ФСБ подполковник Павел Рягузов. По мнению генерального прокурора Юрия Чайки, эта же группа наемных убийц могла быть причастна к убийству американского журналиста, главного редактора русского издания журнала "Форбс" Пола Хлебникова в июле 2004 г.

Так как российская прокуратура проявляет явную нерешительность в определении заказчиков убийства Анны Политковской и Пола Хлебникова, попробуем определить вероятных заказчиков убийства сами. Начнем с Пола Хлебникова. Есть много версий его убийства. Правильная – одна. Пол Хлебников был убит героем своей книги "Разговор с варваром", изданной в июле 2003 г., Хож Ахмедом Тембакировичем Нухаевым, известным также под кличкой "Хожа".

В составленной некоторое время назад российскими правоохранительными органами базе данных организованных преступных группировок ему была дана следующая краткая характеристика: "1954 г. рождения, уроженец Киргизской ССР, житель Чечни. Ранее судим, способен на убийство. В Москве проживает без прописки на конспиративных квартирах".

О том, что Нухаев опасен, Хлебников знал. Распечатку базы данных об оргпреступности в сентябре 2001 г. ему передал в Нью-Йорке Юрий Фельштинский.

Нухаев неоднократно арестовывался, но всегда выпускался. Открытые в отношении его уголовные дела почему-то закрывались Верховным судом России. Нухаев воевал в Чечне; считалось, что на стороне сепаратистов. Был ранен, лечился в Австрии. Вернулся в Москву. В Москве жил в одной из лучших гостиниц. Давал интервью в студии "Останкино", находясь в федеральном розыске, но почему-то никем не разыскивался и не арестовывался. Его поручения выполнял агент ФСБ Макс Лазовский и куратор Лазовского кадровый сотрудник СВР Петр Суслов. Кем же мог быть этот человек? Ответ очевиден. Этот человек мог быть только высокопоставленным сотрудником центрального аппарата ФСБ. И это единственное объяснение его неуловимости и неприкосновенности.

Из российских журналистов в объяснении причин убийства Хлебникова дальше других продвинулась и ближе всех приблизилась к истине Юлия Латынина. В программе радиостанции "Эхо Москвы" она сказала, что "Хлебникова к Нухаеву послал Коржаков, бывший шеф Службы безопасности президента. Между ними были достаточно сложные отношения […] Эти отношения лучше всего описал сам Коржаков в своих мемуарах, когда он с явной обидой, будучи человеком достаточно недалеким, написал, что в книге Хлебникова "Крестный отец Кремля", посвященной Березовскому, "две трети написаны" с его слов. Именно Коржаков посылает Хлебникова к Нухаеву". Именно в издательстве Коржакова и бывшего его подчиненного, начальника отдела "П" Службы безопасности президента Валерия Стрелецкого "выходит эта книжка. Очевидно, что Коржаков лучше Хлебникова представляет себе чеченскую психологию и все, что может воспоследовать. Но интересно, что ни Коржаков, ни Стрелецкий ничего не говорят Хлебникову о возможных угрозах и потенциальной угрозе".

Коржаков и Стрелецкий не говорят Хлебникову о возможной угрозе, потому что весь проект был согласован на уровне руководства ФСБ. Кроме одного пункта – финансовой части. Нухаев согласился участвовать в написании книги Хлебникова, дискредитирующей чеченский народ, за деньги, которые Хлебников обещал выплатить из полученных за книгу гонораров. Какую именно сумму пообещал Хлебников Нухаеву, мы, наверное, никогда не узнаем. Но почему-то кажется, что эта сумма была круглой и не меньше миллиона долларов. На выплату денег Нухаев дал Хлебникову год. И когда не получил в срок деньги, убил Хлебникова – ровно через год после презентации книги – 9 июля 2004 г.


Страницы


[ 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 ]

предыдущая                     целиком                     следующая